Табу в науке: лаборатория, задававшая неправильные вопросы

  • 538
  • 1,4
  • 6
  • 0
Добавить в избранное
«Лаборатория по исследованию инженерных аномалий» (PEAR Lab).
Закрытие лаборатории парапсихологии лишний раз вызвало к жизни давнишний вопрос: должна ли наука относится серьезно к исследованиям, которые не вписываются в рамки общепринятых теорий, если методы этих исследований вполне научны?

На днях в Нью Джерси прекратила свое существование «Лаборатория по исследованию инженерных аномалий» (Princeton Engineering Anomalies Research (PEAR) laboratory). По-видимому, только романтики и некоторые парапсихологи станут оплакивать исчезновение этого уникального института, занимавшегося изучением способности людей влиять на работу машин и приборов при помощи силы мысли.

Лабораторию основал в 1979 году Роберт Ян (Robert Jahn), в прошлом декан Инженерного факультета в Принстоне, специалист по электроракетным двигателям. Средства предоставил космонавт Джеймс МакДоннел (James McDonnell), который верил, что состояние ума пилота влияет на работу машинного оборудования самолета. С тех пор лаборатория существовала на пожертвования частных лиц.

На протяжении 28 лет исследователи лаборатории собирали результаты десятков миллионов испытаний, используя машины, производящие случайные события. Собранные вместе, эти данные показывают, что вмешательство человека имеет очень слабый эффект. И в случае с компьютером, высвечивающим случайные цифры на экране, и в случае фонтана с падающими водяными каплями, вмешательство людей может повлиять лишь на 2–3 события из 10 000, т. е. изменить вероятность на сотые доли процента от расчитанного занчения.

Роберт Ян сам принял решение закрыть лабораторию. Он начинал работу в лаборатории для того, чтобы доказать существование эффекта влияния человеческой мысли, и сейчас, в 76 лет, считает свою задачу выполненной. Однако такие незначительные отклонения вероятности не убедили большинство ученых, и результаты лаборатории старательно игнорируются научным сообществом. Научные журналы, представляющие «официальное» направление в науке, отказываются публиковать результаты лаборатории, не считая пары ранних обзоров [2, 3]. Ян считает, что причиной такого несправедливого отношения являются вопросы, которые он задает в своих исследованиях, а не методологические изъяны.

Но даже в среде парапсихологов, мнения относительно результатов лаборатории разделились. Трудность заключается в том, что эффект очень слабый. Практически невозможно исключить того, что он мог быть вызван каким-нибудь недостатком метода или экспериментального подхода. Недавно проведенный мета-анализ [4], включающий результаты лаборатории и охватывающий ещё 380 исследований обсуждаемого феномена, часто называемого психокинезом, показал, что, в общем, эффекты статистически значимы, но противоречивы и не согласуются друг с другом. Несколько дополнительных контрольных экспериментов могут полностью эти эффекты нивелировать. Скорее всего, имеет место предвзятое отношение к публикации положительных результатов.

Роберт Парк (Robert Park), физик из Университета Мэрилэнда, считает, что если проводить один и тот же тест достаточно много раз, легко достигнуть «статистических границ», что, по-видимому, и произошло в случае с PEAR. То есть, если подкидывать монету достаточно долго, то даже самые незначительные ее несовершенства могут послужить причиной того, что вероятность выпадения орла (решки) будет больше 0,5.

В конце концов, отнестись к слабому видимому эффекту серьёзно или списать его на счёт статистических недостатков — решение субъективное. «Всё упирается в вопрос о том, где вы проводите черту», — говорит Кристофер Френч (Christopher French), психолог из Университета Лондона, который пытается объяснять то, что называется «паранормальными явлениями», в четких терминах психологической науки. По его мнению, шансы обнаружить настоящий, действительный эффект невелики, но последствия этого настолько интересны, что работы, подобные трудам лаборатории PEAR, стоят того, чтобы их публиковали.

Многие ученые с этим не согласны. Они считают, что это пустая трата времени; более того, подобные исследования ненаучны, поскольку не было предпринято ни малейшей попытки физического объяснения наблюдаемых эффектов. Парк утверждает, что лаборатория PEAR «подрывает репутацию» Принстона и более широкого научного сообщества. Он считает, что существование подобных лабораторий является досадным побочным эффектом открытости науки по отношению к новым проблемам. «Удивительно то, что это не случается гораздо чаще», — говорит Парк.

Известный физик из того же Принстона Вилльям Хаппер (William Happer) занимает промежуточную позицию. Он убежден, что научное сообщество должно быть открытым по отношению к любым исследованиям, какие бы невероятные вопросы они перед собой не ставили, однако если эксперименты не дают убедительных результатов, надо двигаться дальше. «Не знаю, почему на это у них ушло полжизни», — удивляется Хаппер.

Статус паранормальных исследований в США сейчас довольно невысок, после относительного всплеска интереса в 1970-ых. Филантропы по-прежнему питают деньгами частные институты, однако даже малейшее доверие к полученным результатам зависит от связей с университетами, и только тоненькая струйка исследований всё ещё течет в университетских лабораториях.

В других местах паранормальные исследования идут живее. Лидирует Великобритания, в которой лаборатории, существующие на частные средства, имеются в университетах Эдинбурга, Нордхэмптона, Ливерпуля и др. Парапсихолог Дебора Делано (Deborah Delanoy) из Университета Нордхэмптона объясняет это тем, что её коллеги обычно работают на «обыкновенных» психологических факультетах и занимаются также исследованиями в области психологии «традиционной ориентации», чтобы поднять доверие к себе и своим результатам, и показать, что их методы надежны. «Мы выглядим так, как будто делаем одно дело вместе с нормальными психологами», — говорит Делано.

Но возможности парапсихологов публиковать свои результаты по-прежнему ограничены небольшим числом журналов, занимающих свою узкую нишу. Френч считает, что к парапсихологии относятся предвзято. «Убежден, что парапсихологам очень трудно публиковать свои результаты в журналах, представляющих „официальное“ направление», — говорит он, добавляя, что он не мог напечатать свою статью «традиционной ориентации» о том, почему люди верят в паранормальные явления: «Только потому, что в статье упоминаются слова „телепатия“ и „психокинез“, она не была отослана рецензентам. Люди думают, что всё [что имеет хоть какое-нибудь отношение к парапсихологии] это пустая трата времени».

По материалам Odling-Smee L., Nature

Литература

  1. Odling-Smee L. (2007), The lab that asked the wrong questions. Nature 446, 10–11 (в интернете);
  2. Jahn R. G. (1982), The persistent paradox of psychic phenomena: An. engineering perspective. Proc. IEEE 70, 136–170;
  3. Jahn R. G., Dunne B. J. (1986), On the quantum mechanics of consciousness, with application. to anomalous phenomena. Found. Phys. 16, 721–772;
  4. Bösch H., Steinkamp F., Boller E. (2006), Examining Psychokinesis: The Interaction of Human Intention With Random Number Generators — A Meta-Analysis. Psychol. Bull. 132, 497-523 (в интернете)..

Комментарии