https://www.dia-m.ru/catalog/reactive/?utm_source=biomol&utm_campaign=up-baner#reactive-order
Подписаться
Биомолекула

Марк Бугаертс: «История крови. От первобытных ритуалов к научным открытиям». Рецензия

Марк Бугаертс: «История крови. От первобытных ритуалов к научным открытиям». Рецензия

  • 208
  • 0,0
  • 0
  • 1
Добавить в избранное print
Рецензии

Марк Бугаертс. «История крови. От первобытных ритуалов к научным открытиям» (Marc Boogaerts, Bloed: Een geschiedenis). М.: «Бомбора», 2021. — 464 с.

Книга врача-гематолога Марка Бугаертса из Нидерландов могла бы стать элегантной и увлекательной публикацией, прослеживающей историю человечества по крови в прямом смысле: через образы крови в искусстве, кровавые исторические события и до изучения крови в науке. Однако, несмотря на богатый материал и хорошую научную базу автора, эту книгу не хочется рекомендовать для чтения. Подробности в самой рецензии.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 3/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Легкость чтения: 8/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 8/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: читателям с высоким порогом толерантности к плохо написанным (или плохо переведенным) текстам и способным самолично вычислить многочисленные фактологические ошибки автора.

Книга Марка Бугаертса, голландского врача-гематолога (видимо, уже на пенсии) со списком научных публикаций (с их списком можно ознакомиться на сайтах Wiley Online Library, ResearchGate, Ku Leuven), была задумана как история всего человечества.

«В этой книге я стремился показать, что кровь — это связующее звено между историей, искусством и наукой. Это форма, хранящая в себе наше наследие, религию и культуру. Она определяет образ человека и социальной структуры не только через ДНК, но и в гораздо более широком смысле: через наши глубочайшие психо(пато)логические инстинкты и первобытные рефлексы», — пишет сам автор.

«История крови» разделена на несколько частей, и исторические сведения в ней перемежаются с научными. Сразу отметим, что особо глубоко в научную часть автор не погружается; тем не менее, в книге встречаются не общеупотребимые термины, которые не всегда объясняются при первом появлении либо объясняются не совсем корректно или непонятно, поскольку объяснение содержит новые термины.

В первой части «Первобытная и сакральная история крови» Бугаертс рассматривает образ крови в мифологических и религиозных традициях прошлого, в основном в христианстве: например, появление стигматов либо реликвии, связанные с мучениями и, соответственно, с кровью. Вторая часть, «История науки о крови», поведает о том, что такое «плохая кровь» в понимании предков, и о древних методах лечения, связанных с кровью, в частности, о кровопускании. В следующей части, «От благородных болезней к массовым убийствам», мы уже узнаем о некоторых «болезнях крови»: гемофилии, порфирии, серповидноклеточной анемии, талассемии и сепсисе. Далее, в четвертой части, мы опять вернемся к историям, связанным с кровью прямо или символически, и к научному нарративу имеющим опосредованное отношение. Так, читатель, среди прочего, ознакомится с довольно разрозненными рассказами о политических событиях, связанных с кровопролитием, кровавой местью и распрями и войнами из-за разделения общества «по крови». Также к этой главе относятся обсуждение спортивного допинга и роли крови в искусстве. Далее следуют часть «Кровь в работе судебно-медицинских экспертов, генеалогов, географов и экологов», где Бугаеритс покажет, как кровь (а зачастую ДНК, которая содержится вовсе не только в образцах крови) помогает расследованиям в криминалистике или антропологическим исследованиям. Наконец, последняя часть, «История завтрашней крови» расскажет, среди прочего, про факторы молодости крови, стволовые клетки, CAR-T-клеточную терапию, а также погрузится в пространные рассуждения о будущем человеческого рода.

С одной стороны, Бугаертс собрал большое количество очень интересных историй и необычных фактов, связанных с культурной жизнью, верованиями и научными изысканиями. Например, вы знали, что вместо крови пытались переливать молоко, или насколько долго бытовали суеверия, что кровь черных не принимали для донорства (и уж тем более не смешивали с кровью белых в прямом смысле слова)?

Крупным шрифтом на страницах выделены особо интересные цитаты (однако, к сожалению, иногда они относятся не к той теме, о которой непосредственно идет речь в этой части текста). Также в книге есть вклейки с иллюстрациями, которых почему-то не было в электронной версии. В такой ситуации получается, что электронная версия книги оказывается неполной по сравнению с печатной.

