https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/30-years-discovery-russia-promo.html?cid=PJT4417-WE42944-Biomolecula-Russia-30yearsinRussiaBanner-December
Подписаться
Оглавление
Биомолекула

Молекулярные машины: от создания искусственной модели к терапии рака

Молекулярные машины: от создания искусственной модели к терапии рака

  • 151
  • 0,1
  • 0
  • 1
Добавить в избранное print
Обзор

Твое будущее в его руках ©

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Для развития загадочного мира ДНК-технологий ученые черпали идеи своих изобретений, по-видимому, из мира научной фантастики, которые превратились из литературного вымысла в новую реальность. Пожалуй, именно поэтому при упоминании термина «наномашины», у большинства людей возникают образы серебристых микроскопических роботов с искусственным интеллектом. В фантастических романах они обычно пытаются подчинить человечество или наносят ущерб всему, с чем сталкиваются. Наши же ДНК-нанороботы вовсе не обладают такими ужасающими способностями. Более того, благодаря стремительному развитию нанотехнологий машины на основе ДНК обладают высоким потенциалом для терапии смертельных заболеваний. Однако можно ли их применять в реальных условиях человеческого организма? А главное, насколько эффективно применение ДНК-нанороботов в нашей жизни? На эти и многие другие вопросы вы найдете ответы в данной статье. Более того, статья расскажет читателям о последних разработках индустрии нанотехнологий и перспективах создания врачей-роботов будущего.

Конкурс «био/мол/текст»-2019

Эта работа опубликована в номинации «Своя работа» конкурса «био/мол/текст»-2019.


Центр наук о жизни Сколтеха

Генеральный спонсор конкурса и партнер номинации «Сколтех» — Центр наук о жизни Сколтеха.


Российский научный фонд

Партнер номинации — Российский научный фонд.


«Диа-М»

Спонсор конкурса — компания «Диаэм»: крупнейший поставщик оборудования, реагентов и расходных материалов для биологических исследований и производств.


BioVitrum

Спонсором приза зрительских симпатий выступила компания BioVitrum.


«Альпина нон-фикшн»

«Книжный» спонсор конкурса — «Альпина нон-фикшн»

Почему рак, а не лобстер?

Рак как болезнь куда старше человечества: он известен у динозавров, живших в мезозойской эре примерно 240 млн лет назад [1]. Где возникает многоклеточная форма жизни, существует и шанс, что механизм управления клетками выйдет из строя и приведет к неконтролируемому росту и делению клеток. Подобный процесс был обнаружен и выделен в качестве отдельной болезни еще древними людьми [2].

Доподлинно известно, что греческий врач Гиппократ первым обнаружил у пациента опухоль, по форме напоминающую краба, впоследствии римский врач Авл Корнелий Цельс в I в. до н. э. перевел греческое слово καρκίνος на латынь (cancer — рак) [3], [4]. Можете себе представить, что первые методы лечения рака были особенно фантастическими: аптекари того времени запасались зубом кабана, легкими лисиц, настойками свинца, молотым белым кораллом и другими столь же нерезультативными средствами, в то время как хирурги иногда проводили подобие мастэктомии без анестезии в антисанитарных условиях [5], [6].

В конце XIX века ученые обратили внимание на возможность убивать злокачественные клетки с помощью лучевой терапии, несмотря на пагубное влияние излучения на здоровые ткани организма. Однако медицина идет вперед (рис. 1), некоторые виды рака уже излечимы в большинстве клинических случаев, благодаря созданию новейших препаратов и переходам к нестандартным методам лечения.

Хронология внедрения новых методов лечения злокачественных опухолей

Рисунок 1. Хронология внедрения новых методов лечения злокачественных опухолей. После развития лучевой терапии в начале 1900 года, начался современный этап онкологии с появлением первых химиотерапевтических препаратов примерно в 1940 году. Впоследствии произошел прорыв в области медицинской онкологии с развитием таргетной терапии в 1980 году, что определило улучшение эффективности лечения рака. Последний поворот произошел в 2010 году с появлением ДНК наномашин, ведущих борьбу с биомаркерами раковых клеток.

