https://biomolecula.ru/notices/kraudfanding-na-kalendar
Подписаться
Оглавление

Почему же ты плачешь, Homo sapiens?

  • 443
  • 1,1
  • 0
  • 1
Добавить в избранное
Обзор

Плачущий актер Тим Рот. Кадр взят из фотосессии британской художницы Сэм Тэйлор-Вуд и стал мемом для обозначения глубокой грусти.

Статья на конкурс «био/мол/текст»: На протяжении всей жизни человека ему приходится сталкиваться с труднейшими испытаниями, начиная с отлучения от груди в младенчестве и заканчивая увольнением с работы. Сегодня не найдется ни одного человека, который бы не обмачивал глазки, включая наших предков. Очевидно, что такой сложный процесс как слезоточивость является неким приспособительным механизмом, выработанным у гоминид. На первый взгляд может показаться, что этот процесс необходим младенцам, чтобы мать могла понять, что ребенку что-то необходимо, и адекватно обеспечить выживаемость потомства. А как же взрослые? Почему, вырастая, мы продолжаем «распускать сопли»? Напрашивается в ответ необходимость защиты очень важного органа зрения, но заметьте, мы отнюдь не всегда плачем из-за того, что нам «что-то попало в глаза». Плач как тайна обрастает в литературе и интернете всё большим мраком. Давайте разберемся, как ученые смотрят на такой сложный нейрофизиологический процесс как плач.

Конкурс «био/мол/текст»-2018

Эта работа опубликована в номинации «Свободная тема» конкурса «био/мол/текст»-2018.


«Диа-М»

Генеральный спонсор конкурса — компания «Диаэм»: крупнейший поставщик оборудования, реагентов и расходных материалов для биологических исследований и производств.


Genotek

Спонсором приза зрительских симпатий выступил медико-генетический центр Genotek.


«Альпина нон-фикшн»

«Книжный» спонсор конкурса — «Альпина нон-фикшн»

Густав Климт «Золотые слезы»

Рисунок 1. Густав Климт «Золотые слезы», год неизвестен

Слезы очаровывали человечество с древности. Их изображали в литературе, поэзии, религиозных писаниях и других видах искусства (рис. 1).

Но первым дать научное объяснение данному явлению попытался Чарльз Дарвин в своей оригинальной работе 1872 года «Выражение эмоций у человека и животных» [1]. Он связывал эмоциональные слезы не только с горем и страданиями, но и с нежными чувствами. Однако удивляет его заключение в отношении функции слез, заключающееся в том, что мы должны рассматривать плач лишь как побочный (бесцельный) результат, как и секреция слез от удара вокруг глаза, при чихании или стимуляции сетчатки ярким светом [1]. Неэмоциональные слезы он уже оценивал как важный фактор, выполняющий необходимые функции, такие как смачивание, питание и защита глаза. Также он отмечал важность плача младенцев, который привлекает внимание родителей. К сожалению, Дарвин не размышлял об эволюционных функциях эмоциональных слез. Но другие исследователи все-таки озадачились этим вопросом.

Только люди плачут из-за эмоций?

Мем «плачущий кот»

Рисунок 2. Мем «плачущий кот». В отличие от людей, кошки не плачут, поэтому любой случай слезотечения у кошек стоит рассматривать как симптом заболевания глаз. Если вы заметили это у своего питомца, то лучше всего незамедлительно обратиться к ветеринару.

К плачу человечество относилось с древних времен как к своей отличительной черте. В эпоху Возрождения, когда среди людей бытовали различные заблуждения, способность проливать слезы служила тестом для выявления среди людей ведьм или оборотней [2], [3]. Сейчас мы, конечно, понимаем бесполезность данной практики, но это ярко иллюстрирует, как ранее существовало еще донаучное представление о плаче как поведении, присущем только людям, отличающим людей от других существ, будь то настоящих или фантастических.

Всем нам известно из нашей культуры, включая СМИ, о животных, которые то и дело льют слезы. К примеру, ранее сообщалось о том, что крокодилы могут проливать слезы из-за физических страданий (возможно, отсюда пошло выражение «лить крокодильи слезы»). Также Дарвин описывал случаи наблюдения плачущих животных, в частности макак и слонов [3]. Согласно Рейнольдсу плач представляет собой типичную реакцию некоторых животных, в частности волков, которые сигнализируют таким образом о своем истощении. Предполагалось, что такой сигнал позволяет плачущему животному переместиться в конец стаи, чтобы отдохнуть и восстановиться [4]. Среди отдельных сообщений есть и горилла Коко, которая плакала во время болезни [5]. Но, стоит учитывать, что более систематическое исследование по этой теме, опросы среди людей, которые профессионально работают с животными, включая ветеринаров и работников зоопарков, не выявило ни одного случая плача среди животных [6]. Следовательно, мы должны признать, что в настоящее время у нас нет достаточных доказательств эмоциональных слез у животных.

Очевидная уникальность эмоционального плача у человека предполагает, что слезы представляют собой функциональный ответ на внешние сигналы, что характерно для линии гоминид. Это в свою очередь имеет решающее значение для понимания эволюционного происхождения такого сложного поведения.

