биомолекула.ру. Взгляд изнутри.
 

Логин:
Пароль:


Вопрос к редакции

Размещение научной статьи

[16 ноября, 2009 г.]

Я хотел бы разместить свою стать на Вашем сайте.Что нужно для этого сделать? Вот текст статьи:
Предметные действия прокариот
(Опыт применения метода Е.П. Велихова, В.П. Зинченко, В.А. Лекторского
для анализа раздражимости прокариот)

I
В естествознании до 1988 года существовала необозначенная расплывчатая граница, отделяющая живые организмы, обладающие психикой, от живых организмов, психикой не обладающих. Психическая деятельность, трактуемая как взаимодействие ощущений, приписывалась высокоорганизованной материи. Появление ее предполагалось «на определенной ступени» биологической эволюции при этом граница этой ступени в науке не заявлена, (СЭС, изд. Советская Энциклопедия, Москва, 1980 г., с 1090). Высшая форма психики – сознание определена, но нижняя ее форма не определена.
Одноклеточные организмы отнесены к организмам не обладающим психикой, как не имеющие органов чувств, головного мозга и ощущений (СЭС, изд. Советская Энциклопедия, Москва, 1980 г., с 965).
В 1988 г. Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский проанализировали успехи науки в изучении сознания и, продолжая линию исследований Г.Г. Шпета, Л.С. Выгодского, А.И. Леонтьева, «заземлили» проблему сознания, включив в состав его образующих «биодинамическую ткань деятельности и действия» и предложили в качестве «прибора» для изучения сознания использовать «действия субъекта, обладающие порождающим свойством» (Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский, Сознание: опыт междисциплинарного подхода. Вопросы философии №11, 1988 г.).
В состав образующих сознания авторы включили: 1) биодинамическую ткань, 2) чувственную ткань образа, 3) значение и 4) смысл. В эти образующие ощущение включено косвенно, через чувственную ткань образа, значение и смысл, которые определены как составляющие не данные постороннему наблюдателю-исследователю. Такой подход позволяет при исследованиях психики индивида наблюдать не за его ощущениями, а за ненаблюдаемыми процессами в его организме, которые могут быть обозначены и обнаружены, хотя и ненаблюдаемы так, например, как обозначены ненаблюдаемые явления квантовой физики.
Таким образом «заземление» авторами проблемы сознания биодинамической тканью позволяет сделать вывод, что образующие сознания человека применимы в качестве образующих психики для всех живых организмов, обладающих психикой, так как природа живого движения у всех организмов основана на белках и всем организмам могут быть присущи ненаблюдаемые образующие психики, на что указывают осмысленные стремлением к жизни поведенческие реакции всех известных в биологии живых организмов. Это «заземление» также позволяет наделить психикой живые организмы, ранее отнесенные к организмам, психикой не обладающим, и разрушает необозначенную границу, отделяющую одноклеточные организмы от организмов, имеющих нервную систему, а, следовательно, способствует отделению исследований психики от исследований мозга.
Авторы также предложили новую методику для изучения сознания. Методика основана на том, что в процессе психической деятельности организма, недоступная для наблюдения чувственная ткань образа трансформируется в доступную для наблюдения биодинамическую ткань (живое движение). Предполагается, что исследователь путем изучения момента зарождения живого движения выйдет на ненаблюдаемую чувственную ткань образа и каким-то образом обозначит ее. Однако, ввиду исключительной сложности мозга Homo
sapiens
проследить момент зарождения живого мышечного движения в организме при исследовании сознания не удается. В формировании живого движения оказываются вовлеченными все структуры головного и спинного мозга. Нейрофизиология обозначает эти структуры пока в самом общем виде: подкорковая и корковая мотивацонные зоны, ассоциативная кора, базальные ганглии, мозжечок, таламус, двигательная кора, ствол мозга, спинно-мозговые нейроны, двигательные единицы (Ф. Блум, А. Лайзерсон, Л. Хофстеттер Мозг, разум и поведение, Москва, Мир, 1988 г.).
С одной стороны, сложность мозга затрудняет исследования, а с другой стороны, завораживает исследователя и провоцирует его искать психику в этой сложности (П.С. Черчланд, Важна ли нейронаука для философии?, Вопросы философии 2008, №5).
Анализ материалистических объяснений психики, проведенный С.Ф. Нагумановой, еще раз показывает, что одной сложности мозга не достаточно для объяснения психики (С.Ф. Нагуманова, Существует ли разрыв в материалистических объяснениях психики?, Вопросы философии, 2007, №1). Исследования наблюдаемых физических процессов в мозге, каким бы сложным не был мозг, не позволяют из них вывести психику.
Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский еще в 1988 году показали, что физические процессы в мозге являются продолжением ненаблюдаемых психических явлений (а не наоборот) – ненаблюдаемая чувственная ткань образа трансформируется в наблюдаемую биодинамическую ткань. Для обнаружения психики нужно уловить момент трансформации, момент зарождения живого движения, и как-то обозначить чувственную ткань образа.
«Заземление» авторами проблемы сознания позволяет исключить мозг из эксперимента и наблюдать за зарождением живого движения в простейших одноклеточных организмах.
Задача обнаружения момента зарождения живого движения облегчается при использовании достижений молекулярной биологии.

II

В 1953 году Уотсон и Крик открыли структуру молекулы ДНК и тем самым создали основы теории живого вещества (Джеймс Д. Уотсон, Двойная спираль, Москва, Мир, 1969 г.). Это открытие стимулировало процесс молекулярных исследований живых организмов. Исследования еще не закончены, но уже видно, что жизненный цикл любой живой клетки (а следовательно и жизненный цикл любого организма и вида) может быть описан с помощью химических реакций, в центре которых стоят химические реакции на молекуле ДНК.
Однако, описание жизненного цикла живого организма с помощью химических реакций является не полным описанием его жизни, так как из химических реакций автоматически не следует психика организма. Этому могут быть две причины:
1) для понимания жизненного цикла клетки науке достаточно рассмотреть его в объеме межатомных химических реакций. А для понимания взаимодействия клеток в многоклеточных организмах анализа межатомных процессов может оказаться недостаточным и потребуется исследование внутриатомных процессов в молекулах;
2) в связи с тем, что психика в химических реакциях может быть доступна для исследователя только как ненаблюдаемые явления, то исследователь эти явления не замечает. Для обнаружения психики нужны другие методы.
Для изучения психики организма Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский предложили наблюдать не за отвлеченными живыми движениями организма человека, а за его движениями по присвоению предмета – предметными действиями. В предметных действиях отражается образ предмета, существующий в чувственной ткани образа, и следовательно, наблюдая за зарождением движения, можно будет легко обнаружить чувственную ткань образа. Предметные действия по присвоению пищи (предметов, содержащих пищу) присущи всем живым организмам. Такими предметами в случае прокариот служат пищевые молекулы (молекулы глюкозы, лактозы, аминокислот, и т.д.). Результаты исследований процессов метаболизма прокариот, представленные в научной литературе, позволяют проследить за зарождением живого движения в организме бактерии E.сoli при присвоении молекул глюкозы и лактозы.
В работе прослежено зарождение живого движения в организме бактерии E.сoli, используя описание молекулярных процессов в прокариотах, представленное И.В. Гусевым и Л.А. Минеевой в книге Микробиология, Издательский Центр Академия, 2003 г.

