https://www.dia-m.ru/catalog/reactive/?utm_source=biomol&utm_campaign=up-baner#reactive-order
Подписаться
Биомолекула

Нил Шубин: «Требуется сборка. Расшифровываем четыре миллиарда лет истории жизни — от древних окаменелостей до ДНК». Рецензия

Нил Шубин: «Требуется сборка. Расшифровываем четыре миллиарда лет истории жизни — от древних окаменелостей до ДНК». Рецензия

  • 104
  • 0,0
  • 0
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Нил Шубин. «Требуется сборка. Расшифровываем четыре миллиарда лет истории жизни — от древних окаменелостей до ДНК». М.: «АСТ»: CORPUS, 2022. — 288 с. (Элементы 2.0).

Опираясь на свой научный опыт и достижения эволюционной биологии за целое столетие, Нил Шубин рисует масштабную картину, в которой окаменелости, эмбрионы и ДНК раскрывают величайшие загадки жизни. Вместе с этим, автор демонстрирует читателю, что и сама эволюционная биология трансформируется, обогащаясь дерзкими идеями.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 10/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Легкость чтения: 9/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 7/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: всем, интересующимся биологией и проблемами эволюции, и в особенности тем, кого не оставила равнодушным «Внутренняя рыба» этого же автора.

Нил Шубин, не сомневаюсь, хорошо известен русскоязычным читателям научно-популярной литературы. В далеком уже 2010 году «Внутренняя рыба» для автора данной рецензии стала буквально глотком свежего воздуха — такое впечатление эта небольшая книжка тогда произвела. И дело, разумеется, не в том, что в конце нулевых мы не были избалованы качественным научпопом. Шубин действительно отличный писатель и популяризатор. Помню, тогда я даже пожалел, что такой интересной и вдохновляющей книги не было у меня под рукой во время изучения зоологии в университете. Кто знает, Шубин вполне мог стать виновником того, что моя специализация была бы сейчас совершенно другой — эмбриология или палеонтология вместо нейробиологии.

Возможно, начиная читать новую книгу Шубина, вы можете испытать легкое дежавю, обнаружив сходство как с его предыдущими работами, так и с книгами, например, Шона Кэролла. Такое ощущение, впрочем, быстро исчезает. Если в своих предыдущих книгах Нил Шубин касался частных и глобальных вопросов эволюции живых организмов, отвечая на вопрос «Что может эволюция?», в новой книге он пытается ответить на другой вопрос — «Какой эволюция может быть?». Его книга — это деликатный разговор о темпах и формах эволюционного процесса. Поскольку Шубин явно рассчитывал на вдумчивого читателя, он не стал разжевывать преамбулу книги. Вероятно, поэтому необходимо некоторое интеллектуальное усилие, чтобы собрать пазл и понять, что речь не просто про окаменелости, эмбрионы и гены; речь о многообразии путей эволюции. Не буду скрывать — собирая этот «пазл», испытываешь куда большее интеллектуальное удовольствие, нежели усваивая уже готовый тщательно переработанный «сублимат» из фактов и теорий.

С момента выхода своей первой книги профессиональное поле Нила Шубина существенно изменилось. Теперь он больше работает в области молекулярной генетики , и это изменение наложило отпечаток на его новую книгу. Если «Внутренняя рыба» была больше про палеонтологию и сравнительную анатомию, то «Требуется сборка» — это уже многоуровневый взгляд на эволюцию, где много места уделено молекулярным и генетическим процессам. Однако объемный взгляд на эволюцию у автора имеет давние корни. В своей книге Нил Шубин вспоминает о знакомстве с двумя «титанами» эволюционной биологии, отстаивавших диаметрально противоположные взгляды на темпы эволюции. Один из них, Эрнст Майр, был среди отцов-основателей СТЭ (синтетической теории эволюции) и являлся убежденным градуалистом. Другой, Стивен Джей Гулд, напротив, бросал градуализму вызов и прославился провокационной теорией прерывистого равновесия .

Так, в его лаборатории применяют технологии редактирования генома для установления общей эволюционной истории пальцев и плавниковых лучей, о чем, например, можно прочитать в соответствующей статье, опубликованной в журнале Nature: Digits and fin rays share common developmental histories.

Соавтором теории также был Ричард Левонтин.