Эволюционное происхождение эмоционального плача у человека и функции слез как социального сигнала

Несмотря на ранние представления людей о плаче, плач не является уникальным человеческим поведением. Младенцы используют плач как сигнал тревоги наравне с молодыми представителями царства животных, млекопитающих и птиц. Это часто наблюдается, когда рядом нет матерей [7]. В литературе такое поведение отличается от эмоциональных слез (emotional tears) термином infant crying, которое переводится как плач младенцев. Подобная реакция не требует никакого предшествующего обучения и относительно последовательна для разных видов млекопитающих и птиц, что говорит о рефлекторной природе данного процесса. Сходство акустической структуры плача у большинства приматов вместе с некоторыми другими особенностями предполагает, что эта черта возникла в начале эволюции приматов и несильно изменилась или что существует конвергенция в эволюции [7].

Конвергенция (от лат. convergere — «сближаться, сходиться») — в биологии схождение признаков в процессе эволюции неблизкородственных групп организмов, приобретение ими сходного строения в результате существования в сходных условиях и одинаково направленного естественного отбора. В результате конвергенции органы, выполняющие у разных организмов одну и ту же функцию, приобретают сходное строение. («Большая советская энциклопедия»)

Имея непосредственное сходство в этом незатейливом процессе с другими представителями животного мира, у «плача младенцев» людей имеются отличия. Во-первых, у подавляющего большинства видов животных такое поведение преимущественно проявляется только в младенчестве и среди взрослых представителей плач может наблюдаться только в исключительных случаях. Во-вторых, у животных плач ограничивается вокальными формами экспрессии (видео 1), у людей же плач сопровождается пролитием видимых слез (начиная с младенцев в возрасте примерно 4–8 недель). При этом с возрастом производство видимых слез становится всё актуальнее, в то время как вокальная составляющая, похоже, теряет свое значение [8].

Видео 1. Как плачут птенцы

Асмир Грачанин с коллегами [9] предположил важность такого проявления плача у людей, сопровождающегося больше слезоточивостью, чем громкими вокальными проявлениями. Ученые полагают, что это тесно связано с поведенческой адаптацией детей для вызывания к себе проявления защиты и заботы со стороны взрослых. То есть без криков дети могли получить необходимое внимание и поддержку со стороны взрослых, в том числе не являющихся их родителями. Эта стратегия без акустического сигнала для привлечения внимания должна была превосходить ту, в которой громкие сигналы привлекают и посторонних людей и возможных хищников [9]. Таким образом, главная функция плача для людей заключается в социальном сближении.

Как отмечают ученые, связь между слезами и специфическим криком могла развиться, когда у новорожденных людей сильные сокращения круговой мышцы глаза (orbicularis oculi, рис. 3) во время производства крика как сигнализации тревоги приводило к стимуляции чувствительных нервных окончаний в роговице (наружной оболочке глаза) что и провоцировало выделение слез слезной железой [9]. Такой механизм также может быть характерен для слезоточивости при зевании. Главное, что такой процесс стал возможен и, очевидно, в процессе эволюции люди столкнулись с такими условиями, при которых пролитие слез оказалось для них выгодным [8].

Расположение круговой мышцы глаза

Рисунок 3. Расположение круговой мышцы глаза

Однако, плач свойственен и взрослым людям, которым не чужды и акустические аспекты поведения. При этом наблюдаются гендерные различия: взрослые женщины плачут в среднем 4–5 раз, а взрослые мужчины — 0–1 раза в месяц [5]. Взрослые люди обычно проливают свои эмоциональные слезы во время самых важных событий в их жизни, включая позитивные события, такие как свадьба и рождение детей, и негативные события, например, связанные с потерей близких. Однако, учитывая частоту эмоционального плача у взрослых, можно сделать вывод, что мы чаще всего плачем при относительно бытовых ситуациях. К ним относятся обычные повседневные события, такие как личные конфликты и незначительные разочарования, а также реакции на фильмы и музыку [5]. Внимание ученых, конечно, привлекают гендерные различия в частоте и проявлении плача. Есть даже эволюционная точка зрения на такие различия. Как считает Хуан Мурубе, в прошлом наших предков мужчины как защитники группы были вынуждены защищать женщин и детей, и если бы они плакали, то слезы мешали бы их способности сражаться, и они стали бы менее привлекательными для женщин [10]. Женщинам же необходимо было подавать мужчинам сигнал, что они в опасности. Но если раньше такую опасность представляли хищные животные и другие мужчины, то сейчас угрозу могут представлять и сами партнеры. К сожалению, по имеющимся официальным данным МВД России за 2008 год, насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвертой российской семье, и исследования показывают, что в такой ситуации женский плач выступает как сигнал о том, что мужчина перешел границы [11]. Современные исследования также подтверждают эту точку зрения, показывая, что женские слезы могут содержать хемосигнальные соединения, воспринимаемые мужчинами. В частности, исследование, опубликованное в 2018 году, показало, что обнюхивание женских слез приводит к снижению сексуальной привлекательности изображений женщин для мужчин по сравнению с обнюхиванием солевого раствора [12]. Такой эффект сопровождается снижением уровня тестостерона в слюне испытуемых, а также снижением активности участков мозга мужчин, связанных с возбуждением, обнаруженным при помощи функциональной магнитно-резонансной томографии [12].