[2], рисунок адаптирован

Например, большинство таргетных препаратов, которые успешно спасают жизни, направлены на белки. В основе целевой, или таргетной (англ. target — цель, мишень), терапии злокачественных опухолей лежит точечное воздействие на характерные молекулы, располагающиеся на поверхности клетки, транслирующие информационные сигналы напрямую в клеточное ядро.

Возникновение опухоли — это процесс накопления мутаций (ошибочных сигналов) под действием различных внешних и внутриклеточных факторов в клеточном геноме. Чем дольше происходит деление поврежденных клеток, тем выше вероятность злокачественного перерождения клетки под действием канцерогенов. Как результат — опухоль дает рецидив в связи с накоплением таких повреждений.

Наравне с таргетными лекарствами развивались прочие многообещающие механизмы борьбы с измененными клетками. Так, методы, основанные на нуклеиновых кислотах, давно привлекают внимание исследователей в качестве регуляторов канцерогенеза на молекулярном уровне.

В начале нашего тысячелетия ученые обратили внимание на особое направление лечения онкозаболеваний — метод генетических модификаций, нацеленный на подавление развития рака путем снижения экспрессии генов, участвующих в развитии онкологических заболеваний. Это становится возможным за счет использования технологий антисмысловых олигонуклеотидов, РНК-интерференции, рибозимов и/или дезоксирибозимов и CRISPR/Cas9. Большинство известных подходов не исключает пагубного влияния не только на раковые, но и на здоровые клетки, а также характеризуется низкой эффективностью, в связи с чем становится невозможным повсеместное уничтожение раковых клеток [7]. Альтернативой традиционным экспериментальным подходам к лечению онкологических заболеваний служат собранные ДНК-наномашины.

Составные части ДНК-наномашин

Окей, Google. Что такое ДНК-наномашины?

Наноархитекторы строят структуры ДНК, двигатели и цепи, используя тот же основной принцип, что и природа. Особенность сборки таких устройств заключается в способности нуклеиновых кислот образовывать двойную спираль в строго определенной конформации в соответствии с правилом комплементарности. Таким образом, различные последовательности ДНК могут быть запрограммированы на самосборку, компоновку друг с другом для формирования разнообразных 2D- и 3D-структур.

Самый простой пример создания конструкций на основе нуклеиновых кислот — это так называемые «молекулярные маяки» (molecular beacon, MB). Они представляют собой последовательности олигонуклеотидов в виде шпильки (рис. 2а), несущие флуорофор на одном из концов и гаситель флуоресценции на другом. В отсутствие мишени молекулярный маяк находится в стабильной шпильке, за счет чего флуорофор и гаситель пространственно сближены, соответственно, свечение отсутствует. При взаимодействии зонда с целевой мишенью образуется их комплекс, благодаря чему изменяется конформация зонда, и флуорофор отдаляется от гасителя, что приводит к появлению сигнала флуоресценции (рис. 2б).

Принцип работы молекулярного маяка

Рисунок 2. Принцип работы молекулярного маяка

[9], рисунок адаптирован

Появление в 1996 году такого молекулярного инструмента, как молекулярный зонд-маяк [8], [9] стало предпосылкой к созданию первых ДНК-машин [7], [10].

Последние 20 лет развития ДНК-технологий привели к синтезу большого количества различных ДНК-конструкций, структурными элементами которых выступают обычные двухцепочечные ДНК, структуры Холлидея, ДНК-оригами, а в качестве действующих частей могут быть i-мотивы, аптамеры и G-квадруплексы, а также дезоксирибозимы (рис. 3). Структурные части ДНК-машин служат их каркасом, к которому присоединяются функциональные, активные части ДНК-машин, которые открывают большой потенциал для их использования в диагностике (рис. 6), доставке лекарственных молекул (рис. 4) и генной терапии (рис. 8).