Знакомство с Майром и Гулдом не прошло для автора бесследно. Из книги видно, что сам Шубин выступает скорее не на стороне градуализма:

Наш разум стремится связывать точки в прошлом в общее повествование, в котором каждое изменение приводит к следующему линейным образом.
Это глубоко укоренившееся видение истории. Сколько раз вы слышали термин „недостающее звено“, как будто существует какая‑то великая цепь эволюционных событий, в которой одно звено обязательно ведет к следующему? И должно ли это недостающее звено непременно выглядеть как нечто среднее между предками и потомками?

Впрочем, сейчас ничего еретического в таком взгляде нет, не то что в восьмидесятые. Эволюционная теория, не секрет, сама эволюционирует. Примечательно, что Шубин описывает, как под грузом новых молекулярно-генетических данных взгляды Майра смягчались. Хотя и Гулда Шубин справедливо критикует за точку зрения о неисповедимости путей эволюции. Сейчас совершенно очевидно, что пути эти очень даже исповедимы, это прекрасно проиллюстрировано в книге на примере параллельной эволюции языка у саламандр. На примерах из палеонтологии Шубин показывает, как смена функции может помочь появлению новых видов (это к бесконечным вопросам несведущих скептиков о том, «какая польза от половины крыла?»). Примеры из эмбриологии проиллюстрировали как появление/исчезновение органов и функций контролируется активностью генетических переключателей вроде гомеозисных белков, таких как sonic hedgehog. История с Hox генами и «мусорной ДНК» иллюстрирует роль дупликаций и мобильных генетических элементов в эволюции. Не обошел вниманием Шубин и тему симбиогенеза, и вклад вирусов в эволюцию живых организмов (в частности, формирование плаценты у млекопитающих).

Геномы — не статичные последовательности, напротив, они весьма изменчивы под влиянием атак вирусов и прыгающих генов. Генетические мутации могут распространяться по всему геному и в организмах разных видов. Изменения в геноме могут происходить быстро, похожие генетические мутации могут независимым образом возникать у разных существ, и геномы разных видов могут смешиваться и сливаться, создавая биологические новшества,

— пишет Шубин, и, прочитав книгу, с ним трудно не согласиться.

Значительный профессиональный опыт Нила Шубина обогатил и оживил книгу множеством личных наблюдений. В этом плане в новой книге автор смог соединить лучшее, что было в двух предыдущих. «Внутренняя рыба» — это, в первую очередь, персональная одиссея автора через тернии сравнительной анатомии и эмбриологии, муки поиска и невероятные озарения. «Вселенная внутри нас», наоборот, обладает эпическим масштабом (что даже отразилось в названии), повествует о космических и геологических событиях, сформировавших нашу планету и наши тела, и одновременно рассказывает истории множества ученых, стараниями которых стали возможны самые невероятные открытия. «Требуется сборка» соединяет эти два масштаба, причем автор умело «переключается» между биографическими зарисовками и собственными наблюдениями и воспоминаниями. Здесь очень показателен фрагмент, когда Шубин проводил длительные и трудоемкие исследования конечностей саламандр в лаборатории Дэвида Уэйка. В этом фрагменте автор рисует портрет малоизвестного в широких кругах, но выдающегося эволюционного биолога, и приводит личные воспоминания о работе с ним. Но эти биографические зарисовки на самом деле двигают «сюжет», ведь в результате совместной работы Уэйка и Шубина было получено яркое доказательство параллельной эволюции, которое служит элегантной иллюстрацией идей соответствующей главы. Когда читаешь книги Нила Шубина, складывается впечатление, что он обладает каким-то почти интуитивным умением грамотно выстроить повествование, правильно расставить акценты и сделать материал захватывающим и увлекательным — всё это выдает в нем по-настоящему талантливого писателя.

Популярных книг по теории эволюции немало, но книга Нила Шубина не из тех, к которым легко прилепить ярлык «еще одна». Эволюционная теория — это величайшее интеллектуальное достижение человечества, но вдохновенно писать о ней может, увы, далеко не каждый. Страсть, азарт и благоговение, с которыми Шубин распутывает загадки природы в своих собственных исследованиях, несомненно помогают ему транслировать читателям свое видение и восприятие механики и истории жизни. И когда читаешь книгу Нила Шубина, нельзя не проникнуться безграничным почтением к живой природе и науке, ее изучающей.

Комментарии