Наконец, Кребс и Докинз в 1984 году отмечали, что люди могут использовать плач для достижения цели взаимодействия с другими людьми [13]. Эти цели не обязательно преднамеренное манипулирование мужчиной, но, возможно, прекращение конфликта или решение проблемы. Беккер и Вингерхоц считают, что плач не разрешает конфликты между мужем и женой. Однако жена с помощью плача может помочь мужу более серьезно относиться к ней, утешить ее, и это может способствовать обсуждению проблемы [14]. Результаты исследования реакции на плач среди женщин и мужчин говорят нам о том, что в целом женщины, которые плачут, смотрятся более благоприятно, чем плачущие мужчины [15]. Кроме того, Агнета Фишер обнаружила, что женщины получают больше утешения и поддержки, когда они плачут, чем плачущие мужчины [16]. Показано и что мужчины и женщины, видя плачущую представительницу слабого пола, считают это более приемлемым, симпатизируют и хотят помочь, и в то же время, видя плачущего мужчину, мужчины отвечают более негативными эмоциями [17].

В том числе, ученые обращали внимание на то, к каким последствиям приводят слезы в социальной среде. Имеющиеся результаты свидетельствуют о том, что плач влияет на то, как другие люди воспринимают эмоциональное состояние, личность и намерения плачущего [9]. В частности, плачущие люди, как правило, воспринимаются как более дружелюбные, искренние и честные. Но вместе с этим их видят как более эмоционально неустойчивых, некомпетентных и манипулирующих. Но зачастую люди склонны реагировать на подобное поведение готовностью помочь [3].

Сложно ответить развилось ли пролитие слез изначально у детей или взрослых, но, очевидно, что такой тонкий и исключительно направленный сигнал должен быть видимым на лице, которое является основным местом отображения всех эмоций. Для этого используется наша уникальная лицевая мускулатура, которая развивалась в ответ на функциональные требования, связанные с конкретными экологическими факторами и социальной средой человека [18]. Примерно 200 миллионов лет назад у общих предков млекопитающих произошло развитие лицевых мышц, которые давали им способность сосать молоко. Дальнейшее развитие лицевой мускулатуры у людей вместе с развитием специфической иннервации моторной корой и потерей лицевых волос позволили им выражать широкий спектр эмоций по сравнению с другими животными. Так через лицевые мышцы стало возможным выражать гнев, удивление, печаль, отвращение, страх и счастье [3]. Так как обычно человек фокусирует свое внимание на лице, оно оказалось очень удобным местом для выражения эмоций.

Однако мускулатура лица, по-видимому, не смогла являться достаточно четким и сильным сигналом для передачи информации некоторых психологических состояний, что и привело к появлению слез и специфического покраснения кожи. Преимущество слез в передаче эмоциональной информации продемонстрировало несколько исследований, в которых участникам предлагалось определить, какая эмоция выражена на представленных изображениях людей. При этом на изображениях плачущих людей были удалены слезы. Оказалось, что даже при очень коротком времени ознакомления с изображениями (50 мс) наличие слез значительно облегчало распознавание грусти и сильную потребность в поддержке [19–21].

Ученые также обратили внимание на то, что люди склонны лить слезы преимущественно в присутствии матерей или романтических партнеров, в то время как присутствие незнакомцев, кажется, препятствует пролитию слез [3]. Тем не менее восприимчивыми к чужим слезам могут быть и неродственные взрослые люди. Для этого отмечаются следующие причины. При эволюционной адаптации наши ранние человеческие предки проводили большую часть своего времени в относительно небольших кооперативных группах, состоящих не только из родственников. При этом возможность реагировать на сигнал предоставлением помощи и поддержки участникам сообщества имеет решающее значение для ежедневного сотрудничества с членами группы [3], [22]. Эта общая просоциальная склонность людей к взаимопомощи, которая могла развиться в таких условиях, могла бы объяснить, почему, по крайней мере, некоторые люди с сочувствием реагируют на слезы других людей, даже не из своего окружения [21], [23].

Стоит отметить, что ученые еще полностью не раскрыли все аспекты приобретения такого навыка как плач, но они близко подобрались к раскрытию нейробиологических механизмов этого процесса, о чем будет идти речь ниже.

Анатомия и нейронная иннервация слезного аппарата и связанных с ним структур

Известно, что в производство звукового аспекта плача вовлечены артикуляционная, гортанная и дыхательная деятельности. Также ясно, что в этот процесс вовлечены лицевые мышцы, названия которых можно опустить. Но все перечисленные процессы обеспечиваются участием моторных нейронов коры головного мозга [3]. Сложная нейронная деятельность обеспечивает работу и самой слезной железы (рис. 4), на чем мы остановимся подробнее.

Фабрика слез

Рисунок 4. Фабрика слез: 1 — слезная железа; 2 — выводные протоки слезной железы; 3 — слезный мешок; 4 — слезно-носовой канал.

