https://www.dia-m.ru/catalog/reactive/?utm_source=biomol&utm_campaign=up-baner#reactive-order
Подписаться
Биомолекула

Ольга Филатова: «Облачно, возможны косатки». Рецензия Юлии Михневич

Ольга Филатова: «Облачно, возможны косатки». Рецензия Юлии Михневич

  • 61
  • 0,0
  • 0
  • 1
Добавить в избранное print
Рецензии

Ольга Филатова. «Облачно, возможны косатки». М.: «Альпина нон фикшн», 2022. — 464 с. +16 с. вкл.

Увлекательная книга о работе ученых, изучающих косаток и других китообразных на Дальнем Востоке России. О сложностях, радостях и победах в деле изучения и защиты косаток. О том, что ученые уже знают об этих удивительных животных — и о чем еще только предстоит узнать. Вы близко познакомитесь с косатками, а также их соседями: северными плавунами, горбатыми китами, некоторыми морскими птицами и даже рыжими лисами.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 10/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Легкость чтения: 9/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 10/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Красота слога: 10/10
(0 — коряво и некрасиво, 10 — очень красиво написано, приятно читать)

Чувство юмора: 10/10
(0 — скучно и сухо, как энциклопедия, 10 — забавно, остроумно)

Увлекательность: 10/10
(0 — еле удалось дочитать, 10 — не оторваться от книги)

Кому подойдет: всем любителям китообразных

Небольшая зарисовка от автора рецензии про знакомство с косатками

Десятое июля 2013 года, северное побережье острова Беринга. Меня взяла за компанию в лодку семейная пара исследователей морских млекопитающих, с которыми мы делили быт в домике на Северном лежбище морских котиков. Неподалеку от лодки, на фоне берега, показалось три черных плавника разных форм и размеров. Я попыталась сделать фото, но с качкой лодки цифровая мыльница не справилась. Вдруг одна из косаток проплыла прямо под нашей лодкой, огромное черно-белое тело прямо под поверхностью воды. Я вскрикнула.

— Не бойся!

— Да я от радости!

Это были плотоядные косатки, других в окрестностях лежбища не водится. И ребятам не раз удавалось наблюдать охоту, а однажды морской котик пытался даже спастись в их надувной лодке.

Жизненный выбор и тема книги

Из книги Ольги Филатовой «Облачно, возможны косатки», которая вышла в этом году, я узнала, что плотоядные косатки обычно подходят близко к лодке полюбопытствовать, что это за объект и что от него ждать, и быстро теряют интерес. Так было и в моем случае: больше под лодкой никто не проплывал, и довольно быстро мы вообще потеряли животных из виду.

Когда нужно было выбирать тему для курсовой работы на третьем курсе университета, я мечтала изучать косаток, хотела попасть как раз к Ольге в команду, но ее не было в городе, и говорить пришлось с ее коллегой, которая вежливо предложила мне предпочесть сивучей, чего мне не хотелось. В итоге я попала в группу исследователей песцов на Командорских островах. Но берег всегда был рядом, и мне удалось видеть пару раз с берега прыгающих горбатых китов и косаток, и даже попасть пару раз в лодку.

У Ольги же всё было ровно наоборот, она увлекалась псовыми и стала изучать командорских песцов. А после экспедиции в 2000 году попала волонтером в недавно стартовавший проект FEROP (Far East Russian Orca Project), занявшийся изучением дальневосточных косаток. Теперь Ольга уже более 20 лет занимается этими удивительными китообразными.

Прочтя ее новую книгу, я в очередной раз убедилась, что, возможно, мне даже повезло не стать исследователем косаток. Это очень тяжело как физически, так и психологически. На Командорских островах и на Камчатке непростые погодные условия: ты можешь неделями, а то и месяцами не видеть солнца; часты туманы, бус — мелкая противная морось, сильные ветра, пронизывающий холод. Исследователи китообразных могут неделю или больше просидеть на суше в ожидании, когда море успокоится или пока дождь пройдет, туман спадет. А даже в удачную для поиска китов погоду постоянно приходится прыгать по волнам на маленькой надувной моторке (к счастью, Ольге и ее команде удалось в 2010 году приобрести катер), получать в лицо морские брызги, и при этом еще успевать фотографировать косаток с левого бока для идентификации, брать биопсию, стреляя из специального арбалета, записывать звуки с помощью гидрофона. А потом проводить долгие часы на берегу, просматривая фотографии и составляя каталог животных, обрабатывать звуки. Кроме того, работа на небольших плавсредствах опасна: можно попасть в сильный шторм или получить хвостом кита по днищу. Хорошо хоть косатки неопасны, по крайней мере, неизвестно ни одного случая нападения их на человека в природе.