Схематичное представление различных составных частей ДНК-наномашин

Рисунок 3. Схематичное представление различных составных частей ДНК-наномашин

Один из самых известных ДНК-нанороботов создан группой китайских ученых на основе методов ДНК-оригами и ДНК-аптамеров (рис. 4). Их конструкция позволила доставить тромбин — фермент, отвечающий за свертывание крови, — заключенный в трубчатую конструкцию ДНК-оригами, непосредственно в раковые клетки за счет использования ДНК-структур (аптамеров), которые раскручивали ДНК-робота только в присутствии особых белков, специфичных для раковых клеток. Именно этот фермент послужил основным орудием наноробота, который стимулировал свертывание крови внутри кровеносных сосудов и заблокировал кровоток, что в свою очередь привело к смерти тканей опухоли [11].

Схематичное изображение ДНК-наноробота для доставки тромбина

Рисунок 4. Схематичное изображение ДНК-наноробота для доставки терапевтических молекул (тромбина) в раковые клетки. а — Конструкция и механизм работы ДНК-наноробота. б — Изображения ДНК-конструкции в закрытой и открытой конформациях, полученные при помощи атомно-силовой микроскопии.

[11], рисунок адаптирован

В отличие от этой работы, другие исследования концентрируются на непосредственной способности ДНК-конструкций обеспечивать терапевтический эффект, а не только доставлять биологические агенты внутрь раковых клеток.

Терапевтическая функция ДНК-конструкций достигается за счет использования уникальных ДНК-молекул, обладающих каталитической активностью по расщеплению целевых РНК-мишеней, или иначе — дезоксирибозимов.

Дезоксирибозимы — каталитические молекулы ДНК

Они способны катализировать расщепление РНК за счет образования сложных структур (рис. 5) [12]. Впервые потенциал дезоксирибозимов (Dz) экспериментально продемонстрировали в 1994 году Р. Брикер и Г. Джойс [13], которые использовали селекцию in vitro (SELEX) для поиска специфичных последовательностей ДНК, способных катализировать расщепление фосфодиэфирной связи в РНК.

Работа РНК-расщепляющих дезоксирибозимов

Рисунок 5. Работа РНК-расщепляющих дезоксирибозимов. а — Комплекс дезоксирибозима 10–23 (красного и зеленого цветов) и целевой РНК (синего цвета), образованный за счет принципа комплементарности, где R = пурин, Y = пиримидин. б — Химическая реакция расщепления РНК, где М2+ — ион металла, необходимый для стабилизации переходного состояния.

В отличие от каталитических белков (ферментов) и рибозимов, дезоксирибозимы не обнаружены в живых клетках, и для использования в практических целях их синтезируют искусственно. Вместе с тем они обладают большей химической стабильностью по сравнению с природными рибозимами, и их синтез обходится дешевле.

Использование дезоксирибозимов в диагностике заболеваний началось в 2008 году после создания бинарных дезоксирибозимных зондов (рис. 6а). Ранее мы описали способ обнаружения нуклеиновых кислот при помощи молекулярных маяков, но, учитывая низкую селективность в отношении появления несовпадений в последовательности и дорогостоящий синтез для новых целевых нуклеиновых кислот, данная технология требовала серьезной доработки. В результате были разработаны бинарные сплит-Dz-зонды (biDz), которые представляют собой дезоксирибозимы, разделенные на две части (DZa и DZb) [7]. Каждая их часть оборудована «руками», связывающими и расщепляющими флуоресцентный субстрат (F_sub), снабженный флуорофором и гасителем, а также фрагментом, комплементарным анализируемой ДНК или РНК. Расщепление F_sub с помощью бинарного Dz в присутствии целевой ДНК или РНК вызывает заметное увеличение флуоресценции в растворе, как в случае с молекулярным маяковым зондом [14]. Такие бинарные дезоксирибозимные зонды некоторое время применялись в диагностике. Со временем стало ясно, что их можно улучшить, включив в состав ДНК-машин (рис. 6б). Благодаря такому «апгрейду» зонд стал детектировать целевую последовательность, например, рибосомальную 16S рРНК, в концентрации почти 20 раз меньшей, чем детектировал исходный biDz.