За наши эмоциональные слезы отвечают слезные железы, расположенные у верхненаружного края глазницы в слезной ямке лобной кости (рис. 4). За слезы, ответственные за непрерывную защиту и питание глаза отвечают вспомогательные железы, находящиеся прямо в конъюнктиве глаза (тонкая прозрачная слизистая оболочка, покрывающая заднюю поверхность век). Из двух слезных желез выходят по 12 выводных протоков.

Функциональный блок слезной железы состоит из чувствительных афферентных нервов роговицы и конъюнктивы глаза, эфферентных парасимпатических и симпатических нервов, которые иннервируют эти слезные железы, секреторные клетки слезной железы и выводные/выделительные протоки слезной железы (рис. 5). Для более подробного изучения иннервации слезных желез можно ознакомиться со статьей [24]. Здесь мы коснемся только самых важных особенностей.

Строение нейронной иннервации слезной железы

Рисунок 5. Схема анатомического строения нейронной иннервации слезной железы и нейробиологических структур, участвующих в акустической части плача человека. Обратите внимание, что слезные ядра расположены в слюноотделительном нервном центре (размер на схеме не соответствует реальному). Клетки этого центра модулируют связь между сенсорными (чувствительными) и парасимпатическими эфферентными нервами, передающими сигнал к слезной железе. Существуют еще дополнительные пути, связанные с произвольным/умышленным плачем, включая влияние мозжечка, но для простоты они не указаны в схеме. Желтые маркированные метки относятся к структурам, которые являются частью центральной автономной сети.

[8], рисунок адаптирован

Жидкость, что вытекает из слезных протоков, состоит в основном из воды, электролитов и белков. Количество и состав жидкости слезной железы являются важными характеристиками для поддержания здоровья глазной поверхности [24]. Основными нейромедиаторами, регулирующими секрецию секреторных клеток в слезной железе, являются парасимпатические нейротрансмиттеры, такие как ацетилхолин и вазоактивный интестинальный пептид, а также симпатические нейротрансмиттеры — норадреналин и нейропептид Y. Хотя механизмы секреции этих веществ из слезной железы различаются, все они находятся под контролем нейронов. Это позволяет быстро реагировать на потребности клеток глазной поверхности в зависимости от условий окружающей среды, включая температуру, влажность, механические, химические или другие воздействия.

Интересным является факт, что ингибирующее (тормозящее) действие на секрецию слез обеспечивается энкефалинами, которые представляют собой два пептида головного мозга с болеутоляющими свойствами и отменяют секрецию слезных желез путем блокирования дельта-опиоидных рецепторов [24], [25].

Рефлекторное слезотечение возникает, когда чувствительные нервные окончания на поверхности глаз реагируют на изменения в окружающей среде, что приводит к быстрой секреции жидкости слезной железой, чтобы смыть и химически нейтрализовать потенциальные угрозы с глаз. Такой процесс опосредован лицевым нервом и называется тройничным парасимпатическим рефлексом. Однако это не простой рефлекс, поскольку чувствительный сигнал от роговицы и конъюнктивы обрабатывается в слезных ядрах, представляющих собой группу клеток в высшем слюноотделительном ядре (иногда называемом «слезное ядро» [24], [26], хотя структура не является истинным ядром), которое также обрабатывает сигналы из других центров (включая префронтальную кору и лимбические структуры, такие как поясная извилина). Подобная работа подразумевает, что низкие уровни стимуляции обеспечивают достаточную продукцию жидкости слезной железой для того, чтобы адекватно смочить глазную поверхность, тогда как более интенсивная стимуляция вызывает усиление секреции слезной железой, чтобы смыть вредные соединения с поверхности глаза потоком слез. Однако выработку слез также можно вызвать без участия чувствительных нервов за счет действия вегетативной нервной системы [27]. Слезные железы иннервируются парасимпатическими и симпатическими нервами, но парасимпатическая система преобладает как анатомически, так и функционально [24], [28]. Стимуляция парасимпатических волокон приводит к явному увеличению секреции слез, тогда как потеря парасимпатической иннервации подавляет функцию слезной железы [24]. С другой стороны, стимуляция симпатических волокон, по-видимому, мало влияет на секрецию слез, но этот путь косвенно связан с регуляцией кровоснабжения слезной железы.

Парасимпатическая иннервация слезных желез происходит в слезных ядрах, расположенных в верхнем слюноотделительном ядре в варолиевом мосту, откуда передается сигнал через ганглий коленца до крылонебного ганглия [24]. Постганглионарные аксоны, непосредственно подходящие к слезной железе, и обеспечивают его парасимпатической иннервацией (рис. 5).

Плач и здоровье

Давайте попробуем обобщить популярные и донаучные представления о взаимосвязи между плачем и здоровьем, а также рассмотрим научную литературу по этой теме.

Представление о том, что проявление своих эмоций при помощи плача или, наоборот, сдерживание плача важны для нашего психического и физического благополучия, широко распространено и имеет свою историю.

К примеру, существует мнение, что плач приносит облегчение. Брейер и Фрейд (Breuer and Freud) говорили о плаче в работе «Исследования истерии» (1968 г.) как о «непроизвольных рефлексах», которые вызывают аффективный разряд , так что «бóльшая часть аффекта исчезает». По словам Меннингера, Маймана и Прюйзера (1964 год), плач может считаться, пожалуй, самым человечным и самым универсальным из всех мер по оказанию помощи [29]. Кроме того, как отмечают Ад Фингерхуц и Лорен Бильсма, еще две тысячи лет назад римский поэт Овидий выразил это убеждение в словах: «Плач приносит облегчение; утоляя слезами печаль» [29].