Лучше всего передают атмосферу эти слова из книги:

Работа ученого-китоведа мало похожа на романтические фантазии, которыми окружают эту профессию журналисты и создатели фильмов о дикой природе. Долгие дни на воде и томительное ожидание погоды на берегу, пробирающий до костей холод и слепящее до головной боли солнце, часы и дни безуспешных поисков и непреходящее ощущение, что ты постоянно упускаешь что-то важное в наблюдениях, — вот из чего складывается ежедневный труд исследователей китов. Лишь изредка рутину скрашивает ни с чем не сравнимая радость маленьких открытий, познания того, что никто до тебя еще не видел и не описал

А таких открытий у Ольги с командой было много, ведь до них, по сути, никто особенно не изучал косаток ни у побережья Камчатки, ни у Командор. Им удалось выяснить, ходят ли камчатские косатки на Командоры, какова социальная структура косаток в этих регионах, сколько семей обитают в Авачинском заливе Камчатки, определить диалекты, встречающиеся у разных семей, кланов и сообществ косаток.

Об экологии косаток и том, как ученые смогли повлиять на «китовые тюрьмы» в Приморье

«Те, кто с детства мечтает о китах, редко становятся учеными. В лучшем случае они вырастают в ветеринаров или тренеров дельфинов, а чаще всего просто растворяются в мирской суете и лишь изредка с ностальгией вспоминают о былом увлечении» — это как раз про меня. А если и про вас, то книга вам будет очень интересна.

Вы, безусловно, порадуетесь, что не выбрали профессию тренера дельфинов (я мечтала об этом, пока не узнала от знакомого биолога, который работал когда-то в дельфинарии, о том, что это такое и как мучительно находиться дельфинам в замкнутом пространстве). Вы прочтете увлекательные истории о поиске косаток, горбачей, неожиданных находках северных плавунов и гладких китов. Узнаете, когда и стараниями каких ученых жестокие киты-убийцы, какими считали косаток, превратились в дружелюбных и любопытных морских интеллектуалов. Кто предложил метод фотоидентификации животных по форме спинных плавников и седловидного пятна (светлое пятно у основания спинного плавника) и как много удалось узнать о животных благодаря нему. Как устроен глаз косаток, как им удается неплохо видеть и на воздухе, и под водой, как рождаются дельфины, как устроена их дыхательная система, почему они не мерзнут и не перегреваются.

Но если цитата выше не про вас, не нужно грустить, интерес к живым существам на нашей планете и даже просто к жизни — это минимум, который нужен, чтобы начать читать эту книгу и с трудом отрываться от повествования.

Одним из ключевых моментов, которые надо знать о косатках, как мне кажется, это существование нескольких экотипов. В российских водах встречаются рыбоядные, или резидентные, косатки и плотоядные, или транзитные (также, возможно, что еще оффшорные — они обитают вдали от берегов и специализируются на добывании акул). Они обитают бок о бок, но избегают встреч и настолько различаются генетически, что плотоядных даже предлагают выделить в отдельный вид. Тихоокеанские рыбоядные косатки более родственны североатлантическим и антарктическим косаткам, чем тихоокеанским плотоядным. Разве это не удивительно? Плотоядные косатки, с которыми имела счастье встречаться и я, живут небольшими семейными группами, обычно по несколько животных. Они молчаливы, чтобы не спугнуть свою добычу — морских млекопитающих (китов и тюленей), также отличаются более острым плавником и формой седловидного пятна. Рыбоядные же косатки живут большими семьями, во главе которых стоит старая самка. Все остальные члены семьи являются ее потомками, самцы не покидают мать всю жизнь. Новые семьи образуют дочери матриарха при ее гибели, а самцы чаще всего погибают вслед за матерью.

Именно эти знания, многократно транслируемые учеными в разных инстанциях, СМИ и научных публикациях, привели в итоге к запрету отлова косаток в нашей стране. Это была многолетняя битва почти без надежды на успех. Всю историю отловов и кропотливой борьбы с ними вы узнаете из книги, я лишь поделюсь некоторыми мыслями на этот счет.

