http://phct-biotechnology.ru
Оглавление

Содержание

  1. Книги по теме:

Элиэзер Штернберг: «Нейрологика». Рецензия

  • 168
  • 0,4
  • 0
  • 0
Добавить в избранное

Нейрологика / Элиэзер Штернберг; пер. с англ. — М.: Альпина Паблишер, 2017. — 394 с.

В последнее время в культурном пространстве как грибы появляются словечки, начинающиеся на «нейро-»: нейросети, нейроэкономика, нейролингвистика, и даже нейродетектив и нейропанк (чего только не увидишь в топ-10 запросов в поисковиках!). Нейронауки привлекают много интереса по понятным причинам: почти каждому человеку любопытно, что происходит у него вголове. Нам действительно до сих пор неясно, как устроены наши мозги, как и почему мы принимаем те или иные решения. Многое из того, что делают люди вокруг нас, представляется нам крайне нелогичным. Но автор вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер» книги «Нейрологика», практикующий невролог Элиэзер Штернберг настаивает, что даже в самых загадочном и необъяснимом поведении существует своя — нейро — логика.

Нейрологика — книга, которая задумывалась как объяснение того, как работает головной мозг в тот момент, когда мы попадаем в разные повседневные и не слишком ситуации. Что происходит, когда мы ведем машину, разговаривая по телефону (и как нам удается избежать столкновений, если всё внимание на разговоре), или тащим в рот еще один сухарик, сидя за ноутбуком (хотя перед этим плотно поужинали и вообще беспокоимся о лишнем весе)? Как люди интерпретируют, забывают и вспоминают и даже придумывают события своей жизни? Откуда возникают галлюцинации, рассказы о приходе инопланетян или свете в конце тоннеля на пути к таинственной загробной жизни? Что творится в голове шизофреников, видят ли слепые сновидения, можно ли тренировать мышцы с помощью силы мысли и с чего человек вдруг решает, что его супруга заменили на двойника?

Безусловное достоинство книги — обилие интересных фактов и попытка их интерпретации с использованием накопленных знаний и всей мощи современных технологий, включая ЭЭГ, фМРТ, ПЭТ и даже регистрации активности отдельных нейронов, а также всевозможные эксперименты на животных. Благодаря научным исследованиям и изучению опыта людей с травмами головного мозга мы уже очень многое понимаем о работе мозга, представляем, где выполняются те или иные задачи, включая обработку зрительных и звуковых сигналов, разведение автоматического и сознательного поведения, принятие решений, ощущение себя, эпизодическую и процедурную память.

С другой стороны, изложению присуща некоторая сумбурность и вольные или даже сомнительные трактовки некоторых терминов и явлений.

Неврологи заметили еще две особенности, которые роднят пациентов. Во-первых, люди с педункулярным галлюцинозом жалуются на невероятно яркие сны. Во-вторых, галлюцинации приходят к ним, как правило, в темноте. Если зажечь свет, видения тут же исчезают.

Почему же галлюцинации возникают, когда темно? Судя по тому, что мы знаем о снах, их источник находится в мозговом стволе — в нем есть своеобразная кнопка включения и выключения сновидении? Как только мы вступаем в фазу быстрого сна, уютно свернувшись под одеялом у себя в спальне, освещеннои? только лунным светом, мозговои? ствол начинает выстраивать «сонныи? путь». Он нажимает на кнопку включения сна. А утром в тот момент, когда мы, проснувшись, открываем глаза и видим, что вокруг светло, мозговои? ствол «выключает» этот путь.

Как правило, кнопка включения нажимается в фазе быстрого сна, но повреждение мозгового ствола понижает порог его чувствительности. Мозговои? ствол начинает нажимать на кнопку не тогда, когда человек погружается в сон, а просто с приходом темноты. Страдающие педункулярным галлюцинозом люди видят сны наяву. Достаточно выключить свет — и их машина сновидении? примется за работу и наполнит темноту образами своего собственного производства.

Но что, если свет выключен навсегда, как у людеи? незрячих? Что в таких случаях видят они?