Аффективный разряд — стадия патологического аффекта, проявляющаяся бурным двигательным возбуждением, глубоким нарушением сознания, расстройством ориентировки, речевой бессвязностью, чрезмерной жестикуляцией и т. д. («Большой медицинский словарь»)

Перевод автора статьи. Оригинал из [29]: «It is a relief to weep; grief is satisfied and carried off by tears».

Считается, что плач предполагает не только немедленное облегчение, но и оказывает положительное долгосрочное влияние на здоровье. А долговременное сдерживание слез, может угрожать нашему физическому состоянию. В СМИ с 1850 года до 1985 года это утверждение сопровождалось мнением, что неспособность плакать сопровождается такими расстройствами как головные боли, гипертония и бессонница. Упоминания о связи ухудшения здоровья при сдерживании эмоций наблюдается и в более ранние периоды времени человечества. В частности, считалось, что при тяжелой утрате необходимо плакать, чтобы предотвратить болезнь (Франциск ван Гельмонт, 1694 г.). Это в свою очередь отразилось в литературе, и можно обнаружить стихотворения, посвященные этому. Бильсма и Фингерхуц цитируют строчки из стихотворения «Принцесса» (1847 г.) Альфреда Теннисона, в которой есть такие слова: She must weep or she will dieОна должна заплакать или умереть») [29].

В 19 и 20 веках также прослеживается эта тенденция. Британский психиатр Генри Модсли (1835–1918) утверждал, что печаль, проявляющаяся со сдерживанием слез, может заставить «плакать и другие органы» [29]. В обзоре Лорен Бильсма и Ада Фингерхуца можно увидеть и другие примеры убеждения, что плач является полезным для здоровья. В частности, почти полвека назад (в 1972 году) Риз предположил, что повышенная смертность, наблюдаемая после тяжелой утраты у мужчин, может быть частично вызвана подавлением выражения печали, включая плач [30].

На просторах интернета не только за рубежом, но и в России встречаются утверждения в пользу плача для здоровья. К примеру, можно обнаружить такие слова: «Доказано, что слезы являются в какой-то степени болеутоляющим средством» [31]. Или «биохимик Уильям Фрей из США установил, что эмоциональные слезы, вызванные горем, выводят из организма токсины и гормоны стресса. Не зря говорят, что лекарство от всех болезней — соленая вода: слезы, пот и море. Кстати, мужчины плачут меньше, зато потеют больше, поэтому для того чтобы избавить организм от всяких неполезных веществ, упомянутых выше, нам достаточно поплакать на диване, а мужчинам приходится вкалывать в поте лица» [32]. Вот буквально два примера, взятых со cлучайных сайтов, один из которых принадлежит журналу Cosmopolitan.

Такие утверждения заставляют читателя думать, что плач просто необходим для здоровья. Но каковы научные данные, связанные с этим вопросом?

Может ли плач способствовать физическому выздоровлению?

Для плача в аспекте его влияния на здоровье человека сформулировано несколько теорий [33]. Давайте их рассмотрим:

  • Катартические теории. Эти теории предполагают, что плач приводит к некоему «эмоциональному катарсису». Катарсис можно определить как опыт облегчения или освобождения от эмоционального напряжения, а также снижение ощущаемого стресса или физиологического возбуждения. Слово «катарсис» происходит от греческого katharsis, что означает «очищение». В рамках этой идеи предполагается, что отказ от плача может привести к ухудшению здоровья. Эмоциональное напряжение, которое мы не смогли выпустить, отказавшись от плача, будет выпускаться другими способами, что может привести к появлению различных физических и психологических симптомов, в частности, таких как головная боль, гипертония и бессонница. Ранняя катартическая теория плача была сформулирована еще Зигмундом Фрейдом. Согласно ей, стимуляция слезной железы может избавить мозг от накопленного стресса. Подобные идеи прослеживались и у других психоаналитиков, считавших, что слезы это необходимый переключатель от переполняемых эмоций, достигших критического уровня.
  • Редукционистские теории. Редукционистские теории рассматривают плач с точки зрения предполагаемых физиологических функций. Согласно Дарвину, дети громко кричат, когда нуждаются в еде или помощи, и отчасти для того, чтобы облегчить свои страдания. По словам Дарвина, изменения тела во время плача, включая скрежет зубов, выражение громких звуков (крик) могут облегчить испытываемые человеком страдания или боль.

