Рецензия. Михаил Никитин «Происхождение жизни. От туманности до клетки»

  • 2290
  • 5,7
  • 10
  • 1
Добавить в избранное

Никитин М. Происхождение жизни. От туманности до клетки. М.: «Альпина нон-фикшн», 2016. — 542 с.

Пожалуй, первый в истории книгоиздательства обзор актуальных представлений о том, как образовалась наша планета и все, кто ее населяют. Как и многие другие первые в своем роде труды, доступен для понимания не каждому, а только самым прогрессивным представителям человечества, но оттого не теряет свою полезность.

По меткому выражению нынешнего главного редактора журнала «Кот Шредингера» Григория Тарасевича, человеку научно-популярная статья может быть интересна разве что, если в ней упоминается один из трех «китов», а лучше сразу несколько. «Киты» эти — бог, желудок и зеркало. Бог обозначает все, что имеет глобальную важность, но пока доподлинно не известно — нечто наподобие квантовой физики. Желудок (жопа в менее цензурном варианте) — то, что непосредственно касается читателя, относится к его душе или телу. Самый простой пример — статьи по психологии. Наконец, зеркало говорит о личности ученого.

Если рассуждать в такой терминологии, то проблема происхождения жизни относится скорее к категории «бога», чем куда-то еще. Она являет собой нечто малопознаваемое и поэтому очень подходящее для спекуляций. Недаром сторонники божественного происхождения жизни, креационисты, сутками спорят на форумах с теми, кто признает существование эволюции. Подобные споры вряд ли прекратятся, даже если учесть, что в последние годы по теме происхождения жизни появилось огромное количество новых данных. Конечно, креационисты ими не оперируют: не хватает образованности и заинтересованности в чужих точках зрения. А вот всем остальным было бы неплохо знать, что нового выяснили ученые о рождении биосферы.

Михаил Никитин

Рисунок 1. Михаил Никитин — автор книги «Происхождение жизни. От туманности до клетки»

Конечно, прямого отношения к современному человеку информация о происхождении жизни не имеет и потому, может, не так интересна, как ГМО, кишечные бактерии и нейробиология — любимые темы популяризаторов последних лет. Вообще, слово «популяризатор» не подходит для описания Михаила Никитина (рис. 1), и это, скорее, хорошо. Популяризация науки приносит немало разочарований слушателям. Из-за того, что описания экспериментов, а также выводы из них приходится сокращать и упрощать ради удобочитаемости, и в попытке связать их с реальным миром получается ненастоящая, неполная картина, потребитель информации, решив, что ему нравится наука, сыпет фактами, которые позволят ему выглядеть более умным в глазах остальных. Сам он при этом науку не двигает, потому что терпения и знаний, как правило, не хватает. Читатель «научпопа» похож на футбольного болельщика, который осуждает промахи профессионалов, а сам не играет в футбол даже во дворе по выходным. Думается, что сейчас обществу гораздо нужнее не популяризаторы, а просветители. Они, во-первых, будут работать с детьми и показывать им науку по-честному, готовя их к выбору будущей профессии, а во-вторых, станут давать пищу для размышления взрослым, обладающим достаточным уровнем интеллекта для понимания просветительских текстов.

Здесь не мешает вспомнить, что в России за последние 20 лет вышло как минимум две книги о проблемах происхождения жизни — «Рождение сложности» Александра Маркова (2010) и «Удивительная палеонтология» Кирилла Еськова (2000). Первая отличается от «Происхождения жизни» большей гуманностью изложения. Если Никитин безэмоционально рассказывает, что с высокой долей вероятности происходило на ранних этапах развития жизни, будто бы читая лекцию у кафедры, то Марков, образно выражаясь, сидит ближе к читателю-собеседнику и говорит медленнее; он обращает внимание не только на фактическую сторону проблемы, но и на человеческую природу своего слушателя. А «Удивительная палеонтология», хотя и дальше по своему содержанию от уже упомянутых двух, носит некоторые черты сходства с книгой Михаила Никитина.

Как известно, «Происхождение жизни. От туманности до клетки» представляет собой расширенную и дополненную версию курса «Происхождение жизни» , который автор несколько лет подряд читал на Летней экологической школе (ЛЭШ). Курс был обязательным для старшеклассников биологического отделения, но на него, как и на остальные курсы, могли ходить все желающие. Автору рецензии посчастливилось попасть на первые ЛЭШевские лекции Михаила Никитина в 2010 году после окончания второго курса биофака МГУ. Автор рецензии признает, что располагает весьма заурядным умом, но подозревает, что не ему одному было сложно понять и запомнить все, о чем говорилось в том курсе. Поэтому кажется, что правильнее называть «Происхождение жизни...» не научно-популярной книгой, а учебником для дополнительного (само)образования. Именно под таким «грифом» вышла «Удивительная палеонтология». Как и «От туманности до клетки», она была составлена на основе курса для одаренных школьников. Об этом напрямую говорится в книге: ее появлению на свет способствовали учащиеся московской гимназии № 1543 на Юго-Западе.

На основе лекций для этого курса также был написан цикл статей в «Химии и жизни», получивший литературную премию имени Александра Беляева.