III
Бактерия E.Coli пасется на молекулярных лугах, при этом в ее поведении обнаруживается не меньше психики, чем у коровы, пасущейся на зеленых лугах.
Бактерия бродит по молекулярному лугу и выбирает те молекулы, которые ей нравятся, при этом предпочитает молекулы глюкозы.
Если молекулы глюкозы на лугах кончаются, она начинает выбирать молекулы лактозы, а затем и другие более «грубые» молекулы. Если пища кончается, то бактерия погибает.
Пищевые молекулы бактерия захватывает и транспортирует их внутрь клетки (заглатывает) с помощью транспортных белков, встраиваемых в мембрану клетки. Для каждого вида пищевых молекул синтезируется свой именной транспортный белок. Синтез транспортных белков находится под контролем тех же механизмов, что и синтез ферментов (белков) внутриклеточных процессов.

IV
Существует некоторая начальная, стандартная «глюкозная» ситуация, когда на хромосоме транскрибируются конститутивные белки, обеспечивающие транспорт глюкозы внутрь клетки и метаболизм глюкозы внутри клетки, завершающийся через 20 минут делением клетки. В этой ситуации все процессы согласованы за счет индивидуальной интенсивности транскрипции отдельных генов, которая достигнута за счет разного сродства промоторов (имеющих разные последовательности нуклеотидов) с полимеразой.
Предметные действия над молекулой глюкозы за пределами клетки совершает транспортный белок, внутри клетки присвоение глюкозы производят ферменты. Инициатором всех этих предметных действий является хромосома. Именно она с помощью промоторов приводит в согласованное движение все структуры клетки, участвующие в предметных действиях по присвоению молекулы глюкозы.

V
Переход E.сoli от питания глюкозой на питание лактозой описывается процессами под общим названием катаболитная репрессия, суть которой состоит в том, что транспортный белок глюкозы подавляет транскрипцию генов транспортных белков других сахаров до тех пор, пока он «жует» и заглатывает молекулы глюкозы (пока глюкоза есть во внешней среде). Если во внешней среде глюкоза израсходована, транспортный белок перестает заглатывать молекулы глюкозы и, как следствие, перестает использовать энергию фосфорилирования, которая через аденилатциклазу, цАМФ и аллостерический белок индуцирует транскрипцию генов менее эффективных сахаров, в том числе лактозы.
При накоплении глюкозы в окружающей среде, в клетке снижается концентрация цАМФ, аллостерический белок отсоединяется от промоторов лактозных генов, их транскрипция репрессируется и орган, обеспечивавший клетке питание лактозой, «исчезает».
Таким образом, при отсутствии в окружающей среде глюкозы, хромосома создает временный орган (систему белков) для питания лактозой.

VI
При создания временного органа проявляются порождающее действие и рефлексивные компоненты живого движения. Когда транспортный белок прекращает заглатывать молекулы глюкозы в связи с их отсутствием он через цАМФ и аллостерический белок сообщает хромосоме: «вокруг глюкозы нет» и индуцирует транскрипцию генов временных органов других сахаров.
Учитывая то, что деятельность временного органа изменяет внешнюю среду, предметные действия можно представить как последовательность действий хромосомы по созданию все новых временных органов, создающих все новую окружающую среду:
С→О→С1→О1→С2→О2→...,
где С - исходная среда;
С1, С2,.. - новые среды;
О - исходный орган;
O1, O2,.. - новые органы.
Таким образом, при изменении параметров окружающей среды «ткань» хромосомы трансформируется в биодинамическую ткань нового временного органа по сигналу предыдущего временного органа.

VII
Переход E.сoli с питания глюкозой на питание лактозой инициируется путем присоединения к промоторам лактозных генов аллостерического белка. Ферментативное воздействие аллостерического белка на реакцию присоединения полимеразы к промотору состоит в том, что белок, не меняя радикально структуру промотора, смещает относительно друг друга отдельные нуклеотиды промотора и увеличивает сродство промотора к полимеразе. Точно так полимераза, перемещаясь по нуклеотидам гена, смещает по очереди каждый нуклеотид, увеличивая их сродство к рибозным нуклеотидам РНК, в результате чего транскрибируется иРНК.
То есть, создание временного органа сопровождается смещением нуклеотидов хромосомы белками, участвующими в транскрипции. Эти смещения носят местный характер, касаются индивидуально отдельных пар нуклеотидов и не передаются вдоль хромосомы. Они изменяют электронную структуру пар и передаются внутрь вещества молекулы ДНК и не передаются больше ни какими структурами кроме внешнего наблюдателя-исследователя.
Возможности наблюдателя-исследователя ограничены с одной стороны принципом неопределенности В.Гейзенберга, действующем в квантовом мире, куда уходят изменения структуры вещества, с другой стороны бесконечной глубиной самого вещества, что является причиной субъективности.
Сам наблюдатель ощущает всю глубину своего вещества, так как сам является этим веществом, однако наблюдать (ощущать) изменения в глубине вещества хромосомы не в состоянии, их может ощущать только сама хромосома.
Наблюдатель мог бы ощущать процессы в веществе хромосомы, если бы смог подключиться к его электронной структуре. Характерно, что именно такое явление наблюдается в двухспиральной молекуле ДНК, когда на одной спирали транскрибируется молекула РНК, а на комплементарной ей спирали отражается этот процесс через слабые водородные связи между спаренными нуклеотидами.

VIII
Присоединение аллостерического белка к промоторам генов других сахаров обеспечивает синтез именных транспортных белков этих сахаров и поиск их молекул в окружающей среде, при этом ферменты катаболизма этих сахаров внутри клетки остаются репрессированными именными репрессорами этих сахаров.
После обнаружения в окружающей среде данного сахара (например, лактозы) и заглатывания его молекулы внутрь клетки, молекула сахара присоединяется к своему именному репрессору и индуцирует синтез ферментов для своего катаболизма.
Механизм действия именного репрессора аналогичен механизму действия аллостерического белка, только белок, присоединяясь к промотору, увеличивает сродство полимеразы к промотору, а именной репрессор, присоединяясь к оператору, уменьшает сродство полимеразы к оператору. Кроме того, аллостерический белок является именным для группы родственных молекул (например, «все сахара кроме глюкозы»), а именной репрессор является именным для данной молекулы (например, «репрессор лактозы»).
Ферменты катаболизма лактозы записаны на ДНК под одним именным оператором «лактоза» и далее следуют запись ферментов, что обозначает: «в молекуле лактозы разорвать химическую связи «а», затем «б» и так далее». То есть на ДНК в виде текста записано значение («лактоза») и далее смысл («использовать так»).
Таким образом, трансформация «ткани» хромосомы в биодинамическую ткань сопровождается ненаблюдаемыми процессами в веществе хромосомы, при этом эти ненаблюдаемые процессы сохраняют свои именные признаки, что является предпосылкой для возможной вербализации.
Можно предполагать, что ненаблюдаемые образующие сознания человека «значение» и «смысл» также являются процессами в веществе генома человека, связанными с транскрипцией. Избыточность генома человека (С.Д. Хайтун, Феномен «избыточности» мозга, генома и других развитых органических и социальных структур, В.Ф.№ 3, 2003г.) является аргументом в пользу такой возможности.
С.Д. Хайтун объясняет избыточность генома необходимостью гибкого реагирования на различные условия окружающей среды при поэтапном развертывании наследственной информации в соответствии с этими условиями в эпигенезе, но в биологии давно замечено, что не существует четкой границы между физиологическими и поведенческими реакциями организма: «когда животное растет, то при этом тоже можно сказать, что оно что-то делает» (К. Вилли, В. Детье, Биология, Москва, Мир, 1974 г., с.611). При взаимодействии генома с мозгом мозг обеспечивает автоматизм реакции на знакомое раздражение, а геном определяет смысл новых незнакомых раздражений и разрешает (или запрещает) мозгу реагировать автоматически мышечным движением на эти новые раздражения.