    Монтегю в 1959 году утверждал, что плач необходим нам для того, чтобы смазать высыхающие слизистые оболочки носа и горла при интенсивном вдохе и выдохе воздуха. Он считал, что слезы, стекающие через носоглоточные каналы, будут поддерживать увлажненное состояние слизистых. Однако стоит отметить, что во время бега или каких-либо других физических упражнениях, которые усиливают дыхание, не происходит выделения слез, маловероятно, чтобы основная их функция заключалась в защите от эффекта быстрого дыхания. Монтегю также предположил, что антибактериальный фермент лизоцим, обнаруженный в слезной жидкости, защищает нас от инфекций верхних дыхательных путей. Другой же ученый Фрей в 1985 году подчеркивал, что эмоциональный плач является экскреторным процессом, то есть продукция секрета происходит наружу, а не внутрь. Он предположил, что, как и другие экскреторные процессы, например, мочеиспускание, дефекация и выдох, эмоциональное слезотечение может быть связано с удалением отходов или токсичных веществ из организма. По словам Фрея, причина, по которой люди чувствуют себя лучше после плача, заключается в том, что их слезы удаляют токсичные вещества и гормоны стресса, которые нарастают во время эмоционального стресса. Что примечательно, Фрей и его коллеги обнаружили, что эмоциональные слезы действительно содержат высокие концентрации некоторых гормонов, включая АКТГ (адренокортикотропный гормон), пролактин и эндорфины, которые выступали доказательствами теории Фрея. Кроме того, были обнаружены различия в составе эмоциональных слез и слез вызванных раздражением глаза, в частности в отношении белков. Тем ни менее отмечается, что эти результаты трудно интерпретировать, и не ясно, имеет ли это различие какую-либо клиническую значимость. Более того, неизвестно, отличается ли биохимический состав слез грусти и радости. Но у данной теории есть противники, основной тезис которых заключается в том, что количество слез, пролитых во время плача слишком малó, чтобы иметь какое-либо физиологическое значение.
  • Когнитивные теории. Эфран и Спанглер описали (1979 г.) двухфакторную теорию, объясняющую плач у взрослых. Согласно этой теории, существует две фазы: эмоциональное пробуждение и восстановление. Плач же, согласно когнитивной теории, происходит после периода пробуждения, за которым следует переход к восстановлению. Причем только во время этой второй фазы, когда напряжение уменьшается, будут вытекать слезы. С этой точки зрения, слезы не способствуют выздоровлению, а являются лишь эпифеноменом, отмечающим появление важных когнитивных изменений.

Проводить исследования для изучения плача с людьми достаточно трудное занятие, причем оно исключает возможность рандомизации, то есть определения экспериментальных групп. Человек ведь не может эмоционально плакать только потому, что он был определен в «плачущую» группу. Для таких экспериментов, люди, которые плакали при определенных эмоциональных стимулах, определяются в «плачущую» группу, а те, которые не плакали, соответственно в «неплачущую». Да, ученые иногда бывают жестоки и ради исследований пролилось немало слез...

Но так бывает, когда исследователи опираются только на опыт самих участников и на анкетирование. В частности на таких исследованиях базируются катартические теории. Когда людей просят описать, как они себя чувствовали после недавнего эпизода плача, многие из них указывают на то, что они чувствуют облегчение или расслабление и сообщают о повышении положительного эффекта или уменьшении негативного напряжения. В своем классическом исследовании плача Боргквист (1906) попросил студентов университетов описать недавний плач и то, как он повлиял на их благополучие. Большинство студентов сообщили о положительном эффекте. В исследовании Фрея с коллегами (1983) с упором на частоту плача человека 85% женщин и 73% участников мужского пола указали, что они обычно чувствовали себя лучше после плача. Подобные результаты показывают и многие другие исследования (для ссылок смотри [33]).

Но, несмотря на то, что результаты таких исследований свидетельствуют о том, что плач позволяет почувствовать себя лучше, такие субъективные положительные эффекты плача почти никогда не наблюдались в более контролируемых исследованиях.

В ряде контролируемых исследований основное внимание уделялось последствиям плача на настроение, а также другим переменным, включая психофизиологическое состояние и физическое здоровье. Лабораторные исследования обычно используют печальный фильм для того чтобы вызвать реакцию у человека. Перед, во время и после фильма участников просят сообщить о своем настроении и оценивают их физиологические параметры, например, частоту сердечных сокращений, проводимость кожи, уровень гормонов. Данные плачущих участников затем сравнивали с данными тех, кто не плакал. При этом результаты таких исследований в целом не подтверждают гипотезу о том, что плач смягчает напряжение и подавленное настроение. Напротив, результаты обычно свидетельствуют о том, что плачущие люди чувствуют себя хуже [33].

Плач, настроение и психофизиологические ответы

Вызвав плач с помощью фильма, исследователи проводили физиологические измерения и фиксировали эмоциональные реакции. Результаты показали, что участники исследования, которые плакали во время фильма, испытали более высокий уровень грусти и эмоциональной боли. Такая группа людей также показала повышенную активность соматической и вегетативной нервных систем, указывая на то, что плач ассоциировался с возбуждением и негативным воздействием [34]. В других исследованиях с применением грустных фильмов получили аналогичные результаты. Участники, которые плакали при просмотре фильма, сообщали о значительном увеличении печали, разочарования, депрессии, мышечного напряжения и снижении счастья [35], [36]. Однако такие результаты трудно интерпретировать, поскольку это может говорить о том, что те, кто не плачет, делают это потому, что они как раз испытывают меньше грусти. Более точным исследованием было бы сравнение участников, которые испытывают одни и те же эмоции на экспериментальный стимул с одинаковой интенсивностью, но одна часть из которых плачет, а другая нет.

