Подписаться
Оглавление

Дарья Варламова и Елена Фоер: «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно». Рецензия

  • 253
  • 0,6
  • 0
  • 1
Добавить в избранное
Рецензии

Дарья Варламова и Елена Фоер. Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно. Научно-популярный гид. — М.: Альпина нон-фикшн, 2018. — 354 с.

Полки книжных магазинов завалены огромным количеством разношерстной литературы, рассказывающей о сексе. Однако книг, в которых были бы объединены актуальные научные знания сразу из разных дисциплин, катастрофически мало, и сегодня мы хотим рассказать вам об одной из них. Книга «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно. Научно-популярный гид», написанная Дарьей Варламовой и Еленой Фоер и вышедшая в издательстве «Альпина Нон-фикшн», — настоящий гайд по современным знаниям о человеческой сексуальности и, одновременно, сборник ответов на самые животрепещущие вопросы о сексе. Эта книга удовлетворит запросы даже самых искушенных в научпопе читателей. 

Дарья Варламова — научная журналистка, интересующаяся психологией и психиатрией («Безумием во всех его проявлениях», — так сама автор характеризует свои увлечения) и пишущая об этом для изданий «Сноб» и Republic. Дарья — не новичок в писательском деле: она соавтор книги «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города», которая в 2018 году получила премию «Просветитель». Елена Фоер — тоже научная журналистка и коллега Дарьи по цеху в журнале «Сноб». В сферу ее интересов входит медицинская журналистика, социальная психология и гендерные исследования. Книга «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно» — результат их кропотливой работы вместе с командой профессиональных редакторов, среди которых, кстати, есть и Михаил Никитин — биолог, популяризатор науки и автор научно-популярной книги «Происхождение жизни. От туманности до клетки» (рецензия на неё есть на нашем сайте [1]).

«Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно» — это попытка применить междисциплинарный подход для описания такого сложного явления, как человеческая сексуальность. Объединяя знания, которыми на сегодняшний день располагают нейробиология, медицина, антропология, социология и психология, Дарья Варламова и Елена Фоер ищут ответы на самые животрепещущие вопросы о сексе. Несмотря на кажущуюся мейнстримность, тема секса весьма непростая: хорошие научно-популярные книги на эту тему можно пересчитать по пальцам одной руки. Среди хороших примеров хочется отметить «Химию любви» Ларри Янга и Брайана Александера.

Книга «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно» разделена на семь глав и множество подглав, что позволяет осуществлять быструю навигацию, а также дает возможность пропустить некоторые пункты и быстро перейти к интересующим разделам. Однако гораздо лучше читать книгу целиком, так как авторы неоднократно возвращаются к уже описанным ранее концепциям и строят на их основе аргументацию. Все главы объединены общей логикой повествования. Это позволяет полностью погрузиться в увлекательное чтение и непрерывно углублять знания, полученные из предыдущих глав. Особо ценно, что все свои выводы авторы подкрепляют многочисленными ссылками на авторитетные исследования, которые собраны в конце книги в отдельный список. Это значит, что теперь при желании блеснуть знаниями во время словесных или интернет-баталий, вам не придется подолгу гуглить в поисках «пруфов», достаточно будет лишь пролистать книжку до нужного раздела и найти ссылку.

Глава 1. Механизмы влечения: почему мы вообще хотим секса?

В первой главе с этим многообещающим названием авторы отвечают на простой и одновременно сложный вопрос — почему возникает сексуальное желание? Повествование начинается с обсуждения теории эволюции: что такое половой отбор и зачем он нужен, как этот эволюционный механизм «работает» у разных животных, занимаются ли животные сексом ради удовольствия (спойлер — да, безусловно!). Как и следовало ожидать, человек не является уникальным в своем стремлении разнообразить секс, и хорошим тому доказательством служат бонобо:

Бонобо вообще называют «хиппи среди обезьян», потому что они демонстрируют пример беспрецедентного сексуального разнообразия в животном мире: эти обезьянки практикуют однополый секс, секс «лицом к лицу», французские поцелуи и оральный секс. Примерно 75% эротических игрищ бонобо не преследуют цели размножения.

После захватывающего описания любовных игрищ этих раскрепощенных обезьян авторы переходят к рассмотрению сексуального поведения другого, не менее интересного примата — человека. Здесь они постулируют крайне важную для дальнейшего обсуждения идею:

Не существует известной объективной «нормы» влечения (частоты, интенсивности, стабильности, выраженности и т.п.).

Каждый случай уникален и требует отдельного рассмотрения. И с этим действительно трудно поспорить, учитывая результаты последних исследований в области сексологии!