IX

Описание психических процессов в живых организмах в виде взаимодействия четырех образующих по Е.П. Велихову, В.П. Зинченко, В.А Лекторскому позволяет представить процессы раздражимости прокариот в виде молекулярных процессов жизнедеятельности клетки, при этом процессом трансформации чувственной ткани образа в биодинамическую ткань является реакция транскрипции именных генов молекулы ДНК, рефлексивным актом биодинамической ткани является катаболитная репрессия, а ненаблюдаемыми процессами раздражимости являются именные изменения внутриатомной структуры вещества молекулы ДНК, сопровождающие реакцию транскрипции.
Вывод.
Чувственной тканью образа бактерии E.сoli является ее хромосома. Она содержит в себе образы структуры молекул глюкозы и лактозы в виде глюкозных и лактозных генов. Реакция транскрипции этих генов сопровождается именными ненаблюдаемыми явлениями в веществе хромосомы и является моментом зарождения живого движения.
© Маркевич Борис Николаевич, ул. Школьная, д.72, с.Панфилово, Муромский район, Владимирская обл., 602208. 06.02.2009 г.

Вопрос задал: ynota.

Число просмотров: 293.

Вернуться в раздел «Вопрос к редакции»

 

Комментарии

(Оставить комментарий) (показывать сначала старые комментарии)

Re: Размещение научной статьи

Старокадомский Петр — 17 ноября, 2009 г. 18:31. (ссылка) (свернуть ветвь)

Глубокоуважаемый Борис Николаевич
К нашему огромному сожалению мы не можем разместить вашу статью у нас на сайте. Дело в том, что Биомолекула - это узко-специализированный сайт, освещающий основные прикладные направления структурной и молекулярной биологии, и связанные с ними проблемы.
Ваша статья не о молекулярной биологии - это философский анализ понятий психики и познания окружающего мира через химические реакции. Вы смотрите на молекулярные процессы под другим углом, и видите интересные аналогии между микро- и макро-мирами. Однако мы, коллектив "Биомолекулы", являемся специалистами-биологами и не претендуем на лавры философии. Мы стараемся добротно подавать читателям только те области. в которых уверенно разбираемся сами.
Рекомендуем вам попробовать опубликовать вашу статью на других сайтах, например www.evolbiol.ru, www.elementy.ru, www.methodolog.ru, www.strf.ru, www.philosophy.ru.

С уважением,
Старокадомский Петр от лица редакции

(ответить)

Re: Re: Размещение научной статьи

Маркевич Б.Н. — 19 июля, 2011 г. 18:56. (ссылка) (свернуть ветвь)