На этом сходство произведений Никитина и Еськова не заканчивается: первый говорит, что порой сознательно копировал стиль второго. Однако книги не повторяют друг друга ни по строению, ни по содержанию. Если Еськов больше говорит о хорошо знакомых нам вымерших организмах и их современниках, то Никитин обращается к более общим вопросам, не останавливаясь подробно на конкретных видах. Это ожидаемо: Кирилл Юрьевич изучает ископаемых пауков, а Михаил сравнивает геномы различных организмов (хотя деятельность обоих этим не ограничивается, конечно же). Однако все-таки кажется, что читателей у «Происхождения жизни» будет меньше, чем у «Удивительной палеонтологии». И дело не только в том, что книга Еськова освещает более популярные в народе темы, но и в том, что она более удобно устроена. Термины и важные мысли в ней выделены шрифтом, а что самое главное, в конце книги есть словарик. К сожалению, «Происхождение жизни...» этим похвастаться не может. Кроме того, иногда понятия сначала появляются в тексте, а потом, через несколько десятков страниц, объясняются. В частности, так происходит со словом «прецессия». Кажется, все-таки стоит выбрать: либо не давать определения терминам вообще, по современному обыкновению отсылая читателей в «Википедию», либо пояснять их, но при первом использовании слова, а не пятом и более. Есть подозрение, что в изначальном варианте книги таких нестыковок не было, а они появились на том этапе, когда редактор попросил (или редактора попросили) сделать текст менее научным и более популярным.

В целом название «Происхождение жизни. От туманности до клетки» четкое и короткое, полностью соответствует содержанию книги. Нет лирических отступлений, нет описания личной жизни автора, которое нынче в научно-популярных книгах встречается все чаще (хотя одно признание, очень элегантное, все же присутствует). Есть огромное количество информации, настолько свежей и подробной, насколько это возможно. Соответственно, у читателя, твердо намеренного преодолеть книгу, должно быть столь же огромное желание во всей этой информации разобраться.

Как предупреждает один из «звездных» рецензентов книги и по совместительству автор «Рождения сложности» Александр Марков, плавающему по просторам «Происхождения жизни...» придется частенько открывать известный поисковый сайт и вводить в нужное окошечко буквы, составляющие незнакомый термин. Важно, впрочем, чтобы это не пришлось делать слишком часто. Ведь постоянно прерываться и затем снова искать место, где закончил читать сложный текст, не самое умиротворяющее занятие. Кроме того, не одну и не две страницы занимают цепочки химических реакций, да и математически-физические формулы не так уж редки. Читателю, жадному до интересных удобоваримых фактов, пробраться через такой «лес» будет затруднительно. Впрочем, тем, кто привык работать с символами, отличными от букв кириллической азбуки, и сам запросто строит деревья-графы, такой способ представления информации, скорее всего, подойдет. Иными словами, книга, как и хотел автор, действительно выглядит рассчитанной на «технарей» и программистов. Легко представить в роли читателя выпускника или студента Физтеха — кажется, они все обладают подходящим складом ума, чтобы понимать и разбирать информацию из любых областей знания.

Иллюстраций в книге достаточно, но они, судя по всему, черно-белые , отчего теряют часть информативности. Вероятно, это связано с особенностями ценообразования в полиграфии, и автор, а также редактор, тут ни при чем.

Именно такие они в электронной версии. Издательство не посчитало нужным показывать печатную.

В общем и целом, книга дает всеобъемлющее представление о том, что сейчас думают ученые о происхождении жизни на Земле. Тем не менее, поддастся и понравится она не каждому. Пожалуй, цитировать ее в спорах с креационистами будет сложно: вряд ли найдется много креационистов столь же умных, эрудированных и терпеливых, как автор обсуждаемой книги. Зато ее можно использовать как справочник для получения свежайших знаний, которых сейчас не дают даже в продвинутых университетах (потому что следить за всеми научными статьями и постоянно переделывать курсы согласно новым открытиям не так-то просто).

«Происхождение жизни...» пригодится всем студентам биологических и смежных факультетов — при условии, что они хотят не просто сдать экзамены и уйти в высокооплачиваемый биотех, а желают по-настоящему разбираться в жизни. Книга будет полезна и специалистам по теории эволюции, и преподавателям этого предмета — по уже названной выше причине. Хороша она будет и для одаренных школьников, в которых современная система образования еще не задавила жажду знаний. Наконец, пытливый читатель с законченным высшим образованием тоже может извлечь пользу из «Происхождения жизни...» — особенно если его образование физико-математическое или естественнонаучное.

Михаил провел титаническую, как он сам и его стремление получать и передавать знания, работу, последовательно разобрав едва ли не все имеющиеся данные и правдоподобные гипотезы о происхождении жизни. Хочется, чтобы эту работу оценили по достоинству. Она не лишена недостатков: «Происхождение жизни...» однозначно могло бы быть более понятным и логичным (а вот более информативным — вряд ли). Зато человек, который сумеет прочесть ее от начала до конца, может быть уверен, что любит не только «красивую фигуру» науки , но и самые скучные и сложные ее аспекты.

По выражению авторов комикса Cyanide and Happiness (рис. 2).

Комикс Cyanide and Happiness

Рисунок 2.

сайт pbs.twimg.com

Комментарии