Многие исследования говорят о том, что плач, наоборот, усиливает стресс и не может его уменьшить. Лабот и Мартин в 1987 году обнаружили, что люди, которые часто плачут вследствие негативных жизненных событий, чаще сообщают о высоком уровне нарушения настроения [37]. К таким же выводам, говорящим об усилении депрессивного настроения после плача, приходят исследователи, показывающие людям грустные фильмы [38], [39].

Более интересными являются исследования по влиянию плача на настроение и иммунитет [29]. В частности исследователи обратили внимание на секреторный иммуноглобулин А (S-IgA), антитело, защищающее от инфекций дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, обнаруженное в слюне. Нескрываемый плач оказался иммунодепрессивным, что заключается в значительном снижении уровня S-IgA в слюне плачущих людей, по сравнению с неплачущими [40], [41]. Эти данные говорят о том, что плач скорее компрометирует некоторые функции иммунной системы, чем стимулирует ее.

Доказательства, подтверждающие положительный эффект плача на настроение или психобиологическое функционирование, сегодня слабы в лучшем случае, что связано с качеством исследований и, в частности, с выбором параметров, не всегда являющихся оптимальными.

Подводя итог, гипотеза о том, что плач обычно приводит к какой-либо форме катарсиса или к положительному изменению состояния здоровья, не может быть проверена. Плач в ответ на печальный фильм в контролируемой обстановке, по-видимому, не приводит к заметному снижению эмоционального напряжения или стресса или к улучшению психобиологического функционирования. Действительно, результаты различных исследований скорее наталкивают на противоположные выводы, говорящие о связи плача с увеличением возбуждения, напряжения и негативного воздействия. В будущих исследованиях необходимо учитывать, что плач, по-видимому, более вероятен, когда уровень возбуждения выше или люди чувствуют более сильные эмоции.

Вывод

Все мы сталкивались с этим процессом и не отдаем себе отчета в том, что плач — это не только одно из проявлений грусти, а на самом деле сложное поведение с уникальными эволюционными и физиологическими особенностями, и имеет внутри- и межличностные различия.

В статье были обобщены известные к настоящему времени знания про плач. Исходя из вышесказанного понятно, что еще не до конца раскрыт эволюционный путь развития эмоционального плача у людей, но основной причиной может являться социальное сближение. Также было уделено внимание взаимосвязи между плачем и здоровьем. Как видно, сейчас еще недостаточно контролируемых научных исследований плача, и мы не можем подтвердить популярную идею о том, что плач приносит облегчение и что сдерживание слез может нанести ущерб здоровью. Некоторые исследования как раз подтверждают обратное.

