https://www.dia-m.ru/catalog/reactive/?utm_source=biomol&utm_campaign=up-baner#reactive-order
Подписаться
Биомолекула

Антон Вотрин, Алексей Дёмин, Настасья Соломина: «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать». Рецензия

Антон Вотрин, Алексей Дёмин, Настасья Соломина: «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать». Рецензия

  • 199
  • 0,0
  • 0
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Антон Вотрин, Алексей Дёмин, Настасья Соломина. «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать». М.: Individuum, 2021. — 256 с.

Авторы книги «Хватит это терпеть» позиционируют ее как «не только ясный и практический путеводитель по миру разнообразных школ и приемов, но и манифест в защиту этичной доказательной терапии». Скажу сразу, что у них это получилось. Несмотря на то, что местами язык книги суховат, она производит приятное впечатление, полностью соответствует целям, которые были заявлены.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 9/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Легкость чтения: 8/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 4/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: людям, которые хотят найти себе хорошего психолога или разобраться в том, что такое психотерапия и как она устроена.

Я хочу отдельно остановиться на том, почему, как мне кажется, подобные книги появляются и почему спрос на них в России еще будет сохраняться. К сожалению, сфера психологической помощи в нашей стране регулируется крайне слабо — нет обязательных лицензий для психологов, а профессиональные ассоциации не имеют прямого отношения к образованию специалистов и контролю за их деятельностью. Это приводит к тому, что в этой области оказывается очень много недостаточно подготовленных людей, которые не справляются с оказанием безопасной и эффективной психологической помощи. Под маской психологии людям предлагают эзотерические практики, неправдоподобные псевдонаучные концепции (управление энергией, считывание поля). Кроме этого, непрофессиональные действия психологов способны нанести вред клиенту, например, обвиняя жертву насилия в нем (пресловутое «сама виновата», облеченное в мишуру психологической терминологии). Это становится возможным из-за полного отсутствия регулирования профессионального уровня психологов и тех, кто себя таковыми называет. Кроме этого, клиенты слабо понимают сами, что такое психология и как выглядит психотерапевтический процесс, эффективный и безопасный. Данная книга пытается заполнить этот пробел, возлагая функцию контроля за работой психолога на самого клиента.

Похожая по смыслу практика — это составление «белых» и «черных» списков врачей или психологов, т.е. списков, где по отзывам пациентов/клиентов собраны специалисты, которым, соответственно, можно доверять или которых стоит обходить стороной. От себя добавлю, что я скорее сторонник «белых» списков, демонстрирующих примеры качественной работы. «Черные» списки снижают доверие людей к специальности, создавая почву для слухов и подтверждая негативные стереотипы.

В книге авторы приводят опыт западных стран в психологической помощи, но полноценно они вряд ли могут быть воспроизведены в нашей стране. В основном это касается разницы в законодательной базе, а также основано на разном уровне представлений о психологической помощи. Иногда кажется, что авторы чрезмерно увлечены идеей полного воспроизведения западного опыта в России. Я не хочу утверждать, что у России какой-то особый путь в этой сфере, но без соответствующих изменений в законах и в практической части осуществления психологического консультирования об этом приближении можно забыть.

Если говорить о доказательности в психотерапии, то в этом отношении книга повторяет все сильные и слабые стороны книг по популяризации доказательной медицины (например, «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия» Петра Талантова, на которую на «Биомолекуле» есть рецензия). К сильным сторонам я отнесу доходчивые объяснения о том, что такое доказательность и для чего она нужна. Под эти рассуждения подведена хорошая научная база, изложенная понятным языком, но вот дальше начинаются проблемы, которые связаны с самой доказательностью. Одна из главных проблем доказательной медицины, которую можно обнаружить и в доказательной психотерапии — это иллюзия всемогущества и пользы метода. Нам кажется, что если всё посчитано и учтено, то это обязательно сработает и сработает так, как нам надо. По моему опыту, одни из самых главных любителей доказательной медицины с пациентской стороны — это люди с повышенным стремлением к контролю, которым эти цифры и авторитет двойных слепых рандомизированных исследований дают успокоение.