Конструкция ДНК-наномашины MDMR1 для диагностики

Рисунок 6. Конструкция ДНК-наномашины MDMR1 для диагностики. а — Механизм работы бинарного дезоксирибозима. Нити ДНК DZa и DZb комплементарно связываются с фрагментами РНК-аналита и образуют каталитический кор, который позволяет расщепить субстрат, меченный флуорофором (F) и гасителем (Q), вызывая при этом в ответ на разрезание флуоресцентный сигнал. б — Конструкция машины MDMR1.

[7], рисунок адаптирован

Инструкция по применению: как использовать дезоксирибозимы в ДНК-машине для терапии рака?

С точки зрения молекулярной биологии, основная причина развития рака — это необратимые нарушения в генетическом материале одной единственной клетки, которые приводят к ее бессмертию и безграничному делению. В конечном итоге накапливается большое количество «сломанных» клеток, и образуется опухоль, а в дальнейшем, если развитие заболевания не будет приостановлено, происходит и метастазирование. Сегодня известно огромное количество отличий в геномах раковых клеток от нормальных геномов. Эти отличия обеспечивают характерный для раковых клеток фенотип.

Основываясь на знаниях о геноме злокачественной опухоли, ученые неоднократно пытались применить дезоксирибозимы для расщепления матричных РНК онкогенов. Расщепление матричной РНК (мРНК) внутри живой клетки приводит к ее деградации и окончательному выключению синтеза целевого белка в соответствии с центральным правилом реализации генетической информации, из которого следует, что передача информации осуществляется от нуклеиновых кислот к белку, но не в обратном направлении.

Сегодня в литературе описано несколько десятков случаев использования расщепляющих РНК дезоксирибозимов для подавления экспрессии онкогенов [15–17]. Более того, было проведено несколько клинических испытаний дезоксирибозимов в терапии рака, как отдельно [18], так и в совокупности с лучевой терапией [19], которые показали низкую токсичность и высокую потенциальную эффективность дезоксирибозимов в терапии рака. Однако сегодня, к сожалению, неизвестно ни одного одобренного подхода терапии опухолей при помощи дезоксирибозимов. Это может быть связано с некоторыми проблемами их применения, например, с труднодоступностью целевых мРНК-мишеней в раковых клетках, ввиду их стабильной вторичной структуры, или с неспособностью этих средств полностью излечить рак. В ряде случаев подавление экспрессии онкогенов ведет лишь к подавлению роста опухоли, а не к гибели раковых клеток.

Для оптимизации лечения опухолей дезоксирибозимами перед нашей научной группой из лаборатории SCAMT (растворной химии передовых материалов и технологий) Университета ИТМО была поставлена цель создать ДНК-наномашину на основе РНК-расщепляющих дезоксирибозимов. Чтобы решить первую проблему, было достаточно добавить к дезоксирибозиму дополнительные РНК-расплетающие руки, такие же, как на рисунке 6б, и ДНК-каркас, который будет удерживать две функциональные группы вместе. Для решения второй проблемы было решено использовать в качестве мишени мРНК генов «домашнего хозяйства».

Пример вторичной структуры матричной РНК онкогена DAD1

Рисунок 7. Пример вторичной структуры матричной РНК онкогена DAD1

Однако, скажете вы, нацелившись на ген «домашнего хозяйства», мы полностью лишимся избирательности метода, ведь в таком случае дезоксирибозим будет убивать все клетки на своем пути. Здесь на помощь нам пришла технология бинарных дезоксирибозимных зондов (рис. 6а), которая до этого применялась лишь в диагностике заболеваний, но ни разу не была применена в терапии. Таким образом, в качестве экспериментальной мишени мы взяли мРНК гена «домашнего хозяйства» вместо F_sub, а в качестве аналита для образования каталитического ядра избрали мРНК гена DAD1 (defender against cell death 1), отвечающего за апоптоз клетки с высоким уровнем экспрессии преимущественно в раковых клетках (рис. 7).