На Вашем сайте с 2009г моя статья о молекулярной природе психики и комментарий Петра Старокадомского, за что я Вам и господину Старокадомскому благодарен. Однако, мои описания молекулярных процессов для Биомолекулы не представляют интереса, а описания психических процессов восприняты как философствования, не имеющие под собой молекулярной сущности. Характерно, что психологи наоборот не воспринимают в статье описание молекулярных процессов, что усугубляет мою ситуацию. Понимая это, я расширил контекст и дополнил статью описанием молекулярного кода зрительных и слуховых ощущений, что, по моему мнению, объединяет биомолекулу и психику на уровне химической формулы. Так ли это? Текст статьи:
Вещь, ощущение, идея.
(Молекулярный код зрительных и слуховых ощущений).
В основе теоретических представлений о сознании лежат понятия идеи и вещи, которые ввел в науку Платон из Афин (428 или 427 до н. э. - 348 или 347 до н. э.). По Платону идеи суть вечные и неизменные умопостигаемые прообразы вещей, содержащиеся в душе. Вещи - подобие и отражение идей. Познание — воспоминание души об идеях, которые она созерцала до воссоединения с телом. Любовь к идее (Эрос) является побудительной причиной духовного восхождения.
В начале нашей эры Иисус из Назарета (0 — 33) объединил в религиозном учении идеи бога, добра, истины в одном образе бога и представил духовную жизнь человека как стремление (любовь) к богу (истине, добру). Любовь к идее (Эрос) направила христиан по пути восхождения к истине. Преодолевая консерватизм церкви, христианский мир в своем стремлении достиг результатов олицетворяемых именами: Колумба (1451—1506), Коперника (1472—1543), Магеллана (1480—1521), Галилея (1564—1642), Левенгука (1632—1728), Ньютона (1643—1727), Линнея (1707—1778).
Имея на руках эти результаты Кант (1724—1804) разработал космологическую гипотезу происхождения Солнечной системы и развил теоретические представления Платона о сознании. По Канту идеи состоят из ощущений, объективным источником которых являются непознаваемые «вещи в себе». Идеи синтезируются из хаоса ощущений благодаря условиям познания – общезначимым априорным формам (по Платону душа). Все индивиды подчиняются категорическому императиву – безусловное общеобязательное формальное правило поведения (по Платону Эрос).
В дальнейшем естествознание сосредоточилось на изучении «вещи в себе» и ощущения, как источнике идей, а философия на изучении идеи, как источнике морали, нравственности, религии, идеологии, искусства, науки, и т. д. Теория Дарвина (1809—1882) установила эволюционное единство природы ощущений по происхождению. Периодический закон Менделеева (1834—1907) установил единство природы вещей по их атомной структуре.
Маркс (1818—1883) установил, что ощущение предметов индивидуумом с помощью органов чувств, несет в себе отношение к предмету и является виртуальным присвоением предмета. Такая трактовка ощущения конкретизирует понятие Эроса Платона и категорического императива Канта.
Гипотеза Опарина (1894—1980) о происхождении жизни, являющаяся продолжением гипотезы Канта о происхождении Солнечной системы, предполагает, что природа ощущений вытекает из природы вещей.
Выготский(1896—1934) и Шпет (1879—1938) установили, что ощущения и идеи структурированы и состоят из значения и смысла, при этом смысл является той частью ощущения и идеи в которой содержится виртуальное присвоение по Марксу. Для осуществления трансформации значения в смысл Леонтьев (1903--1979) ввел в состав сознания чувственную ткань образа, которая по своей функции соответствует душе Платона и априорным формам Канта, однако, уже конкретизирована понятием «ткань», приближающимся к понятию «вещь».
К концу 20-го столетия в естествознании утвердились представления о том, что сознание человека является высшей формой психики, а низшие формы психики присущи и другим отдельным видам живых организмов, при этом до 1988 года существовала не обозначенная, расплывчатая граница, отделяющая живые организмы, обладающие психикой, от живых организмов, психикой не обладающих.
Психическая деятельность, трактуемая как взаимодействие ощущений, приписывалась высокоорганизованной материи. Появление ее предполагалось «на определенной ступени» биологической эволюции при этом граница этой ступени в науке не заявлена, (СЭС, изд. Советская Энциклопедия, Москва, 1980 г., с 1090). Высшая форма психики – сознание определена, но нижняя ее форма не определена.
Одноклеточные организмы отнесены к организмам не обладающим психикой, как не имеющие органов чувств, головного мозга и ощущений (СЭС, изд. Советская Энциклопедия, Москва, 1980 г., с 965).
I. Предметные действия прокариот
(Опыт применения метода Е.П. Велихова, В.П. Зинченко, В.А. Лекторского
для анализа раздражимости прокариот)
I.I
В 1988 г. Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский проанализировали успехи науки в изучении сознания и, продолжая линию исследований Г.Г. Шпета, Л.С. Выгодского, А.И. Леонтьева, «заземлили» проблему сознания, включив в состав его образующих «биодинамическую ткань деятельности и действия» и предложили в качестве «прибора» для изучения сознания использовать «действия субъекта, обладающие порождающим свойством» (Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский, Сознание: опыт междисциплинарного подхода. Вопросы философии №11, 1988 г.).
В состав образующих сознания авторы включили: 1) биодинамическую ткань, 2) чувственную ткань образа, 3) значение и 4) смысл. В эти образующие ощущение включено косвенно, через чувственную ткань образа, значение и смысл, которые определены как составляющие не данные постороннему наблюдателю-исследователю. Такой подход позволяет при исследованиях психики индивида наблюдать не за его ощущениями, а за ненаблюдаемыми процессами в его организме, которые могут быть обозначены и обнаружены, хотя и ненаблюдаемы так, например, как обозначены ненаблюдаемые явления квантовой физики.
Таким образом «заземление» авторами проблемы сознания биодинамической тканью позволяет сделать вывод, что образующие сознания человека применимы в качестве образующих психики для всех живых организмов, обладающих психикой, так как природа живого движения у всех организмов основана на белках и всем организмам могут быть присущи ненаблюдаемые образующие психики, на что указывают осмысленные стремлением к жизни поведенческие реакции всех известных в биологии живых организмов. Это «заземление» также позволяет наделить психикой живые организмы, ранее отнесенные к организмам, психикой не обладающим, и разрушает необозначенную границу, отделяющую одноклеточные организмы от организмов, имеющих нервную систему, а, следовательно, способствует отделению исследований психики от исследований мозга.
Авторы также предложили новую методику для изучения сознания. Методика основана на том, что в процессе психической деятельности организма, недоступная для наблюдения чувственная ткань образа трансформируется в доступную для наблюдения биодинамическую ткань (живое движение). Предполагается, что исследователь путем изучения момента зарождения живого движения выйдет на ненаблюдаемую чувственную ткань образа и каким-то образом обозначит ее. Однако, ввиду исключительной сложности мозга Homo sapiens проследить момент зарождения живого мышечного движения в организме при исследовании сознания не удается. В формировании живого движения оказываются вовлеченными все структуры головного и спинного мозга. Нейрофизиология обозначает эти структуры пока в самом общем виде: подкорковая и корковая мотивационные зоны, ассоциативная кора, базальные ганглии, мозжечок, таламус, двигательная кора, ствол мозга, спинно-мозговые нейроны, двигательные единицы (Ф. Блум, А. Лайзерсон, Л. Хофстеттер Мозг, разум и поведение, Москва, Мир, 1988 г.).
С одной стороны, сложность мозга затрудняет исследования, а с другой стороны, завораживает исследователя и провоцирует его искать психику в этой сложности (П.С. Черчланд, Важна ли нейронаука для философии?, Вопросы философии 2008, №5).
Анализ материалистических объяснений психики, проведенный С.Ф. Нагумановой, еще раз показывает, что одной сложности мозга не достаточно для объяснения психики (С.Ф. Нагуманова, Существует ли разрыв в материалистических объяснениях психики?, Вопросы философии, 2007, №1). Исследования наблюдаемых физических процессов в мозге, каким бы сложным не был мозг, не позволяют из них вывести психику.
Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский еще в 1988 году показали, что физические процессы в мозге являются продолжением ненаблюдаемых психических явлений (а не наоборот) – ненаблюдаемая чувственная ткань образа трансформируется в наблюдаемую биодинамическую ткань. Для обнаружения психики нужно уловить момент трансформации, момент зарождения живого движения, и как-то обозначить чувственную ткань образа.
«Заземление» авторами проблемы сознания позволяет исключить мозг из эксперимента и наблюдать за зарождением живого движения в простейших одноклеточных организмах.
Задача обнаружения момента зарождения живого движения облегчается при использовании достижений молекулярной биологии.
I.II
В 1953 году Уотсон и Крик открыли структуру молекулы ДНК и тем самым создали основы теории живого вещества (Джеймс Д. Уотсон, Двойная спираль, Москва, Мир, 1969 г.). Это открытие стимулировало процесс молекулярных исследований живых организмов. Исследования еще не закончены, но уже видно, что жизненный цикл любой живой клетки (а следовательно и жизненный цикл любого организма и вида) может быть описан с помощью химических реакций, в центре которых стоят химические реакции на молекуле ДНК.
Однако, описание жизненного цикла живого организма с помощью химических реакций является не полным описанием его жизни, так как из химических реакций автоматически не следует психика организма. Этому могут быть две причины:
1) для понимания жизненного цикла клетки науке достаточно рассмотреть его в объеме межатомных химических реакций. А для понимания взаимодействия клеток в многоклеточных организмах анализа межатомных процессов может оказаться недостаточным и потребуется исследование внутриатомных процессов в молекулах;
2) в связи с тем, что психика в химических реакциях может быть доступна для исследователя только как ненаблюдаемые явления, то исследователь эти явления не замечает. Для обнаружения психики нужны другие методы.
Для изучения психики организма Е.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский предложили наблюдать не за отвлеченными живыми движениями организма человека, а за его движениями по присвоению предмета – предметными действиями. В предметных действиях отражается образ предмета, существующий в чувственной ткани образа, и следовательно, наблюдая за зарождением движения, можно будет легко обнаружить чувственную ткань образа. Предметные действия по присвоению пищи (предметов, содержащих пищу) присущи всем живым организмам. Такими предметами в случае прокариот служат пищевые молекулы (молекулы глюкозы, лактозы, аминокислот, и т.д.). Результаты исследований процессов метаболизма прокариот, представленные в научной литературе, позволяют проследить за зарождением живого движения в организме бактерии E.сoli при присвоении молекул глюкозы и лактозы(Ф. Жакоб и Ж.Моно 1961г.).