Литература

  1. Darwin C., Ekman P., Prodger P. The expression of the emotions in man and animals (3rd Edition). London: Harper Collins, 1998. — 472 p.;
  2. Ebersole G.L. (2000). The function of ritual weeping revisited: Affective expression and moral discourse. History of Religions. 39, 211–246;
  3. Vingerhoets A.J.J.M. Why only humans weep: unravelling the mysteries of tears. Oxford: Oxford University Press, 2013. — 304 p.;
  4. Reynolds C. (1924). The biological origin of weeping. J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 5, 355–358;
  5. Fossey D. Gorillas in the mist. NY: Mariner Books, 2000. — 400 p.;
  6. Frey W.H. The mystery of tears. Minneapolis: Winston Press, 1985. — 174 p.;
  7. John D. Newman. (2007). Neural circuits underlying crying and cry responding in mammals. Behavioural Brain Research. 182, 155-165;
  8. Lauren M. Bylsma, Asmir Gračanin, Ad J. J. M. Vingerhoets. (2018). The neurobiology of human crying. Clin Auton Res;
  9. Asmir Gračanin, Lauren M. Bylsma, Ad J. J. M. Vingerhoets. (2018). Why Only Humans Shed Emotional Tears. Hum Nat. 29, 104-133;
  10. J. Murube, L. Murube, A. Murube. (1999). Origin and Types of Emotional Tearing. European Journal of Ophthalmology. 9, 77-84;
  11. Kottler J.A. The language of tears. San Francisco, CA.: Jossey-Bass, 1996. — 242 p.;
  12. S. Gelstein, Y. Yeshurun, L. Rozenkrantz, S. Shushan, I. Frumin, et. al.. (2011). Human Tears Contain a Chemosignal. Science. 331, 226-230;
  13. Krebs J.R. and Dawkins R. Animal signals: mind-reading and manipulation. In: Behavioral Ecology. An Evolutionary Approach / ed. by Krebs J.R. and Davies N.B. Oxford: Blackwell, 1984. — P. 380–402;
  14. Bekker M.H.J. and Vingerhoets J.J.M. (1999). Adam’s tears: the relationship between crying, biological sex, and gender. Psychology, Evolution, and Gender. 1, 11–31;
  15. Jesser C.J. (1989). Men and crying. Changing Men. 12, 15;
  16. Agneta H. Fischer. (1993). Sex Differences in Emotionality: Fact or Stereotype?. Feminism & Psychology. 3, 303-318;
  17. Gary A. Cretser, William K. Lombardo, Barbara Lombardo, Sharon Mathis. (1982). Reactions to Men and Women Who Cry: A Study of Sex Differences in Perceived Societal Attitudes versus Personal Attitudes. Percept Mot Skills. 55, 479-486;
  18. Anne M. Burrows. (2008). The facial expression musculature in primates and its evolutionary significance. Bioessays. 30, 212-225;
  19. Cornelius R.R., Nussbaum R., Warner L., Moeller C. (2000). “An action full of meaning and of real service”: The social and emotional messages of crying. 11th conference of the International Society for Research on emotions (Quebec City, Canada);
  20. Robert R. Provine, Kurt A. Krosnowski, Nicole W. Brocato. (2009). Tearing: Breakthrough in Human Emotional Signaling. Evol Psychol. 7, 147470490900700;
  21. Martijn J. H. Balsters, Emiel J. Krahmer, Marc G. J. Swerts, Ad J. J. M. Vingerhoets. (2013). Emotional Tears Facilitate the Recognition of Sadness and the Perceived Need for Social Support. Evol Psychol. 11, 147470491301100;
  22. Kim R. Hill, Brian M. Wood, Jacopo Baggio, A. Magdalena Hurtado, Robert T. Boyd. (2014). Hunter-Gatherer Inter-Band Interaction Rates: Implications for Cumulative Culture. PLoS ONE. 9, e102806;
  23. Michelle C. P. Hendriks, Ad J. J. M. Vingerhoets. (2006). Social messages of crying faces: Their influence on anticipated person perception, emotions and behavioural responses. Cognition & Emotion. 20, 878-886;
  24. Darlene A. Dartt. (2009). Neural regulation of lacrimal gland secretory processes: Relevance in dry eye diseases. Progress in Retinal and Eye Research. 28, 155-177;
  25. Robin R Hodges, Darlene A Dartt. (2003). Regulatory Pathways in Lacrimal Gland Epithelium. International Review of Cytology. 129-196;
  26. Van Haeringen N. The (neuro)anatomy of the lacrimal system and the biological aspects of crying. In: Adult crying: a biopsychosocial approach / ed. by Vingerhoets A.J.J.M. and Cornelius R.R. Hove: Routledge, 2001. — P. 19–36;
  27. EDUARDO E. BENARROCH. (1993). The Central Autonomic Network: Functional Organization, Dysfunction, and Perspective. Mayo Clinic Proceedings. 68, 988-1001;
  28. Kardon R. Anatomy and physiology of the autonomic nervous system. In: Walsh and Hoyt’s clinical neuro-ophthalmology (v. 1, 6th Edition) / ed. by Miller N.R., Newman N.J., Biousse V., Kerrison J.B. Philadelphia: Lippincott Wiliams and Wilkins, 2005. — P. 647–671;
  29. Vingerhoets A. and Bylsma L. (2007). Crying and health: popular and scientific conceptions. Psychological Topics 16. 2, 275-296;
  30. Linford Rees. (1983). The development of psychosomatic medicine during the past 25 years. Journal of Psychosomatic Research. 27, 157-164;
  31. Верещагина C. Почему полезно плакать? Рефлекторные и искусственные слезы. Польза и вред слез. Химический состав слез. inmoment.ru;
  32. Коровушкина Е. (2012). Плакать полезно! Cosmopolitan;
  33. Stougie S., Vingerhoets A., Cornelius R. Crying, catharsis, and health. In: Emotional expression and health / ed. by Nyklicek I., Temoshok L.R., Vingerhoets A.J.J.M. Hove & NY: Brunner-Routledge, 2004. — P. 225–288;
  34. JAMES J. GROSS, BARBARA L. FREDRICKSON, ROBERT W. LEVENSON. (1994). The psychophysiology of crying. Psychophysiology. 31, 460-468;
  35. Suzanne E. Choti, Albert R. Marston, Steven G. Holston, Joseph T. Hart. (1987). Gender and Personality Variables in Film-Induced Sadness and Crying. Journal of Social and Clinical Psychology. 5, 535-544;
  36. Albert Marston, Joseph Hart, Curtis Hileman, William Faunce. (1984). Toward the Laboratory Study of Sadness and Crying. The American Journal of Psychology. 97, 127;
  37. Susan M. Labott, Randall B. Martin. (1987). The Stress-moderating Effects of Weeping and Humor. Journal of Human Stress. 13, 159-164;
  38. Randall B. Martin, Susan M. Labott. (1991). Mood following emotional crying: Effects of the situation. Journal of Research in Personality. 25, 218-244;
  39. Deborah L. Kraemer, Janice L. Hastrup. (1988). Crying in Adults: Self-Control and Autonomic Correlates. Journal of Social and Clinical Psychology. 6, 53-68;
  40. Susan M. Labott, Shelley Ahleman, Mark E. Wolever, Randall B. Martin. (1990). The Physiological and Psychological Effects of the Expression and Inhibition of Emotion. Behavioral Medicine. 16, 182-189;
  41. Randall B. Martin, Cynthia A. Guthrie, Claudia G. Pitts. (1993). Emotional Crying, Depressed Mood, and Secretory Immunoglobulin A. Behavioral Medicine. 19, 111-114.

Комментарии