В результате была разработана ДНК-наномашина на основе бинарного дезоксирибозима DZ 10-23, разделенного на две части, благодаря чему ДНК конструкция обладала тремя основными свойствами:

  1. Способностью раскручивать вторичную структуру биологической РНК-мишени.
  2. Способностью с высокой избирательностью распознавать раковые биомаркерные последовательности.
  3. Способностью эффективно расщеплять выбранную мРНК-мишень, кодирующую ген «домашнего хозяйства», в физиологических условиях только в присутствии биомаркера (рис. 8).
Дизайн ДНК-машины для расщепления РНК-мишеней на основе biDz

Рисунок 8. Дизайн ДНК-машины для расщепления РНК-мишеней на основе biDz. Часть бинарного дезоксирибозма DZa соединена линкерами (синяя пунктирная линия) с последовательностью T2, которая связывается с последовательностями T1 и T3, которые вместе образуют ДНК-каркас, обеспечивающий стабильность всей структуры. DZb должен связываться с остальной частью ДНК-машины и расщеплять целевую мРНК гена «домашнего хозяйства» только в присутствии онкомаркера. Красные звезды показывают места несовпадений.

Стоит отметить, что разработанный подход принципиально отличается от используемой ранее дезоксирибозимной технологии, в основном за счет использования в качестве мишени мРНК гена «домашнего хозяйства». Кроме того, этот факт обеспечивает нашу ДНК-платформу широкой универсальностью применения. В будущем предложенный подход позволит применять ДНК-наномашину для лечения любого типа рака благодаря подбору новых раковых биомаркеров и адаптации конструкции для активации расщепления целевой мРНК гена «домашнего хозяйства» новой биомаркерной последовательностью.

Мы провели большое количество модельных экспериментов на синтетической РНК и убедились в работоспособности нашей ДНК-наномашины in vitro. Показано, что она способна разрезать сложенные во вторичную структуру РНК-мишени только в присутствии полностью комплементарного ракового биомаркера и с большей эффективностью по сравнению с исходными дезоксирибозимами. Однако в клеточных экспериментах мы столкнулись с тем, что наша конструкция не обеспечивала смерть раковых клеток и даже не снижала уровень синтеза целевого белка. Данный факт может быть связан с неверным выбором способа внутриклеточной доставки разработанной ДНК-конструкции, низкой внутриклеточной стабильностью ДНК-наномашины или неудачным выбором целевого гена «домашнего хозяйства».

Несмотря на ряд технических проблем, разработанный нами подход был опубликован в высокорейтинговом научном журнале, а известные масс-медиа (в том числе «РИА Новости» и «Интерфакс») опубликовали статьи о создании «нанокиллеров» раковых клеток [20–22]. Пожалуй, это произошло потому, что повышение качества и продолжительности жизни человека — ключевые факторы развития российской экономики. Для повышения эффективности профилактики, диагностики и лечения социально значимых заболеваний, а также реабилитации пациентов необходимы технологические прорывы в области биомедицины. Они прежде всего связаны с созданием принципиально новых лекарств, продуктов для клеточной и генной терапии, инструментов высокоспецифичной молекулярной диагностики.

Сегодня все наши силы направлены на то, чтобы заставить созданную ДНК-конструкцию эффективно работать в клетках. Для этого мы:

  • исследуем каталитическую активность конструкции на различных РНК-мишенях;
  • подбираем оптимальный способ ее доставки внутрь клетки;
  • выбираем оптимальные химические модификации для увеличения стабильности ДНК-наномашины в клетках.

Итак, использование разработанной ДНК-наномашины может открыть новые пути для терапии раковых заболеваний. Однако для его непосредственного применения в терапии на живом организме необходимо провести значительную доработку конструкции.