Одной из тем, рассматриваемых в первой главе, является сексуальная ориентация человека. Вполне возможно, что для многих читателей станет сюрпризом тот факт, что на сегодняшний день сексуальная ориентация человека не ограничивается только гомо- и гетеросексуальностью. Асексуальность, аромантичность, демисексуальность также рассматриваются как полноценные виды сексуальной ориентации. Будьте внимательнее, возможно, вы обнаружите себя в какой-то из этих групп :-)

Глава 2. Смутный объект желания: кого и почему мы выбираем

Вторая глава посвящена физиологическим и психологическим механизмам возникновения полового влечения. На мой субъективный взгляд, это самая полезная глава во всей книге! В особенности она будет интересна тем, кто не очень близок к биологии по роду своих занятий, хотя и профессионалов данная глава, скорее всего, тоже удивит.

Здесь рассказывается о факторах (генетических, социальных и психологических), влияющих на выбор сексуального партнера, обсуждаются механизмы возникновения полового влечения и то, как разные аспекты нашей жизни (такие как спорт, вредные привычки, психические заболевания, возраст и менструальный цикл) влияют на либидо. Ответы на эти вопросы не всегда очевидны, а порой даже противоречат житейскому опыту. Например, в книге довольно подробно описывается, как на выбор полового партнера влияет главный комплекс гистосовместимости (большое семейство генов, играющее важную роль в развитии иммунитета у позвоночных). Могли бы вы подумать, что на наш разумный, казалось бы, выбор партнера влияют механизмы, анализирующие генетически обусловленные параметры организма с помощью «химической лаборатории» в носу?

У всех животных есть специфическая группа генов под названием «главный комплекс гистосовместимости» (ГКГС). Эти гены кодируют белки на клеточной мембране, которые отвечают за распознавание генетически чужеродных биоорганических веществ и включение иммунного ответа при обнаружении «чужаков». Финны и жители Африки за свою жизнь чаще всего встречают совершенно разные бактерии и вирусы (хотя, конечно, путешествуют и люди, и — вместе с ними — бактерии). Поэтому есть очень много вариантов ГКГС. У людей с разных концов Земли эти гены будут отличаться сильно, у матери и дочери — минимально. Уже довольно давно, в 1970-е годы, ученые выяснили, что между набором генов в ГКГС и выбором партнера есть связь. Если конкретнее, главный комплекс гистосовместимости влияет на запах тела. ... Ученые (...) давали женщинам нюхать пропитанные пoтом футболки мужчин, чтобы те описали, какой из запахов нравится им больше. Оказалось, что самым субъективно приятным для участниц эксперимента оказался как раз запах пота мужчин с максимально отличающимся главным комплексом гистосовместимости. Причем женщины часто говорили, что приятный запах напоминает им запах их нынешнего партнера. Но у участниц, принимавших оральные контрацептивы, с предпочтениями всё было ровно наоборот. А еще одно небольшое исследование показало, что среди африканских пар выбор супруга или супруги не был обусловлен ГКГС, в то время как среди европейских — зависимость вполне очевидна. Одним словом, надежным способом определить «идеального партнера» ГКГС точно не назовешь.

Рассматриваются в данной главе и другие весьма любопытные вопросы. Например, генетическая предрасположенность к гомосексуальной ориентации и роль социокультурных факторов в ее формировании у детей.

Глава 3. Верность и искушение: почему люди изменяют

Третья глава носит громкое название, больше смахивающее на заголовок популярного романа, что, конечно же, не умаляет ее ценности. Является ли моногамия эволюционно древней формой организации человеческих сообществ? Если да, то почему наше поведение так часто не вписывается в рамки традиционной моногамной культуры? А может, желание иметь сразу несколько половых партнеров — это неотъемлемая биологическая черта нашего вида, которая закрепилась в процессе эволюции благодаря тому, что давала конкурентные преимущества особям с таким признаком? Чтобы найти ответы на эти вопросы, авторы предлагают разобраться в укладе жизни наших далеких (и не очень) предков. Были ли они полигамными, моногамными или же имели некую промежуточную форму организации «отношений»? Дарья Варламова и Елена Фоер последовательно излагают различные гипотезы на этот счет и беспристрастно указывают их сильные и слабые стороны, которых, к слову, у каждой гипотезы немало. Особенно интересен данный фрагмент книги будет тем, кто интересуется эволюцией человека.

Однако есть в этой главе и не совсем удачные моменты. Например, одна из приведенных гипотез, объясняющих, почему самки некоторых приматов издают громкие звуки во время секса, на сегодняшний день уже устарела.

Наконец, еще один аргумент в споре сторонников моногамии и полигамии — copulation vocalization, или стоны самок во время секса, которые практикуются не только у Homo sapiens, но и у приматов. Есть версия, что таким образом самка подначивает других самцов порезвиться с ней после того, как закончит текущий партнер. Учитывая, что вопить в природе в присутствии хищников довольно рискованно, ученые сходятся на том, что такое поведение должно иметь весомые социальные выгоды.