В работе прослежено зарождение живого движения в организме бактерии E.сoli, используя описание молекулярных процессов в прокариотах, представленное И.В. Гусевым и Л.А. Минеевой в книге Микробиология, Издательский Центр Академия, 2003 г.
I.III
Бактерия E.Coli пасется на молекулярных лугах, при этом в ее поведении обнаруживается не меньше психики, чем у коровы, пасущейся на зеленых лугах.
Бактерия бродит по молекулярному лугу и выбирает те молекулы, которые ей нравятся, при этом предпочитает молекулы глюкозы.
Если молекулы глюкозы на лугах кончаются, она начинает выбирать молекулы лактозы, а затем и другие более «грубые» молекулы. Если пища кончается, то бактерия погибает.
Пищевые молекулы бактерия захватывает и транспортирует их внутрь клетки (заглатывает) с помощью транспортных белков, встраиваемых в мембрану клетки. Для каждого вида пищевых молекул синтезируется свой именной транспортный белок. Синтез транспортных белков находится под контролем тех же механизмов, что и синтез ферментов (белков) внутриклеточных процессов.
I.IV
Существует некоторая начальная, стандартная «глюкозная» ситуация, когда на хромосоме транскрибируются конститутивные белки, обеспечивающие транспорт глюкозы внутрь клетки и метаболизм глюкозы внутри клетки, завершающийся через 20 минут делением клетки. В этой ситуации все процессы согласованы за счет индивидуальной интенсивности транскрипции отдельных генов, которая достигнута за счет разного сродства промоторов (имеющих разные последовательности нуклеотидов) с полимеразой.
Предметные действия над молекулой глюкозы за пределами клетки совершает транспортный белок, внутри клетки присвоение глюкозы производят ферменты. Инициатором всех этих предметных действий является хромосома. Именно она с помощью промоторов приводит в согласованное движение все структуры клетки, участвующие в предметных действиях по присвоению молекулы глюкозы.
I.V
Переход E.сoli от питания глюкозой на питание лактозой описывается процессами под общим названием катаболитная репрессия, суть которой состоит в том, что транспортный белок глюкозы подавляет транскрипцию генов транспортных белков других сахаров до тех пор, пока он «жует» и заглатывает молекулы глюкозы (пока глюкоза есть во внешней среде). Если во внешней среде глюкоза израсходована, транспортный белок перестает заглатывать молекулы глюкозы и, как следствие, перестает использовать энергию фосфорилирования, которая через аденилатциклазу, цАМФ и аллостерический белок индуцирует транскрипцию генов менее эффективных сахаров, в том числе лактозы.
При накоплении глюкозы в окружающей среде, в клетке снижается концентрация цАМФ, аллостерический белок отсоединяется от промоторов лактозных генов, их транскрипция репрессируется и орган, обеспечивавший клетке питание лактозой, «исчезает».
Таким образом, при отсутствии в окружающей среде глюкозы, хромосома создает временный орган (систему белков) для питания лактозой.
I.VI
При создания временного органа проявляются порождающее действие и рефлексивные компоненты живого движения. Когда транспортный белок прекращает заглатывать молекулы глюкозы в связи с их отсутствием он через цАМФ и аллостерический белок сообщает хромосоме: «вокруг глюкозы нет» и индуцирует транскрипцию генов временных органов других сахаров.
Учитывая то, что деятельность временного органа изменяет внешнюю среду, предметные действия можно представить как последовательность действий хромосомы по созданию все новых временных органов, создающих все новую окружающую среду:
С?О?С1?О1?С2?О2?...,
где С - исходная среда;
С1, С2,.. - новые среды;
О - исходный орган;
O1, O2,.. - новые органы.
Таким образом, при изменении параметров окружающей среды «ткань» хромосомы трансформируется в биодинамическую ткань нового временного органа по сигналу предыдущего временного органа.
I.VII
Переход E.сoli с питания глюкозой на питание лактозой инициируется путем присоединения к промоторам лактозных генов аллостерического белка. Ферментативное воздействие аллостерического белка на реакцию присоединения полимеразы к промотору состоит в том, что белок, не меняя радикально структуру промотора, смещает относительно друг друга отдельные нуклеотиды промотора и увеличивает сродство промотора к полимеразе. Точно так полимераза, перемещаясь по нуклеотидам гена, смещает по очереди каждый нуклеотид, увеличивая их сродство к рибозным нуклеотидам РНК, в результате чего транскрибируется иРНК.
То есть, создание временного органа сопровождается смещением нуклеотидов хромосомы белками, участвующими в транскрипции. Эти смещения носят местный характер, касаются индивидуально отдельных пар нуклеотидов и не передаются вдоль хромосомы. Они изменяют электронную структуру пар и передаются внутрь вещества молекулы ДНК и не передаются больше ни какими структурами кроме внешнего наблюдателя-исследователя.
Возможности наблюдателя-исследователя ограничены с одной стороны принципом неопределенности В.Гейзенберга, действующем в квантовом мире, куда уходят изменения структуры вещества, с другой стороны бесконечной глубиной самого вещества, что является причиной субъективности.
Сам наблюдатель ощущает всю глубину своего вещества, так как сам является этим веществом, однако наблюдать (ощущать) изменения в глубине вещества хромосомы не в состоянии, их может ощущать только сама хромосома.
Наблюдатель мог бы ощущать процессы в веществе хромосомы, если бы смог подключиться к его электронной структуре. Характерно, что именно такое явление наблюдается в двухспиральной молекуле ДНК, когда на одной спирали транскрибируется молекула РНК, а на комплементарной ей спирали отражается этот процесс через слабые водородные связи между спаренными нуклеотидами.
I.VIII
Присоединение аллостерического белка к промоторам генов других сахаров обеспечивает синтез именных транспортных белков этих сахаров и поиск их молекул в окружающей среде, при этом ферменты катаболизма этих сахаров внутри клетки остаются репрессированными именными репрессорами этих сахаров.
После обнаружения в окружающей среде данного сахара (например, лактозы) и заглатывания его молекулы внутрь клетки, молекула сахара присоединяется к своему именному репрессору и индуцирует синтез ферментов для своего катаболизма.
Механизм действия именного репрессора аналогичен механизму действия аллостерического белка, только белок, присоединяясь к промотору, увеличивает сродство полимеразы к промотору, а именной репрессор, присоединяясь к оператору, уменьшает сродство полимеразы к оператору. Кроме того, аллостерический белок является именным для группы родственных молекул (например, «все сахара кроме глюкозы»), а именной репрессор является именным для данной молекулы (например, «репрессор лактозы»).
Ферменты катаболизма лактозы записаны на ДНК под одним именным оператором «лактоза» и далее следуют запись ферментов, что обозначает: «в молекуле лактозы разорвать химическую связи «а», затем «б» и так далее». То есть на ДНК в виде текста записано значение («лактоза») и далее смысл («использовать так»).
Таким образом, трансформация «ткани» хромосомы в биодинамическую ткань сопровождается ненаблюдаемыми процессами в веществе хромосомы, при этом эти ненаблюдаемые процессы сохраняют свои именные признаки, что является предпосылкой для возможной вербализации.
Можно предполагать, что ненаблюдаемые образующие сознания человека «значение» и «смысл» также являются процессами в веществе генома человека, связанными с транскрипцией. Избыточность генома человека (С.Д. Хайтун, Феномен «избыточности» мозга, генома и других развитых органических и социальных структур, В.Ф.№ 3, 2003г.) является аргументом в пользу такой возможности.
С.Д. Хайтун объясняет избыточность генома необходимостью гибкого реагирования на различные условия окружающей среды при поэтапном развертывании наследственной информации в соответствии с этими условиями в эпигенезе, но в биологии давно замечено, что не существует четкой границы между физиологическими и поведенческими реакциями организма: «когда животное растет, то при этом тоже можно сказать, что оно что-то делает» (К. Вилли, В. Детье, Биология, Москва, Мир, 1974 г., с.611). При взаимодействии генома с мозгом мозг обеспечивает автоматизм реакции на знакомое раздражение, а геном определяет смысл новых незнакомых раздражений и разрешает (или запрещает) мозгу реагировать автоматически мышечным движением на эти новые раздражения.
I.IX
Описание психических процессов в живых организмах в виде взаимодействия четырех образующих по Е.П. Велихову, В.П. Зинченко, В.А Лекторскому позволяет представить процессы раздражимости прокариот в виде молекулярных процессов жизнедеятельности клетки, при этом процессом трансформации чувственной ткани образа в биодинамическую ткань является реакция транскрипции именных генов молекулы ДНК, рефлексивным актом биодинамической ткани является катаболитная репрессия, а ненаблюдаемыми процессами раздражимости являются именные изменения внутриатомной структуры вещества молекулы ДНК, сопровождающие реакцию транскрипции.
Вывод.
Чувственной тканью образа бактерии E.сoli является ее хромосома. Она содержит в себе образы структуры молекул глюкозы и лактозы в виде глюкозных и лактозных генов. Реакция транскрипции этих генов сопровождается именными ненаблюдаемыми явлениями в веществе хромосомы и является моментом зарождения живого движения.
II. Чувственная ткань образа
Представленный выше анализ молекулярных процессов жизнедеятельности прокариот с использованием метода предметных действий, предложенного в 1988 г. Е.П Велиховым и соавторами для изучения сознания позволяет обнаружить чувственную ткань образа живого организма в виде его хромосомы.
Образ предмета в виде ощущения его значения и смысла синтезируется в веществе хромосомы при смещении её структурных элементов, осуществляемом белками, взаимодействующими с одной из спиралей молекулы ДНК в процессе транскрипции, что указывает на способность вещества ощущать смещение своих структурных элементов.
Гипотезы о таких свойствах вещества (панпсихизм) в том или ином виде высказывались неоднократно, например, С.Л. Франком в 1926 г. (С.Л. Франк, Смысл жизни, Вопросы философии №6, 1990), однако привести экспериментальные доказательства этой гипотезы или опровергнуть её экспериментом до настоящего времени не удавалось.