Машины для проведения диагностики и тераностики заболеваний

Наша научная группа занимается не только созданием ДНК-машин для терапии рака, но и созданием ДНК-конструкций, обладающих иными функциями. На рисунке 9а представлена созданная нашей научной группой ДНК-машина для диагностики вируса папилломы человека [23]. Созданная конструкция позволила детектировать ДНК вируса в пикомолярной концентрации, что существенно превышает предел обнаружения ранее разработанных подходов. Кроме того, при объединении в одной ДНК-платформе детектирующей и расщепляющей заданный участок РНК частей, открывается возможность использования ДНК-машин в терапии и диагностике различных заболеваний. Так на рисунке 9б представлена ДНК-наномашина для одновременной детекции и терапии вируса гриппа А. Результаты испытания этой ДНК-конструкции будут в ближайшее время опубликованы.

Варианты ДНК-машин для диагностики и тераностики заболеваний

Рисунок 9. Варианты ДНК-машин для диагностики и тераностики заболеваний

To be continued...

Научные достижения сегодняшнего дня — основа для изменения привычного нам мира завтра. Мы рассмотрели современные тренды в области диагностики и динамики персонализированного лечения и представили, как они изменят мир в будущем.

Помимо того, с появлением новой стратегии в медицине — тераностики, объединяющей диагностику заболеваний и персонализированное лечение пациента с улучшенной эффективностью и безопасностью, — возникают более интенсивные подходы к исследованиям и лечению заболеваний на молекулярном уровне [14], [24–27].

Значительная часть новых ДНК-технологий еще находится на ранней стадии исследований и разработок. При этом стремительные темпы развития в направлении создания ДНК-наномашин, подобных разработанной нами конструкции, позволяют надеяться на скорое внедрение лекарств на основе таких наномашин в практическую медицину.

