https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/russia-promos.html?cid=bid_cbu_sbu_r03_ru_cp1381_pjt6312_we43366_0db_bim_da_awa_at_s00_Biomolec
Подписаться
Биомолекула

Арман Мари Леруа: «Лагуна. Как Аристотель придумал науку». Рецензия

Арман Мари Леруа: «Лагуна. Как Аристотель придумал науку». Рецензия

  • 124
  • 0,1
  • 1
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Леруа, Арман Мари. Лагуна. Как Аристотель придумал науку. Пер. с англ. С. Ястребовой. М.: АСТ: CORPUS, 2019. — 640 с.

В издательстве Corpus (серия «Элементы») вышел труд Армана Мари Леруа «Лагуна. Как Аристотель придумал науку». Эта талантливо написанная книга с одной стороны погружает в увлекательное путешествие по местам, где жил и где создавал научный метод «отец биологии» Аристотель, с другой — предлагает глубочайший анализ научного наследия величайшего философа-естествоиспытателя.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 10/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Лёгкость чтения: 2/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 9/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: биологам, и историкам, и философам, и просто тем, кто интересуется наукой

Рисунок 1. Об авторе: Арман Мари Леруа — учёный, писатель, телеведущий и профессор эволюционной биологии развития в Имперском колледже Лондона. Первая книга Леруа — «Мутанты» — также была издана на русском языке.

Если Ньютон, по его скромному замечанию, «стоял на плечах гигантов», когда фактически de novo создавал физику, то вся биологическая наука стоит на плечах одного единственного гиганта — Аристотеля. Но как много мы знаем о его естественно-научных работах? Ничтожно мало — таков ответ. Леруа (рис. 1) даже более категоричен «...для биологов он пустое место. Его научные работы и система потеряны для современного знания так же надёжно, как если бы их начисто съела моль». Незнание, пожалуй, меньшее из зол. Оценка трудов Аристотеля от современных исследователей бывает зачастую пренебрежительной. «Странная, по большому счёту довольно утомительная мешанина из слухов, неточных наблюдений, принятия желательного за действительное и доверчивости, доходящей до легковерия» — так высказался Питер Медавар, нобелевский лауреат по физиологии и медицине. Представление об Аристотеле как о бесконечно богатом источнике эмпирических, теоретических и методологических ошибок, по мнению Леруа — устоявшийся миф, берущий начало ещё в XVII веке, на заре научной революции. Лишь детальный анализ работ Аристотеля позволяет провести серьёзную ревизию этого мифа. В книге разбору подверглись все известные естественно-научные работы Аристотеля, а, кроме того, «Органон» и «Политика». Также автор обращается к трудам учеников Аристотеля. Получается достаточно цельное (насколько это возможно, с учётом безвозвратно-утраченных работ) представление о системе природы, которую выстроил Аристотель, и методах её познания, которые он фактически изобрёл.

В каждой главе Леруа последовательно разбирает результаты работы Аристотеля в области систематики, сравнительной анатомии, физиологии, эмбриологии, наследственности и даже космологии. Отдельное место уделено созданию Аристотелем индукционного метода познания. Также много внимания уделено его телеологическим представлениям. Последнее часто ставилось (и ставится) Аристотелю в вину и даёт основания записывать в ряды философов-идеалистов вместе с Платоном, учеником которого он был. Однако лишь знакомство с научной работой Аристотеля во всей полноте показывает, насколько такое представление далеко от реальности. По сути, всю свою жизнь он боролся с тенью своего учителя.

Упрёк Аристотелю в ненаучности его объяснений по причине их немеханистичности, по мнению Леруа, в корне неверен.

«Механистическое объяснение — это объяснение явления в терминах физической теории, господствующей в конкретную эпоху» — пишет автор. И далее: «Все эти [описанные Аристотелем] процессы опираются на физическую теорию Аристотеля, а если так, то они механистичны. То, что эта физическая теория неверна, к делу не относится — рано или поздно такими оказываются абсолютно все физические теории». И понятие «души», часто встречающееся у Аристотеля, совсем не то, чем кажется на первый взгляд. «...душа у Аристотеля не есть нечто, наложенное дополнительно на процессы. Все вместе они и составляют душу. Точнее, душа — динамическая структура этих физических процессов (или их результатов)», — пишет Леруа.