А вот что говорится о мотивах сексуальных стонов приматов в статье Александра Маркова (известного российского биолога, палеонтолога и популяризатора науки), в которой он описывает более новые исследования:

Большинство животных занимается любовью молча, не привлекая к себе лишнего внимания конкурентов и хищников. Однако самки некоторых приматов, включая шимпанзе и людей, иногда подают во время спаривания специфические голосовые сигналы. Наблюдения за дикими шимпанзе показали, что самки чаще кричат при спаривании с высокоранговыми самцами, но сдерживают свой темперамент, когда рядом находятся высокоранговые самки. Это противоречит гипотезе, согласно которой самки кричат, чтобы спровоцировать конкуренцию между самцами и в итоге получить наилучшие гены для своего потомства.

Так что читателю стоит критично относиться ко всему написанному и, при необходимости, проверять вычитанные факты и гипотезы на актуальность. Справедливости ради стоит заметить, что это золотое правило, которым всегда стоит руководствоваться при чтении любого научпопа, ведь благодаря новейшим технологиям наука развивается настолько быстро, что информация устаревает порой даже быстрее, чем успевает дойти до читателей.

Кроме упомянутого выше, третья глава также дает ответы и на ряд других любопытных вопросов: как возникновение сельского хозяйства способствовало укреплению моногамии; что такое «спермовые войны»; как урбанизация повлияла на сексуальные привычки людей; вы даже найдете в ней рецепт искусственной спермы (стр. 99).

Глава 4. Некоторые любят погорячее

В четвертой главе авторы обсуждают разные уровни либидо и плюрализм сексуальных предпочтений. Они приводят доводы из физиологии и психологии, объясняя, почему кто-то не может прожить и день без мыслей о сексе, а кто-то отлично себя чувствует, не имея секса годами.

Люди с ярко выраженной открытостью опыту имеют более богатый сексуальный опыт, более сильное либидо и более либеральные взгляды на секс. Также у них в целом богатое воображение, и это приводит в том числе и к тому, что они чаще погружаются в сексуальные фантазии. Эта черта, как и поисковое поведение, по мнению ученых, связана с генетикой. Предполагается, что здесь среди прочего играет роль ген, влияющий на обмен серотонина — нейромедиатора, связанного в том числе с чувством безопасности. Исходя из этого, можно предположить, что люди с определенным типом темперамента испытывают бóльшую потребность в сексуальном разнообразии, а кого-то от природы не особо тянет на эксперименты.

В этой главе весьма подробно и прямо описываются разнообразные сексуальные практики, дается их общепринятая терминология. Так как большая часть затрагиваемых в этом разделе тем до сих табуирована в нашем обществе, их артикуляция крайне важна — она помогает найти выход из серых зон, позволяет партнерам лучше понять свои и чужие предпочтения, а также подумать над вопросом, насколько те или иные практики для них приемлемы.

Обсуждая предпочтения, мы неминуемо приходим к вопросу о парафилиях (сексуальных девиациях). Этот вопрос в книге рассматривается с исторической точки зрения, что особо интересно, ведь многое из того, что раньше считалось перверсиями (например, гомосексуальность), уже давно перешло в разряд повседневной нормы, покинув перечень медицинских диагнозов и психических расстройств.

Статистические исследования о частоте встречаемости разных сексуальных практик (как и большинство других сексологических исследований), сделаны в основном на северо-американской аудитории. Именно поэтому Елена Фоер и Дарья Варламова провели собственное небольшое исследование. В данной главе они как раз приводят результаты проделанной работы: рассказывают о сексуальных предпочтениях русскоязычных участников теста (к слову, их было 4302 человека!), а также пытаются найти закономерности между предпочтениями и полом отвечающего и его/ее партнера.

Глава 5. Маленькая смерть: что происходит с телом во время секса

В этой главе авторы подробно освещают заявленную в названии тему — «нейробиология либидо». Что происходит в мозге во время секса? Какие его отделы ответственны за влечение и сексуальное возбуждение? Как меняется работа мозга на протяжении полового акта? Также здесь обсуждаются вопросы и развенчиваются некоторые мифы, например, о вреде воздержания и мастурбации, о влиянии секса на физическое и психологическое здоровье человека.

Исследования нейробиологов показывают, что по мере усиления возбуждения происходит прямо противоположное: постепенно гасятся самые эмоциональные отделы мозга, которые на стадии еще не удовлетворенного влечения как раз были более активны — медиальная префронтальная кора, амигдала и вентральный стриатум с прилежащим ядром. То есть технически к моменту оргазма мы менее эмоциональны, чем когда бы то ни было.

Кроме того, из пятой главы вы также узнаете:

  • о классификации базовых форм девственной плевы;
  • об использовании спермы в качестве секретных чернил в военное время;
  • о способе предотвращения преэклампсии (осложненный вид токсикоза при беременности) за счет контакта организма матери со спермой отца.