В советской науке панпсихизм причислен к идеализму (СЭС, М: Советская энциклопедия, 1980 г., С.974.), в связи с чем, представление о молекуле ДНК, как о чувственной ткани образа вызывают у многих сильные возражения, обычно в виде следующей критики: «Аналогичным рассуждением можно было бы наделить сознанием и совсем простые физико-химические системы, например, капли какого-либо вещества, захватывающие капли другого вещества».
Процесс слияния капель описывается жесткими причинно-следственными закономерностями, из которых вывести психику не удается, так как этот процесс не содержит смысла. Точные науки (физика, химия) имеют дело именно с такими бессмысленными процессами, которые не сопровождаются синтезом смысла, а следовательно, не содержат психики, а тем более, сознания.
Процессы в живой клетке осмыслены стремлением к жизни. Белки, как инструменты, создаются с определенной целью, несут в себе определенный смысл и этот смысл записан в хромосоме не бессмысленной химической реакцией, а осмысленной последовательностью химических реакций, преследующей определенные цели.
Именно последовательность нуклеотидов, несущая в себе последовательность операций по присвоению предмета, позволяет обнаружить ощущение смысла и живое предметное действие в едином источнике – структурном гене молекулы ДНК.
Несмотря на то, что молекула ДНК состоит из косных атомов, специфичность ее структуры выделяет ее среди других молекул Вселенной, как единственную, обладающую психикой.
Таким образом, естественное образование первой двухспиральной молекулы ДНК в процессе эволюции является тем моментом, в котором косное вещество, не имеющее психики, трансформировалось в живое вещество, обладающее психикой.
Приблизиться к доказательствам гипотезы об ощущениях смысла веществом молекулы ДНК удаётся сейчас на основе следующих результатов, полученных естествознанием:
1. Общая биология обнаружила, что поведенческие реакции всех живых организмов осмыслены стремлением к жизни. Объективный смысл жизни прокариот состоит в стремлении реализовать репликацию хромосомы и деление клетки с помощью целенаправленной последовательности химических реакций за счет внешнего вещества и внешней энергии.
2. Психология обнаружила существование одного и того же смысла в двух видах:
- в виде ощущения индивида (субъективный смысл - СБ);
- в виде предметного действия индивида (объективный смысл - СО).
3. Молекулярная биология установила, что источником объективного смысла прокариот является структурный ген хромосомы.
4. Молекулярная биология установила механизм синтеза объективного смысла в виде механизма предметного действия прокариот по присвоению простейшего предмета – пищевой молекулы.
5. Молекулярная биология установила механизм индукции синтеза нового объективного смысла СО1 по сигналу предыдущего объективного смысла СО в виде репрессии (дерепрессии) структурного гена.
Момент индукции нового объективного смысла (п.5) указывает на то, что вместе с синтезом объективного смысла (см. п.3 и п.4) на ДНК синтезируется и субъективный смысл (п.2).
Сигналом для синтеза обоих видов смысла являются смещения структурных элементов ДНК, осуществляемые белком-репрессором (дерепрессором) – п.5. Этот сигнал передается и в протоплазму клетки и в вещество молекулы ДНК на уровень элементарных частиц. Реакцию на этот сигнал в протоплазме клетки мы можем наблюдать в виде транскрипции молекулы РНК, а изменения в структуре молекулы ДНК на уровне элементарных частиц не проявляются в виде объективных процессов за пределами молекулы. Отсутствие проявления реакции на сигнал из вещества молекулы ДНК, синтез нового смысла, а также существование нового смысла в двух видах указывают на то, что вместе с синтезом нового объективного смысла синтезируется и новый субъективный смысл и этот новый субъективный смысл синтезируется в веществе хромосомы на уровне элементарных частиц.
Приведённые доводы позволяют сделать промежуточный вывод. Ввод сигнала в психику индивида осуществляется операцией смещения структурных элементов молекулы ДНК.
Этот вывод позволяет предпринять попытку обнаружить те структурные элементы молекулы ДНК, через которые в психику организма вводятся сигналы от глаза и уха индивида.
В истории исследований живой клетки после открытия структуры молекулы ДНК Уотсоном и Криком в 1953 г. её структура всегда указывала на возможные механизмы биологических процессов. Джеймс Д. Уотсон в книге «Двойная спираль» пишет: «Мы вполне отдаём себе отчёт в том, что установленное нами специфическое спаривание непосредственно указывает на возможный механизм копирования вещества наследственности». Дальнейшие исследования оправдывали эти и другие подобные ожидания.
II.I
Самонаблюдение обнаруживает два больших класса ощущений – ощущения предмета и ощущения потребностей (например, ощущение голода). Ощущения предмета более конкретное, чем ощущение потребности.
Наиболее конкретное и подробное ощущение предмета даёт человеку зрительная система, датчиком которой является глаз. Форма, цвет, структура предмета, его движение в пространстве, взаимное движение его составных частей формируются в виде цветных рисунков на сетчатке глаза. Эта информация в виде нервных импульсов от точек, составляющих этот рисунок, направляется в глубины человеческого мозга. Путь нервных импульсов от глаза до индукции ощущения предмета проследить экспериментально пока не удаётся, однако, представления о чувственной ткани образа указывают на то, что нервные импульсы от глаза приходят на структурные элементы молекулы ДНК.
Для образования цветных изображений на молекуле ДНК необходимо, чтобы она была равномерно усеяна цветочувствительными элементами. Для зрительной системы человека таких элементов должно быть пять: четыре цветных и один белый (сочетание всех цветов).
Экспериментально установлено: несмотря на то, что существует только три типа цветных колбочек глаза для красного, синего и жёлтых цветов, нейроны человеческого мозга преобразуют три типа сигналов от глаза в четыре типа цветных сигналов для индукции ощущения четырёх первичных цветов: красного, жёлтого, синего и зелёного цветов (Ф. Блум, А.Лейзерсон, Л.Хофстедтер Мозг, разум и поведение, Мир, Москва, 1988г.).
На первый взгляд кажется, что молекула ДНК не имеет таких элементов, так как разные нуклеотиды распределены в ней неравномерно. Однако каждый нуклеотид содержит в своём составе дезоксирибозу, которая состоит из пяти атомов углерода, так что каждая дезоксирибоза может индуктировать пять типов ощущений в зависимости от того, какой атом будет смещён сигналом от глаза.
В реальной дезоксирибозе смещение каждого из пяти атомов углерода приведёт к разным пяти типам изменений во внутриатомной структуре дезоксирибозы, так как химические связи каждого из пяти атомов нагружены по-разному.
Атом кислорода, армирующий каркас дезоксирибозы, не может взаимодействовать с окружающей средой без разрушения каркаса, в то время, как атомы углерода имеют химические связи, не входящие в структуру каркаса, и способны взаимодействовать с окружающей средой без разрушения каркаса.
Для внешнего наблюдателя атомы углерода дезоксирибозы недоступны для прямого наблюдения и представляют собой интеллигибельную материю (чертёж на бумаге). Внешний наблюдатель может только представить себе рисунок предмета на воображаемом экране, сотканном из нити ДНК, но молекула ДНК ощущает рисунок предмета изнутри как цветное ощущение предмета.
Вывод. Существуют исходные, вытекающие из структуры молекулы ДНК, аргументы в пользу того, что сигналы нервных импульсов от глаза в психику индивида водятся через дезоксирибозу.
II.II
Слуховое ощущение предмета менее подробно, чем зрительное ощущение. В ухе человека формируются нервные импульсы, отражающие параметры звуков, издаваемых предметами, и передаются в глубину головного мозга. Путь следования нервных импульсов от уха до индукции ощущения звука проследить экспериментально не удаётся, также как и путь импульсов от глаза. Изложенные выше доводы указывают также на то, что нервные импульсы передаются на молекулу ДНК. Экспериментальные данные указывают на то, что нервные импульсы передают на молекулу ДНК акустические параметры звука: частоту, амплитуду, тембр. Взгляд на молекулу ДНК, как на приёмник звука (микрофон) выявляет её специфические акустические характеристики. Масса двойной спирали тщательно сбалансирована (по длине) - массы пар АТ и ГЦ равны. В то же время масса каждой из спиралей переменна, так как массы составляющих: аденина (А), Тимина (Т), гуанина (Г), и цитозина (Ц) различны:
А+Т=134,1201+125,1067=259,2268
Г+Ц=150,1195+110,0951=260,2146
Такое распределение масс в молекуле ДНК позволяет вести приём механических колебаний одновременно всеми участками двойной спирали. Избирательность приёма выполняется на участке каждой из спиралей. Так как каждая из спиралей включает в себя последовательность нуклеотидов и каждый нуклеотид представляет собой по физическим свойствам консольный вибратор, имеющий собственную частоту колебаний и способный принимать механические колебания, то и резонансная частота участка определяется количеством и последовательностью нуклеотидов.
Механические колебания отдельных участков молекулы ДНК, состоящих из разных последовательностей нуклеотидов, индуцируют разные ощущения предметов издающих звуки.
Вывод. Специфическая структура дезоксирибозы в составе ДНК и специфическое распределение масс отдельных спиралей двухспиральной молекулы ДНК указывают на возможный ввод в психику организма нервных импульсов от глаза через атомы углерода дезоксирибозы, и нервных импульсов от уха через резонансные участки спиралей молекулы ДНК.
Заключение.
Нервными импульсами от глаза и уха в психику индивида вводится значение предмета путем смещения структурных элементов ДНК. Можно предполагать, что это смещение увеличивает сродство полимеразы с операторами структурных генов, в результате чего полимераза присоединяется к молекуле ДНК и осуществляет транскрипцию обоих видов смысла, перемещаясь по структурным генам.
Субъективные значения и смысл индивид воспринимает в виде ощущения, объективный смысл проявляется в виде последовательности следующих наблюдаемых трансформаций:
ДНК (структурный ген) ? РНК ? белок (фермент) ? продукт химической реакции (медиатор) ? нервный импульс нейрона (выброс медиатора) ? движение мышцы ? присваиваемый предмет.
Таким образом предметные действия индивида состоят из двух встречных потоков импульсов:
1.Поток значения: предмет—органы чувств-- мозг—геном
2.Поток смысла: геном—мозг—мышцы--предмет.
Эти два потока зашунтированы мозгом так, что значение может трансформироваться в смысл внутри мозга, не выходя на геном, безусловными и условными рефлексами, а смысл трансформироваться в новое значение сенсорными рецепторами мышц, не выходя на предмет, что обеспечивает автоматизм работы мозга. Контроль за работой мозга через ощущения значений и смыслов осуществляет индивид (он же геном).
© Маркевич Борис Николаевич,
ул. Школьная, д.72, с.Панфилово, Муромский район, Владимирская обл., 602208. 15.05.2011г.