1) система питания, с помощью которой животное поглощает сложную материю из окружающей среды, изменяет её свойства и распределяет эту материю в различные ткани так, чтобы они могли расти, разрастаться и воспроизводиться; 2) терморегуляторный цикл, с помощью которого животное поддерживает себя и который по мере старения перестаёт работать; 3) система централизованно управляемых входящих и исходящих перемещений, с помощью которых животное воспринимает окружающую среду и реагирует на неё; 4) эпигенетические процессы эмбрионального развития и связанная с ним версия спонтанного источника энергии; 5) система наследования признаков.

В таком свете, сугубый механицизм Декарта, сколь бы тот свысока не смотрел на Аристотеля, ничуть не лучше. Здесь приведена лишь небольшая толика того анализа, который был проделан в «Лагуне» (книге, надо сказать, достаточно объёмной и «плотно набитой» материалом), но и это даёт представление о том, сколь глубоко автор переосмысливает научное наследие великого философа. После прочтения складывается вполне определённое впечатление, что с задачей развенчания мифа о никчёмности аристотелевского естествознания Леруа справился, и сделал это блестяще.

Может показаться, что «Лагуна» — это скучный философский трактат, в котором педантично раскладывается едва ли не каждая идея и цитата Аристотеля. Отнюдь, это не так! Конечно, автор достаточно скрупулёзен, но он ставил своей задачей не специальное издание для аристотелеведов, а книгу, адресованную широкой аудитории, поэтому язык книги очень живой, в ней есть и юмор, и яркие метафоры. При чтении вы не заскучаете. Надо также сказать, что идея «Лагуны» выросла из документального фильма «Лагуна Аристотеля» снятого в 2010 году для канала BBC4. Леруа выступил в качестве соавтора сценария и ведущего. Фильм был сделан в виде путешествия по местам, где Аристотель жил и проводил свои изыскания (в основном это остров Лесбос). Этот же приём был перенесён и в саму книгу, что её сильно оживило. Леруа с мастерством и теплотой описывает природу греческих островов, что не даёт скатиться книге в скучный, сугубо историографический труд, и наполняет «Лагуну» своеобразной поэзией и красотой.

тут надо отдать должное и замечательному русскому переводу, выполненному научной журналисткой Светланой Ястребовой, много лет сотрудничавшей и с Биомолекулой.

В книге имеются недостатки, хоть и незначительные. Автор стремится быть максимально объективным и не выдавать желаемое за действительное. «Наша цель не в том, чтобы представить Аристотеля чрезвычайно современным. Мы стремимся понять его ответы на главные вопросы биологии», — пишет он. Однако очень легко приписать Аристотелю мысли и идеи, которых у него не было, тем более что сам великий философ выражался подчас довольно туманно, что допускает определённую вольность в трактовках. Соблазн «вложить» в голову Аристотеля мысль о, скажем, эволюции, очень велик, тем более что «учёные, специализирующиеся на естественных науках, отнимают хлеб у историков, стремясь изучать источники и искать в них собственные теории». Однако, хотя идея эволюции и гармонирует с общим духом аристотелевского мировоззрения, приписывание ему подобных взглядов кажется несколько притянутым. Также это выглядит и в случае с зачатками социобиологии и экологии, обнаруженными автором в «Политике». Тем не менее, общего впечатления от книги всё это не портит. Да, Аристотель действительно совершил в своих работах немало промахов и ошибок, но только вдумайтесь, до него и науки как таковой не существовало!

«Лагуна» будет интересна и биологам, и историкам, и философам, и просто тем, кто интересуется наукой, ведь, по сути, книга Леруа позволяет нам совершить паломничество к истокам, взглянуть на наследие великого философа во всей его полноте и отдать гению законную дань уважения. Закончить хотелось бы словами самого автора: «Мы, учёные, питаем к малоизученным областям истории интереса не больше, чем к метафизике. Мы смотрим в будущее. И всё же история Аристотеля слишком хороша, чтобы её игнорировать».

Комментарии