С другой стороны, к сожалению, эта книга действительно могла бы стать прекрасным образцом научно-популярной литературы, если бы не несколько «но». Ниже будет много примеров (но список отнюдь не исчерпывающий), чтобы показать, что проблема не в отдельных местах, которые нашел придирчивый критик, а по всему тексту.

Во-первых, автор хотел добиться ощущения того, что вся человеческая история строилась «на крови». Что ж, в определенном смысле это верно, однако местами в книге это выглядит очень притянуто (например, в разделе про криминалистику, где часто дело не в крови как таковой, а в ДНК). Нидерландец хотел объять необъятное и вместил в книгу сотню различных историй, хоть как-то связанных с кровью, но выстроить логический рассказ у него не получилось. Создается впечатление, что он просто перепрыгивает с одной занимательной зарисовки на другую, по-настоящему не углубляясь ни в одну из них. Некоторые темы даже повторяются по несколько раз, например, серповидноклеточная анемия, стволовые клетки и iPS-клетки. Книга бы очень выиграла, если бы Бугаертс сфокусировался, например, больше на рассказе о том, в чем он разбирается лучше всего: на болезнях крови и напрямую связанными с медицинскими анализами ситуациями, как в разговоре о спортсменах и их допинге.

Во-вторых, книге безусловно нужен редактор-фактчекер, потому что в ней неприлично много ошибок, и даже не научного свойства, а просто общеизвестных фактов. Часть вещей автор преподносит однобоко или просто перевирает, к другим заявлениям и вовсе не удается найти никакого источника. Ради иллюстрации приведем некоторые места из книги.

Например, «говорят, что слово „ритуал“ происходит от санскритского rtu, что означает „менструация“», — пишет автор, но на самом деле такой этимологический пассаж трудно назвать официально принятым.

«Диего неожиданно была обнаружена у нескольких пациентов в Японии, Китае, Макао и Гуанчжоу (Кантон), а также в некоторых племенах канадских и североамериканских индейцев», хотя очевидно, что Гуанчжоу — один из городов в Китае, а Макао — специальный автономный округ Китая, и перечислять их, вынося через запятую со странами, не имеет смысла. Реальная историческая фигура барона Мюнхаузена в изложении Бугаертса слилась с литературным образом в книге Распе, а императрицу Сисси убили тоненькой заточкой, а не пикой, как сказано в тексте. В разделе под названием «Расовая кровь» смешалось деление собственно на расы и просто на разные социальные слои (например, речь пойдет о кастовой системе в Индии и делении на верующих и неверующих в исламе). Хоть каких-нибудь источников, подтверждающих то, что «Козимо Медичи Старый приказал наемному убийце задушить своего сына после того, как раны другого раненого сына начали кровоточить при виде его», вообще обнаружить не удалось.

Досталось и истории России: на Ходынском поле при коронации Николая II затоптали 1389 человек, а не «150 тысяч бедняков», как считает Бугаертс (каков же был тогда размер поля?), а раздел про расстрел царской семьи, пожалуй, надо практически переписать (как минимум из него не следует, что были опознаны все члены семьи).

Если бы автор сразу взялся только за те темы, в которых он профессионал, то, конечно, части ошибок можно было избежать. Однако такие несоответствия и неточности попадаются и в биологической части книги.

В системе Даффи четыре группы крови, а не три. При разговоре о законах Менделя всплывут «желтые и зеленые родительские бобы и пятнистое желто-зеленое потомство», хотя, кажется, всем со школы известно, что оно не будет пятнистым. Бугаертс пишет, что термин «стволовая клетка» был изобретен русскими учеными во главе с Александром Максимовым в 1909 году, но на самом деле он появился значительно раньше (подробнее читайте в журнале Cell), а метаанализ — это «статистический прием для объединения вещей, которые на самом деле нельзя объединить». То, что Полинг больше всего «известен своими работами в области серповидноклеточной анемии», тоже спорное заявление. Информация же о том, что острые (миелоидные) формы лейкоза «приводят к летальному исходу в период от нескольких дней до двух недель», а хронические (лимфоидные) формы позволяют пациентам жить еще в течение нескольких месяцев — все же некоторая гиперболизация. Когда речь пойдет о войне во Вьетнаме и влиянию агента «оранж» на здоровье, Бугаертс напишет, что «Врожденные пороки у их детей [детей солдат, прим. автора рецензии], такие как spina bifida, или расщепление позвоночника, также были связаны с последствиями их военной службы», хотя на сайте Министерства Ветеранов США, о котором также идет речь, сказано: научных доказательств такой взаимосвязи недостаточно. И это только несколько примеров.