(ответить)

Re: Re: Re: Размещение научной статьи

Старокадомский Петр — 19 июля, 2011 г. 21:21. (ссылка) (свернуть ветвь)

Уважаемый Борис Николаевич
Ваши рассуждения все также интересны и необычны. Мне показалось, что вы в одной части своего рассказа (про глюкозные и лактозные опероны) вы пришли к схожим выводам,что и Докингз в "Эгоистическом гене".
Однако с многими моментами я не могу согласиться: начиная от роли Канта в естествознании (я придерживаюсь мнения, что как раз Гегель и Энгельс намного лучше подходят к современным теориям); о роли ДНК в проведении звукового импульса (я интуитивно не согласен с такой моделью); модель сознания как функций ДНК мне понятна, и наверное я ее даже принимаю, но тут возникает вокпрос терминологии - что есть сознание и что им нет? ДНК обеспечивает реакцию организма на изменеие среды - но не сама по себе, а в комплексе всей клетки - тут нужны и мембраны, и белки, и углеводы, и РНК! Т.е. только весь комплекс, но не одна ДНК, может формировать нечто, что можно окрестить "интеллектом". Посмотрите опять же Докингса - кстати мне его теория тоже не очень импонирует. Я за равноправия молекул,а не за диктатуру ДНК.
Но в целом нам приятно, что вы прислушываетесь к нашей критике и не забываете нас.
С ув
Старокадомский Петр

(ответить)

Re: Re: Re: Re: Размещение научной статьи

Маркевич Б.Н. — 23 июля, 2011 г. 12:06. (ссылка)