Если обратиться к тому, как в реальности проводятся клинические исследования, доказывающие эффективность метода лечения и устанавливающие правила его использования, то мы обнаружим одну неприятную вещь. Из всего числа пациентов, которые имеют какое-то расстройство, например, шизофрению, под критерии исследования попадёт очень небольшая доля — иногда всего 1%. На стадии отбора для вхождения в исследование участник должен соответствовать ряду требований, которые разнятся от исследования к исследованию. Например, участник не должен иметь опыта употребления наркотиков или иметь суицидальные идеи на момент проведения исследований. Также могут отсеивать людей с хроническими заболеваниями, что в итоге сужает выборку до людей достаточно молодого возраста. В итоге из тысяч пациентов в выборку попадают десятки или единицы. Выходит, что за время исследования мы доказываем эффективность метода лечения и закрепляем способ его применения как правильный всего для нескольких процентов из общего числа людей с этим заболеванием. Это и есть одна из главных проблем доказательной медицины и психотерапии — да, доказательства эффективности есть, но они получены на группе, которая далека от реальных людей, которых специалист встречает в своем кабинете. Обесценивает ли это доказательность как подход? Пожалуй, нет, но специалист и обратившийся к нему человек должны помнить, что доказательный подход — это одно из оснований в работе специалиста, но не единственная причина для успеха.

Авторы дают хорошие и понятные объяснения тому, как работает психотерапия. Особенно ценно, что в книге есть 4 правила для того, как подобрать себе психолога — это очень хороший инструмент:

  1. У психолога должно быть соответствующее образование (диплом о высшем психологическом образовании).
  2. Психотерапия должна быть комфортной и не усложнять вам жизнь.
  3. Стоимость терапии должна быть приемлемой и не приводить к долгам и существенным ограничениями в повседневной жизни.
  4. Выбранный метод психотерапии должен соответствовать вашей проблеме.

Также важный для безопасности клиента раздел — это описание того, как должен и как не должен работать психотерапевт с клиентом. К сожалению, из-за низкого (практически нулевого) порога вхождения в профессию и слабо развитой культуры бережного отношения к другим людям в психотерапии и психологическом консультировании часто встречаются прямые нарушения и злоупотребления со стороны специалистов. Чтобы избежать этого, авторы книги объясняют, что нормально и что ненормально для рабочих отношений в психотерапии.

Одно из существенных преимуществ книги — это раскрытие опыта психолога в работе, демонстрация его видения процесса общения с клиентом. Это существенно повышает доверие к специалисту и области целиком, хотя, конечно, и уменьшает приятное ощущение волшебства от происходящего в кабинете психолога. Авторы мягко и понятно рассуждают о трудностях процесса психотерапии, с которыми может встретиться клиент, и это тоже очень большая ценность книги. Описаны критерии, по которым клиент сам может понять, работает ли его терапия, или он буксует и стоит менять специалиста.

При этом в такой хорошей книге есть странные высказывания, которые мало заметны неспециалисту. Про расстройства пищевого поведения (РПП) авторы пишут, что это проблема, «которая пока не имеет другого доказанного метода лечения, кроме психотерапии». Читается это как предложение не использовать медикаменты для лечения РПП, потому что от этого не будет пользы. Лично я, как психиатр, считаю это неправильным и знаю, что коллеги с таким подходом также не соглашаются. Можно расценивать эту фразу как неточную, сформулированную ошибочно или как заблуждение психологов, которое те транслируют, уходя в свою увлеченность доказательностью. Также авторы откровенно стигматизируют государственную психиатрическую службу («мы советуем обращаться туда только в тех случаях, когда ресурсов на платную помощь нет совсем»), забывая о том, что в российском здравоохранении многое зависит от самого специалиста, а не от места, где он работает.

Тем не менее, книга оставляет скорее положительное впечатление, оставаясь удачной компиляцией информации, которая в разрозненном виде была раскидана по сети. Она точно полезна и своевременна для нынешней ситуации в сфере психологической помощи.

Комментарии