Кроме того, для научно-популярной книги принято четко прописывать, где наука, а где домыслы. Здесь же разговор о разных околонаучных явлениях и домыслах идет слишком фривольно (исключение, пожалуй, составляет только диета по группам крови, где автор все же четко сказал, что она не имеет под собой научной основы). Вот так, например, описывается присутствие крови во снах:

Она как символ жизненной энергии и силы часто появляется в психоанализе, особенно в толковании сновидений. Никого не удивляет, что этот процесс может зависеть и от богатой фантазии самого интерпретатора. Когда мы видим во сне кровь, считается, что она символизирует жизненную силу спящего, возможно, яркую страсть и/или сильную любовь. Если сновидец теряет кровь во сне, это интерпретируется как психическая рана, которую он или она пытается скрыть от внешнего мира. Когда дело доходит до большого количества крови, выгорание не за горами...

В-третьих, хороший редактор был бы тоже очень полезен для «Истории крови». Стилистически язык книги очень далек от идеала (непонятно, правда, таков оригинальный текст или перевод), много слов не к месту, и читать не всегда удобно. Что же хотел сказать автор, не всегда ясно, либо это сказано очень криво: горчичный газ подавляет костный мозг, лекарства принимают орально, а «инъекция эритроцитов от одного вида животных другому вызывает антитела, что в дальнейшем приводит к расщеплению крови в кровообращении». Иногда предложение надо перечитать несколько раз, чтобы понять, что им хотели сказать: «Но наконец из мира мышей пришла спасительная новость, что найденный ген в конкретном штамме у мышей с определенным типом лейкемии, по-видимому, принадлежит к семейству цитокинов (в то время это было собирательное название для всех факторов роста), который может вызвать увеличение количества тромбоцитов.», «Или если вы разрежете червя пополам, получите два новых. Si non è vero... Ученых всегда озадачивало, почему люди утратили эту способность к регенерации.» — а у человека была способность регенерировать после разрезания пополам?

Например, встречаются такие перлы: «Когда от рака яичников умерла его жена, Джун понял, что ее иммунная система дала сбой» или «И все же пройдет еще пятнадцать лет до 1998 года, прежде чем Джим Томсон из Висконсина (США) попробует проделать то же самое с человеческими эмбрионами» (пятнадцать лет между 1983 и 1998 годом пройдет в любом случае). Профессиональная лексика тоже не всегда употребляется корректно. Пожалуй, стоит упомянуть «икс-излучение», которое иногда называется икс-лучами, но обычно известно русскоязычному читателю как рентгеновское излучение. Кульминацией это стали яйцеклетки, которые упорно называются «яйцами». От этого в «Истории крови» появляются «слияние овечьего яйца со зрелой клеткой вымени» или покупка «яиц [...] у более чем 100 женщин».

Также затрудняют чтение непереведенные слова или большие цитаты на других языках с переводом внизу страницы в сносках. Пожалуй, не лучшее решение, все же это научпоп, а не салон Анны Шерер.

«Monsieur, который, к удивлению окружающих, оставался у постели своей жены, решает пригласить évèque (епископа) Боссюэ для совершения предсмертного обряда...[...] К трем часам ночи боль становится невыносимой, и madame прижимает к сердцу распятие, подаренное матерью перед смертью. Позже Боссюэ произнесет свою знаменитую фразу: Ô nuit désastreuse, ô nuit effroyable, où retentit tout à coup comme un éclair de tonnerre cette étonnante nouvelle: madame se meurt, madame est morte.»

Есть и этические вопросы к «Истории крови». «Истории о кровопийцах в конечном счете отражают дух времени, выступая метафорами социальных проблем и явлений, таких как религиозный фанатизм, гомосексуализм, садомазохизм, педофилия, самоповреждение, причинение вреда собственному здоровью, жажда вечной загробной жизни и бессмертия.» Да, автор назвал гомосексуализм «социальными проблемой и явлением», а далее в книге будет навешивать ярлыки на людей с гепатитом С и СПИДом и критиковать исследования старения и продления жизни. Не будем затрагивать обсуждение автором биоэтических вопросов («это вызывает в нашем разуме футуристические картины, где нарциссы будут бесконечно клонировать себя»), оно оставляет желать более профессионального подхода. Такое замечание относится и к обсуждению фармотрасли: все фармкомпании у автора бессовестны и алчны, а работающие с ними ученые просто жадны до денег. Пожалуй, не стоит говорить, что это довольно примитивный подход.

В общем, к сожалению, несмотря на потенциал книги, рекомендовать мы бы ее не стали даже для расширения собственного кругозора: есть опасность расширить его в область фантазии.

Комментарии