Глава 6. Секс и возраст

Пожалуй, один из самых спорных и горячо обсуждаемых вопросов на сегодняшний день — это вопрос секспросвещения. Как разговаривать о сексе с детьми, что говорить, а что нет? Нужны ли в школах уроки секспросвещения? На эти вопросы авторы дают ответы в шестой главе книги. Они приводят многочисленные примеры и статистические данные, полученные на опыте других стран.

Среди консервативно настроенных родителей и чиновников бытует мнение, что лучший способ контрацепции — это воздержание, а доступность информации о сексе приобщает подростков к пороку с ранних лет. Исследования калифорнийского ученого Дугласа Кирби показывают, что это не так: из 73 программ школьного сексуального образования в США и других странах 34% привели к тому, что подростки начали откладывать первый сексуальный опыт, а остальные просто никак не повлияли на возраст потери девственности.

В семьях, где родители сочетают позитивное отношение к сексу с необходимыми предупреждениями о правилах безопасности, дети начинают половую жизнь в более позднем возрасте.

Кроме того, в шестой главе рассматриваются вопросы формирования детской сексуальности, возраст согласия, связь между возрастом и количеством оргазмов, секс после наступления менопаузы и многое другое.

Глава 7. Будущее секса: для радости или для размножения?

В последней главе обсуждается будущее секса, а также даются некоторые прогнозы на этот счет. Как изменится секс в связи с дальнейшим развитием технологий? Дополненная и виртуальная реальность, нейроинтерфейсы, секс-роботы, секс-игрушки, которыми можно управлять на расстоянии. Всё это уже не выдумки фантастов — это будущее, которое практически наступило!

Однако новые технологии привели к возникновению новых этических дилемм: об этичности использования роботов, имитирующих людей (в особенности детей и женщин) и животных; о безопасности виртуального секса; о границах измены в век интернета. В книге приведены интересные примеры, один из которых наглядно демонстрирует, насколько актуальны вопросы этики уже на сегодняшний день.

Один из покупателей Саманты (высокотехнологичная модель секс-куклы), только получив свое приобретение, решил выставить куклу на технологической выставке. Как оказалось, это было ошибкой — возбужденные посетители-мужчины, словно варвары (по словам разработчика Серджи Сантоса), набросились на нее и действовали так грубо, что в итоге поломали куклу, хотя робот, в общем-то, был рассчитан в том числе и на достаточно жесткий секс. Случай в небольшом австрийском городке очень показателен — и вокруг него немедленно возникли ожесточенные споры.

Заключение

Подводя итоги, хочется обратить внимание на очевидные сильные и слабые стороны обсуждаемой книги.

Среди всех плюсов, самый большой, пожалуй, — многочисленные ссылки на авторитетные исследования последних лет. Кроме того, после каждой главы книги авторы делают резюме, позволяющее вспомнить и подытожить ранее сказанное. Нельзя не отметить и хороший язык, а также доступное и понятное даже неспециалисту объяснение сложных биологических терминов и концепций. Вишенкой на торте является собственное исследование авторов, результаты которого они приводят в четвертой главе.

К минусам книги можно отнести недостаточное количество иллюстраций. В некоторых разделах, например в главе, где обсуждается участие различных отделов мозга в формировании сексуального возбуждения, картинки были бы весьма кстати. Самым большим минусом, на мой взгляд, является то, что авторы почти не затрагивают современную повестку многих явлений, напрямую связанных с сексом. Это хорошо заметно на данном примере.

Более раскрепощенная мораль позволяет получать сексуальное удовлетворение из разных источников — помимо случайных связей и «секс-онли»-отношений, в нашем распоряжении есть порно, проституция и разнообразные секс-гаджеты.

На сегодняшний день проблемы проституирования женщин и детей, сексуальное рабство, черный рынок детского порно — всё это неотъемлемая часть таких явлений, как порно и проституция. А значит, эти факторы нельзя рассматривать исключительно как способ удовлетворения сексуальных желаний, их также необходимо проблематизировать, привлекая внимание общественности к решению этих проблем. Кроме того, в книге используются понятия, которые на сегодняшний день являются некорректными, особенно в области гендерных исследований (например, выражение «слабый пол», авторы используют как синоним понятию «женщина»).

Как вы уже поняли, трудно дать объективное и исчерпывающее представление о сексе, учитывая сразу все разнообразие его функций, общественное и культурное значение, а также вписать все эти знания в современную научную парадигму. Однако, несмотря на спорность некоторых моментов, авторам всё же удалось составить весьма полный и содержательный гайд по сексологии.

Литература

  1. Рецензия. Михаил Никитин «Происхождение жизни. От туманности до клетки».

Комментарии