https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/russia-promos.html?cid=bid_cbu_sbu_r03_ru_cp1381_pjt6312_we43366_0db_bim_da_awa_at_s00_Biomolec
Подписаться
Биомолекула

Шервин Нуланд: «Врачи». Рецензия

Шервин Нуланд: «Врачи». Рецензия

  • 246
  • 0,2
  • 0
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Шервин Нуланд. Врачи. Восхитительные и трагичные истории о том, как низменные страсти, меркантильные помыслы и абсурдные решения великих светил медицины помогли выжить человечеству. — М.: Эксмо. — 2019. — 688 с.

«История медицины» — это был один из самых скучных предметов во время моего обучения на медицинском факультете. Бесконечные имена, перечисление дат и отсутствие стройности и ясности в повествовании преподавателя заставляли воспринимать эти пары без энтузиазма. Книга Шервина Нуланда «Врачи» лишена этих недостатков и могла бы без потери качества заменить мне часы, потраченные на скучные пары в университете.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 10/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Лёгкость чтения: 7/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 8/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: студентам-медикам, врачам и людям, интересующимся историей медицины.

Книга «Врачи. Восхитительные и трагичные истории о том, как низменные страсти, меркантильные помыслы и абсурдные решения великих светил медицины помогли выжить человечеству» — это эпос по истории медицины. Нуланд охватывает всю историю медицины в западном ее понимании — от Гиппократа до позднейших хирургических достижений: операций на сердце и пересадки органов. Нуланд предвзят и не скрывает этого. Он честно признается, что выбирает всего несколько имён из череды блестящих врачей и ученых, которые сделали медицину такой, какой мы знаем. В главе «Хирургия без боли» Нуланд показывает нам основателей целого направления — анестезиологии. Мы знакомимся ближе с Рудольфом Вирховом, патологоанатомом и учёным, который создал современную патологическую анатомию.

Местами, особенно в самом начале, в главе про отца медицины Гиппократа, автор пользуется сложным языком, но потом как будто смягчается и становится ближе читателю.

Рассказывая об истории медицины, Шервин Нуланд показывает нам медицину современную. Он демонстрирует проблемы и конфликты, которые существуют в медицине веками. Темой его рассуждений становятся медицинское образование, врачебная этика, критерии профессионализма. В начале книги автор объясняет различия, существовавшие между двумя школами греческих врачей. Медицинская школа острова Кос, к которой принадлежал Гиппократ, ставила в центр лечебного процесса человека, а не болезнь. Врачи, принадлежавшие к школе города Книд, интересовались болезнью в отрыве от самого пациента. Парадоксально, но современная медицина, прямая наследница книдских врачей, всё время использует образ и высказывания самого известного представителя школы острова Кос. Автор очень искусно показывает, что противостояние двух школ происходит до сих пор. Я думаю, вряд ли оно когда-нибудь закончится.

Такими парадоксами и противоречиями наполнена вся история медицины, которую рассказывает нам Нуланд. Например, парадокс Галена, который говорил, что все идеи должны быть проверены, и чье учение стало источником огромного количества догм. Эти слепо принимаемые на веру догмы существовали на протяжении веков в европейской медицине, пока не пришёл Везалий и не произвел интеллектуальную революцию.

Кроме рассказов про выдающихся людей, из книги узнаешь о том, как медицина вырабатывала свои правила, как она становилась отдельной профессиональной областью. Можно понять, откуда происходят старые проблемы коммерческой медицины и какие конфликты сопровождали процесс самоидентификации врачей как профессионального сообщества. История Рудольфа Вирхова показывает, что врач может помогать людям не только как врач, но и как политический и общественный деятель. Это рифмуется с тем. что происходит сейчас в российском здравоохранении. Врач, если он честен, защищает интересы пациентов, а не государства, но при этом сильно зависит от последнего в своей работе. И это еще один парадокс в книге Нуланда.

Я всегда ругал занятия по истории медицины за отсутствие нормальных человеческих историй. Книга Нуланда полна ими. Мы прочитаем в ней и историю Андреаса Везалия — человека, увлеченного своим делом, который пошел наперекор всем традициям и стал изучать трупы людей, чтобы создать новую анатомию. Он умер на обратном пути из Иерусалима, и место его погребения неизвестно. Есть в этом какая-то насмешка судьбы: мы не знаем, где похоронен один из самых известных ученых-медиков. Также в книге есть история Игнаца Земмельвейса, чьи достижения в антисептике были уничтожены его же поведением и отношениями с другими людьми:

Медицина всегда занимается людьми, даже если это спрятано за предметными стеклами, реактивами и пленкой для рентгеновских снимков. История медицины — это истории врачей, которые были такими же людьми, как и мы, людьми со своими страхами, грехами, желаниями и невероятным величием, которое можно разглядеть порой только через несколько десятилетий или веков после смерти. Шервин Нуланд рассказывает нам несколько таких историй, и получается это у него просто великолепно.

Комментарии