Уважаемая Биомолекула, благодарю Вас и Старокадомского за комментарий статьи «Вещь, ощущение, идея». Ваш комментарий, господин Старокадомский, для меня очень ценен и для его полного осмысления потребуется время, но уже сейчас я имею Вам сказать. Согласен с Вами, что Докинз термином «эгоистичный» придал геному свойство психики и заметил, что деятельность генома ( в виде смысла) распространяется за пределы живого организма и преобразует окружающую среду, но не решился идти до конца и наделить геном способностью ощущать. Точно так Хайтун наделил геном свойством психики выражением «геном мыслит», но категорически возразил на мое «геном ощущает». А без ощущения психики нет. Психика это взаимодействие ощущений, а в геноме есть чему взаимодействовать: гены при транскрипции цепляются друг за друга,точно как наши мысли цепляются друг за друга, являясь ощущениями процесса транскрипции идущих чередой генов. Теперь о Канте, Гегеле и Энгельсе: Веккер Л.М. (Психика и реальность. Единая теория психических процессов. М. Смысл. 1998.) отметил, что психологи работают над явлением свойства которого им доступны, а субстрат в котором происходят психические процессы (взаимодействие ощущений) им недоступен. И в этих условиях они умудрились структурировать этот субстрат и создать его блок-схему. Первая научная блок-схема субстрата психики принадлежит Платону. Над ее усовершенствованием уже 2,5тыс. лет работают наука, философия, религия, футурологи, аферисты, мошенники и примкнувшие к Платону. Предложено множество вариантов этой блок-схемы в разных терминах и понятиях. В статье «Вещь,...» предпринята попытка представить этапы научной (как мне кажется) эволюции этой блок-схемы через Канта-Леонтьева-Велихова. Одна из последних научных попыток детализировать внутреннюю структуру блок-схемы субстрата психики принадлежит Чуприковой Н.И. (Функциональная система психики. Филогенетические истоки и сознание человека. Электронный журнал «Психологические исследования», 2009г. №2(4).) Т. к. структура субстрата психологам недоступна, то Чуприкова структурирует его по свойствам (по принципу: «раз там что то синеет, то оно должно быть синим»). Не трудно видеть, что своими 4-мя подсистемами она выходит на свойства хромосомы кишечной палочки, выявленные молекулярной биологией ( в основе лежит работа Ф.Жакоба и Ж.Моно, 1961год по исследованию лактозного оперона). Приведу наименование 4-х подсистем в редакции Чуприковой и соответствующее им молекулярное описание, на примере реакций присвоения кишечной палочкой глюкозы и лактозы.
1.Должна быть отражена наличная предметная действительность, существующая в данном пространстве в данный момент времени.
Из множества пищевых предметов, существующих в окружающем пространстве, бактерия выбирает самые «вкусные»,как корова на лугу. Начинается выбор с глюкозы путем синтеза глюкозного транспортного белка и встраивания его в мембрану. Этот синтез конститутивный (начало поиска). Пока в окружающем пространстве есть глюкоза, бактерия питается глюкозой. Если глюкоза кончается,то бактерия по сигналу транспортного белка переходит к поиску лактозы. Сигнал методом катаболитной репрессии подается на хромосому, где синтезируется транспортный белок для заглатывания менее «вкусной» лактозы и т. д. Таким образом всю наличную предметную ситуацию контролирует хромосома.
2.Должны быть представлены события, могущие иметь место в будущем и имеющие место в пространстве за пределами его непосредственной данности.
На хромосоме бактерии записаны гены всех пищевых молекул (предметов), пригодных в пищу, а также ядовитых молекул. Однако, в данной ситуации транскрибируются только те гены, молекулы которых имеются в окружении бактерии. Остальные гены репрессированы. Если в будущем среда изменится и взамен старых появятся новые молекулы, то старые гены будут репрессированы по сигналам старых белков («нам работы нет») и взамен их начнется поиск новых генов, соответствующих наличным в среде молекулам. И здесь будущее контролирует хромосома.
3.Должны быть отражены нужды собственного организма и личности.
Нужды бактерии отражены в хромосоме набором генов всех пищевых молекул пригодных в пищу и ядовитых.
4.Должно быть в прямой чувственной форме отражено значение для организма и личности (положительное и отрицательное) тех или иных внешних факторов, собственных внутренних состояний, а также результатов взаимодействия организма и личности со средой — природной и социальной.
Значение для организма бактерии внешних факторов записано на хромосоме иерархией ценности пищевых и ядовитых молекул. Эта иерархия записана на хромосоме в виде механизма последовательности поиска пищи начиная с глюкозы. В первую очередь хромосома ищет глюкозу, как самую ценную пищу (а может быть и как самую вкусную), если не находит- ищет лактозу и т.д..Внутреннее состояние, которое зависит от состояния окружающей среды, хромосома контролирует путем взаимодействия с молекулами протоплазмы клетки.
Таким образом,пользуясь законами физики и химии, биохимия исчерпывающе описывает на молекулярном уровне наблюдаемое поведение бактерии в предметной окружающей среде,при этом игнорирует «чувственную форму» (психику субъекта). Недалеко то время, когда биохимия опишет поведение человека в окружающей предметной среде,а сознания так и не обнаружит. Вместе с тем, имеют место предпочтения бактерии в выборе молекул. Физика эти предпочтения объясняет меньшими затратами энергии на расщепление глюкозы, чем лактозы. Но психология за поведением живого организма должна видеть не наблюдаемую психику. Поэтому психику в организме бактерии должна обнаружить психология, как не наблюдаемое явление и для этого уже созданы все предпосылки, в частности доказаны две теоремы,которые можно сформулировать в следующей редакции:
1.Теорема Леонтьева.(1977г.)
Предметы окружающей среды, которые использует субъект для своей жизнедеятельности, представлены в организме субъекта чувственной тканью образа, содержащей имена всех необходимых ему предметов в виде именных значений и смыслов предметов. При отражении конкретного предмета на своем имени в чувственной ткани образа, субъект ощущает значение и смысл этого предмета (имя предмета), которые недоступны постороннему наблюдателю.
2.Теорема Велихова-Зинченко-Лекторского.(1988г.)
Присвоение предмета организмом производится живым движением организма при отражении предмета в чувственной ткани образа на своем имени, путем трансформации значения и смысла предмета в живое движение (биодинамическую ткань), адекватное смыслу предмета.
Из теоремы Велихова-Зинченко-Лекторского вытекает следствие:
Для обнаружения чувственной ткани организма исследователю необходимо уловить момент и место зарождения живого движения при присвоении предмета.
В живых организмах живое движение олицетворяет белок. Простейшей формой живого движения, осуществляющего присвоение предмета, является расщепление пищевой молекулы ферментом. Поэтому моментом зарождения живого движения, осуществляющего присвоение бактерией пищевой молекулы, является момент транскрипции структурного гена этой молекулы, в котором зарождается будущий фермент. После завершения транскрипции и трансляции фермент присваивает молекулу.
Эти доводы позволяют усмотреть:
--- в хромосоме бактерии чувственную ткань образа, содержащую гены пищевых молекул в виде оператора и структурных генов (значения и смысла молекулы), а
---в реакции транскрипции трансформацию значения и смысла молекулы в субъективное ощущение и живое движение бактерии.
Таким образом,психология исследуя психику через самонаблюдения и поведение живого организма, выходит на его геном, а биохимия, исследуя геном , выходит на поведение живого организма. Учитывая,что геном является субстратом в котором вершатся психические процессы, иначе и быть не могло. Сегодня можно уже говорить о том, что по многим признакам, психика человека находится в геноме одного нейрона, расположенного на вершине спинного мозга под большими полушариями головного мозга, при этом протоплазма с мембраной этого нейрона и большие полушария головного мозга вместе со всей нервно-мышечно-скелетной структурой организма являются рецепторными и исполнительными органами этого генома. Остальные идеи Вашего комментария требуют осмысления и, если мне это удастся, то я Вам отпишу потом. С уважением, благодарностью Маркевич Б.Н., с. Панфилово, 23 июля 2011.

(ответить)

Яндекс.Метрика

© 2007–2015 «биомолекула.ру»
Электропочта: info@biomolecula.ru
О проекте · RSS · Сослаться на нас

Дизайн и программирование —
Batch2k15.

Сопровождение сайта — НТК «Биотекст».

Условия использования сайта
Об ошибках сообщайте вебмастеру.