После знакомства с косатками в природе, после просмотров фильмов «Черный плавник» и «Рожденные свободными», разговоров с бывшим тренером дельфинов, с учеными, исследующими китов, я убедилась, что отлов и содержание китообразных в неволе совершенно неприемлемы. Мы не можем создать для них достойные условия содержания. Они проходят в день сотни километров — какой океанариум может предоставить такие просторы? Кроме того, при отловах животные нередко гибнут. А самое главное, что нужно знать про невольных косаток — они принадлежат к плотоядному экотипу. Потому что они ближе подходят к берегу, держатся в удобных для отлова районах. А теперь представим: люди ловили молодых косаток, совсем еще детенышей, отлучая их от матери и от семьи (пусть и не такой большой, как у рыбоядных косаток), заставляли питаться рыбой — неестественным кормом для плотоядных косаток. Порой путем вставления желудочного зонда. Страшно представить, не правда ли? Всеми правдами и неправдами ученым и активистам удалось добиться включения плотоядной популяции косаток в Красную книгу РФ (их численность оценивается лишь в несколько сотен особей), запрещения отловов. Немало поспособствовал этому общественный резонанс вокруг так называемой «китовой тюрьмы» в Приморье. Там в 2018–2019 годах содержались 11 косаток и 87 белух для продажи в китайские океанариумы. Я тоже следила за этой историей и очень рада, что животных удалось выпустить в природу (хотя и каким-то нелогичным образом, противоречащим рекомендациям специалистов), а отловы запретить. Всем людям, которым удалось этого добиться, я бы поставила памятник. Терпеть неумные речи лоббистов, писать бесконечные обращения, заявления в суд, эмоциональные статьи для СМИ — всё это требует большого труда и мужества.

Некоторые минусы книги и непонятные моменты, а также трогательные истории о взаимопомощи среди людей (а не только среди косаток)

Но меня очень смутило примечание научного редактора книги, Ивана Затевахина, который на всем ее протяжении писал интересные вещи, дополняющие рассказ Ольги, и вдруг разразился очень странной речью: «Следует заметить, что благополучное разрешение проблемы китовой тюрьмы стало возможным благодаря прежде всего последовательной позиции руководителей государства, четко обозначенной с самого начала конфликта. Сработала схема — общественность подняла вопрос, государство рассмотрело его и приняло решение, которое было воплощено в жизнь, несмотря на сопротивление зооторговцев и лоббистов». Как мне кажется, этот комментарий нивелирует значение усилий ученых и активистов, проделавших большую работу. Но здесь наши мнения расходятся, а кто прав, решать не мне.

Хочется завершить эту тему оптимистичными словами, которыми завершается книга: «Наш проект создавался для того, чтобы через исследования косаток добиться их защиты, и теперь мы точно знаем, что все это было не зря».

Стоит подчеркнуть, что книга наполнена не только обширными сведениями о косатках и других китообразных, и не только трогающими за душу рассказами об отловах и борьбе с ними. Мне понравилось обилие комичных и трогательных моментов из экспедиционного быта. Это и забегающие по ошибке в домик птенцы стáриков на острове Старичкова, и бегающие по окрестностям с пакетом муки лисы на мысе Зеленый, и рассказ о нелепой краже пушки с корабля Витуса Беринга, стоявшей у музея на острове Беринга. И встреча с белыми косатками. Вы только послушайте:

«... Ванюха пошутил: „Сейчас туман разойдется, и появится белая косатка“. ... Я хватаю арбалет, Оля поднимает фотоаппарат, Ванюха начинает, по своему обыкновению, что-то мне командовать, и тут... из тумана появляется белая косатка. Нет, серьезно, все так и было».

Подобных удивительных встреч и неожиданных поворотов в работе китоведов было немало. Очень приятно и трогательно читать истории о том, как в сложных ситуациях ученым помогали местные жители, капитаны судов, обитатели маяков. В суровых условиях Дальнего Востока это действительно очень важно, и приятно вспомнить, как упомянутый в книге капитан Олег Будимирович наполнял мои, автора рецензии, карманы яблоками и конфетами, а Леонид Пасенюк привозил для меня, не видевшей свежих фруктов месяц, банан и благородно ограждал от выходок местных подвыпивших граждан, про которых и у Ольги в книге мелькают как забавные, так и не слишком приятные моменты.

Кроме всего вышеописанного, я бы отметила также шикарный слог книги — получилось увлекательно, и с юмором все в порядке. Я получила настоящее удовольствие. Из минусов — для тех, кто впервые читает о косатках, не все будет понятно с самого начала; возможно, какие-то вещи придется искать в Интернете, но нужно набраться терпения, по ходу глав все будет объяснено. И после прочтения книги у вас сложится объемное представление об этих животных.

Небольшое резюме

«Нет ничего более проигрышного для уважающего себя натуралиста, чем изучение китообразных» — эта фраза Павла Квартальнова была взята эпиграфом к одной из глав. С ней можно отчасти согласиться: да, китообразных изучать сложно, бóльшая часть жизни этих живых существ проходит под водой, и нам остается довольствоваться только редкими моментами их нахождения на поверхности, редкими подводными съемками, записями звуков, непонятно какой конкретной особью из группы издаваемых. Но при всем при этом, их изучение и наблюдение чрезвычайно интересно, здесь столько неизведанного, что хватит на целую жизнь еще многих ученых. А стремление понять китообразных не угаснет. Пока они существуют на нашей планете, рядом с ними ощущаешь, насколько это необычные животные, как они непохожи на нас, возникают мысли об их величественности и недоступности. А все недоступное манит...

Комментарии