Отрывок из книги

Штернберг переходит от темы к теме, водя читателя по причудливым извилинам теменной коры, затылочной коры, префронтальной коры, поясной извилины, гиппокампа, стриатума, таламуса и всех-всех структур мозга (а извилины очень извилисты, поверьте!), пересказывая множество историй из своего опыта, неврологических учебников и историй судебной медицины. Но связаны между собой они довольно причудливо, и читателю не всегда легко уследить за мыслью автора и ходом изложения. После прочтения книги вряд ли у вас в голове сложится цельная картина связей отделов и функций нервной системы, скорее в памяти останется россыпь фактов и баек и ощущение того, насколько все в мозгах непросто устроено.

Еще один очень спорный момент в книге — использование термина «подсознание» для обозначения процессов, которые мы не осознаем, например, в контексте автоматического поведения. В данном случае речь идет скорее о неаккуратности перевода: в русском языке слово «подсознание» употребляется в иных контекстах, чем английское «subconscious». Подразумевается, что все, что делается механически, без участия внимания, — делается подсознательно, хотя в этом месте с переводчиком могут не согласиться не только специалисты, но и обыватели. Думаю, сюда гораздо лучше подойдет слово «неосознанно». Да, фокус нашего внимания смещен в сторону других задач — мы ведем машину и одновременно разговариваем, мы готовим еду и параллельно смотрим телевизор, — но если какую-то механическую деятельность мы выполняем автоматически, то это все-таки нечто другое, нежели подсознание. Это скорее система привычки, которая разгружает внимание, только и всего.

Вообще изложению многих явлений в книге присуща вольность, которая, с одной стороны, оживляет текст и делает его более понятным, но с другой стороны несколько настораживает и даже вызывает протест. Штернберг, объясняя причины поведения пациентов с неврологическими синдромами, приписывает отдельным областям и отделам головного мозга стремления, мотивы и желания, словно это персонажи мультфильма «Головоломка», которые поселились в голове главной героини и сообща решают, как ей себя вести. Наверное, это самый простой способ описать процессы, происходящие внутри нервной системы, но в то же время такой прием создает дополнительные смыслы там, где их, пожалуй, не должно быть.

Тем не менее автор упоминает в тексте множество интересных фактов, историй и теорий, о которых интересно узнать и поразмышлять. В нашей нервной системе действительно многое запутанно и требует изучения — взаимосвязь внимания, эмоций, мотиваций, различных каналов восприятия и зон мозга, автоматического и произвольного поведения, процедурной и эпизодической памяти и много чего еще. Вся эта тонко организованная и изящная система творит чудеса, масштаб которых мы не осознаем, пока все идет своим чередом. И только травмы, неврологические расстройства и другие незаурядные случаи заставляют нас задуматься, насколько же сложно устроены наше повседневное поведение и взгляд на вещи.

Книги по теме:

  1. Крис Фрит: «Мозг и душа». Книга рассказывает о том, что нам известно о работе мозга и том, как воспринимаемая нами информация формирует наши образы мира и себя, на чем строятся модели реальности и как они соотносятся с действительностью. Автор — нейробиолог и нейропсихолог, он описывает современные научные представления о работе мозга и сознании как продукте деятельности головного мозга и мышления.
  2. Оливер Сакс: «Человек, который принял свою жену за шляпу», «Антрополог на Марсе» и др. Оливер Сакс прославился как талантливый писатель-невролог, который знакомит своих читателей с внутренним миром людей с неврологическими и психическими заболеваниями. Это скорее художественная и немного психологическая, нежели научно-популярная литература, но тем не менее она определенно заслуживает внимания, ведь любой человек, страдающий из-за нарушений работы мозга, прежде всего остается человеком, со своими переживаниями, надеждами и тревогами.
  3. Гари Маркус: «Несовершенный человек. Случайность эволюции мозга и ее последствия». В этой книге автор рассматривает наш мозг и мышление с эволюционной точки зрения. Эволюция и естественный отбор не всегда способны решать задачи оптимальным путем, зачастую им приходится работать с тем, что есть, приспосабливая под свои нужды органы, ткани и процессы, которые изначально формировались совершенно в других условиях и могут быть далеко не идеальным материалом для той или иной функции. Такие несовершенные, но эффективные способы разрешить проблемы Маркус называет клуджами. Именно таким несовершенствам нашего разума и посвящена эта книга. Она рассказывает о нашем мышлении с юмором, живым и легким языком, и позволяет заглянуть в голову «венца творения» с довольно незаурядных позиций.

Комментарии

Вас также может заинтересовать