Литература

  1. Yara Haridy, Florian Witzmann, Patrick Asbach, Rainer R. Schoch, Nadia Fröbisch, Bruce M. Rothschild. (2019). Triassic Cancer—Osteosarcoma in a 240-Million-Year-Old Stem-Turtle. JAMA Oncol. 5, 425;
  2. Luca Falzone, Salvatore Salomone, Massimo Libra. (2018). Evolution of Cancer Pharmacological Treatments at the Turn of the Third Millennium. Front. Pharmacol.. 9;
  3. Porter R. The greatest benefit to mankind. London: Harper Collings, 1997. — 831 p.;
  4. Elliott J.S. Outlines of Greek and Roman medicine. Boston: Milford House, 1971. — 165 p.;
  5. Lindemann M. Medicine and society in early modern Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 2010. — 314 p.;
  6. Schmeidler C. Historical survey of pharmacy in Great Britain. George Marshall & Co Ltd, 1944. — 91 p.;
  7. A. J. Cox, H. N. Bengtson, K. H. Rohde, D. M. Kolpashchikov. (2016). DNA nanotechnology for nucleic acid analysis: multifunctional molecular DNA machine for RNA detection. Chem. Commun.. 52, 14318-14321;
  8. Bernard Yurke, Andrew J. Turberfield, Allen P. Mills, Friedrich C. Simmel, Jennifer L. Neumann. (2000). A DNA-fuelled molecular machine made of DNA. Nature. 406, 605-608;
  9. Tairong Kuang, Lingqian Chang, Xiangfang Peng, Xianglong Hu, Daniel Gallego-Perez. (2017). Molecular Beacon Nano-Sensors for Probing Living Cancer Cells. Trends in Biotechnology. 35, 347-359;
  10. Jonathan Bath, Andrew J. Turberfield. (2007). DNA nanomachines. Nature Nanotech. 2, 275-284;
  11. Suping Li, Qiao Jiang, Shaoli Liu, Yinlong Zhang, Yanhua Tian, et. al.. (2018). A DNA nanorobot functions as a cancer therapeutic in response to a molecular trigger in vivo. Nat Biotechnol;
  12. Katrina Woolcock. (2016). Structure of a DNA enzyme. Nat Struct Mol Biol. 23, 97-97;
  13. Ronald R. Breaker, Gerald F. Joyce. (1994). A DNA enzyme that cleaves RNA. Chemistry & Biology. 1, 223-229;
  14. Dmitry M. Kolpashchikov. (2007). A Binary Deoxyribozyme for Nucleic Acid Analysis. ChemBioChem. 8, 2039-2042;
  15. Zhong-Xin Lu, Mao Ye, Guang-Rong Yan, Qun Li, Min Tang, et. al.. (2005). Effect of EBV LMP1 targeted DNAzymes on cell proliferation and apoptosis. Cancer Gene Ther. 12, 647-654;
  16. Majid Kabuli, John Ahman Liu Yin, Khalid Tobal. (2004). Targeting PML/RARα transcript with DNAzymes results in reduction of proliferation and induction of apoptosis in APL cells. Hematol J. 5, 426-433;
  17. G. Zhang, C. R. Dass, E. Sumithran, N. Di Girolamo, L.-Q. Sun, L. M. Khachigian. (2004). Effect of Deoxyribozymes Targeting c-Jun on Solid Tumor Growth and Angiogenesis in Rodents. JNCI Journal of the National Cancer Institute. 96, 683-696;
  18. Eun-Ae Cho, Fergal J Moloney, Hong Cai, Annie Au-Yeung, Carlos China, et. al.. (2013). Safety and tolerability of an intratumorally injected DNAzyme, Dz13, in patients with nodular basal-cell carcinoma: a phase 1 first-in-human trial (DISCOVER). The Lancet. 381, 1835-1843;
  19. Ya Cao, Lifang Yang, Wuzhong Jiang, Xiaoyi Wang, Weihua Liao, et. al.. (2014). Therapeutic Evaluation of Epstein-Barr Virus-encoded Latent Membrane Protein-1 Targeted DNAzyme for Treating of Nasopharyngeal Carcinomas. Molecular Therapy. 22, 371-377;
  20. Ортега И. (2019). В ИТМО предложили лечить рак наномашинами. До сих пор манипулирование с генами в борьбе с раком не давало хороших результатов. «ТАСС Наука»;
  21. Ученые из Санкт-Петербурга создали "нано-киллеров" раковых клеток. (2019). «РИА Наука»;
  22. В Университете ИТМО создали наномашины для лечения рака. (2019). «ИНТЕРФАКС»;
  23. Tatiana A. Lyalina, Ekaterina A. Goncharova, Nadezhda Y. Prokofeva, Ekaterina S. Voroshilina, Dmitry M. Kolpashchikov. (2019). A DNA minimachine for selective and sensitive detection of DNA. Analyst. 144, 416-420;
  24. Dmitry M. Kolpashchikov. (2006). A Binary DNA Probe for Highly Specific Nucleic Acid Recognition. J. Am. Chem. Soc.. 128, 10625-10628;
  25. Jeffrey Grimes, Yulia V. Gerasimova, Dmitry M. Kolpashchikov. (2010). Real-Time SNP Analysis in Secondary-Structure-Folded Nucleic Acids. Angewandte Chemie International Edition. 49, 8950-8953;
  26. Yulia V. Gerasimova, Evan Cornett, Dmitry M. Kolpashchikov. (2010). RNA-Cleaving Deoxyribozyme Sensor for Nucleic Acid Analysis: The Limit of Detection. ChemBioChem. 11, 811-817;
  27. Maria Stancescu, Tatiana A. Fedotova, Jef Hooyberghs, Alexander Balaeff, Dmitry M. Kolpashchikov. (2016). Nonequilibrium Hybridization Enables Discrimination of a Point Mutation within 5–40 °C. J. Am. Chem. Soc.. 138, 13465-13468;
  28. Scott K. Silverman. (2004). Deoxyribozymes: DNA catalysts for bioorganic chemistry. Org. Biomol. Chem.. 2, 2701.

Комментарии