Подписаться
Оглавление

Здесь покоится тот, чьё имя начертано было на воде

  • 2330
  • 5,6
  • 1
  • 2
Добавить в избранное
Обзор

Хотя эти плакаты, украшавшие столичные биллборды в июне 2007 года, призывают всего лишь сохранять чистоту вод Москва-реки, они отлично иллюстрируют глубоко укоренившийся в массовом сознании стереотип «живой воды»

Для многих людей, ориентирующихся в современной науке в основном по газетным публикациям, тот факт, что «вода обладает памятью», кажется общеизвестным и давно признанным. Не странно ли, что большинство учёных относится этой тематике с осторожным скепсисом, если не сказать — подозрением? «Биомолекула» представляет перевод колонки Филиппа Болла, редактора-консультанта Nature, который выражает отношение научной общественности к проблеме «живой воды».

Думаю, что для большинства учёных станет открытием, что знаменитое научное издательство «Эльзевир» выпускает рецензируемый журнал Homeopathy («Гомеопатия»). Также мне представляется, что многие, узнав об этом, усомнятся в том, что материалы этого издания достойны хотя бы беглого ознакомления. С моей точки зрения, это предубеждение не должно распространяться хотя бы на последний номер этого журнала, содержащий дюжину работ, посвящённых «памяти воды». Ознакомиться с опубликованными там исследованиями следует хотя бы для того, чтобы убедиться, что этот сомнительный феномен остаётся таким же расплывчатым, как и всегда.

Жак Бенвенист

Рисунок 1. Жак Бенвенист — единственный учёный, удостоившийся Шнобелевской премии (награды за наиболее неправдоподобные и бессмысленные исследования) дважды. Первое его достижение (Игнобелевская премия по химии 1991 года) касается как раз открытия того, что «вода (H2O) является разумной жидкостью... и способна хранить воспоминания о событиях, давно канувших в Лету». Премия 1998 года была вручена Бенвенисту за «гомеопатическое открытие того, что не только вода обладает памятью, но и информация может передаваться по телефону и через интернет».
Воистину, эпитафия Джона Китса подошла бы и Жаку Бенвенисту.

Невозможность создания памятника из воды использовалась в качестве литературной метафоры ещё даже до того, как поэт Джон Китс при жизни сформулировал эпитафию себе, вынесенную в заголовок этой заметки. (Перевод мой. Оригинал таков: Here lies one whose name was writ in water... [1] — А. Ч.) Кстати, эфемерность воды была подчёркнута ещё Гераклитом в пятом веке до нашей эры. Однако так сложилось, что «память воды» — формулировка, прочно въевшаяся в массовое сознание, поскольку она даже использовалась в качестве названия свежей театральной постановки в лондонском уэст-энде. (Дела обстоят так не только в Лондоне — см. картинку в заглавии заметки. — А. Ч.)

Однако учёные принимают сторону поэтов в том, что вода вряд ли способна хранить какие-либо воспоминания. Редактор эльзивировской «Гомеопатии», Питер Фишер (Peter Fisher) из Королевского гомеопатического госпиталя в Лондоне, говорит: «„память воды“ отбрасывает тень на всю гомеопатию и является причиной того, что большинство учёных считает любые исследования в области гомеопатии недобросовестными или даже мошенническими».

Начало всему положила статья в Nature 1988 в году [2], опубликованная Жаком Бенвенистом (Jacques Benveniste) (рис. 1), заведующим биомедицинской лабораторией во Французском государственном институте здоровья и медицинских исследований (INSERM), и его коллегами.

В статье описаны эксперименты по возбуждению аллергического ответа белых клеток крови антителами даже после того, как раствор антител был разведён водой до того предела, что в нём не должно было остаться ни одной действующей молекулы. Реакция то пропадала, то опять появлялась в сериях последующих разведений.

Изменчивая память

Описанные результаты должны были, видимо, объяснить эффект от применения гомеопатических снадобий, содержащих неведомые лекарственные соединения в чрезвычайно разбавленном виде. Однако они, скорее, бросили вызов научному мышлению в целом, а в частности — закону действующих масс, согласно которому равновесие и скорости химических реакций должны быть пропорциональны концентрациям реагентов. Что же произошло? Бенвенист и его коллеги уверяли, что активность антитела в каком-то смысле «отпечаталась» в структуре жидкой воды, которая сохраняется независимо от степени разведения.

Эта идея представляется довольно дикой с позиций известного о структуре воды, и единственное, что мешает её отбросить сразу, — это чрезвычайно сложная молекулярная организация воды в жидкой фазе, до сих пор не до конца описанная и понятая. Молекулы воды взаимодействуют посредством слабых химических связей, называемых водородными связями. Несмотря на то, что время их образования и разрушения — пикосекунды, они всё же могут как-то участвовать в формировании кластеров из отдельных молекул воды, обладающих своеобразными свойствами.

Эксперименты Бенвениста были проконтролированы группой «охотников за подлогами» во главе с тогдашним редактором Nature Джоном Мэддоксом (John Maddox), потребовавшим, чтобы все эксперименты были повторены под наблюдением его «инспекторов». Бенвенист неохотно согласился, жалуясь на притеснение его прогрессивных идей, — и результаты его группы оказались в высшей степени недостоверными, поскольку никому не удавалось однозначно их воспроизвести.

Несмотря на такое разоблачение, Бенвенист перешёл от сильно разбавленных растворов к притязаниям на открытие того, что активность биомолекул может быть «записана в цифровом виде» и передана воде посредством радиоволн. До самой смерти в 2004 году он уверял, что его открытия приведут к новой эре «цифровой биологии».

Кунсткамера

Причины, по которым молекулы воды в жидкой фазе навряд ли могут приобретать активность антител и других сложных биомолекул после сильного разведения, слишком многочисленны, чтобы перечислять их здесь. (Однако их перечислили за нас другие [3], [4] — А. Ч.) Как говорит во вступительном слове к упомянутому номеру «Гомеопатии» физик и специалист по воде Хосе Тексейра (José Teixeira), «Любые упоминания об эффектах памяти в чистой воде должны быть преданы забвению». Однако искоренить эту идею из умов не так-то просто, как следует из некоторых опубликованных в номере работ.

В этих статьях сообщается о весьма интригующих и сбивающих с толку результатах. Луис Рэй (Louis Rey), частный исследователь из Швейцарии, сообщает, что растворы солей демонстрируют существенно различные термолюминисцентные сигналы в разных гомеопатических разведениях, будучи сначала замороженными, а потом нагретыми вновь. Чешские исследователи описывают необъяснимые изменения вязкости воды, просто постоявшей какое-то время в комнате. А давний коллега Бенвениста, Йолен Томас (Yolène Thomas), сообщает о некоторых успехах радиочастотного «программирования» воды на определённые биомолекулярные эффекты, в частности, подобных «сигналам», индуцируемым бактерией Escherichia coli, — ингибирование белковой коагуляции и расширение сосудов в сердечной мышце морской свинки.

Короче говоря, этот номер — сплошная кунсткамера. «Исследователи» не удосуживаются даже объяснить смысл описываемых ими экспериментов для гомеопатии с её ритуальными суккуссиями и разведениями в «магических пропорциях» (обычно используются коэффициенты разведения 106, 1012 и 1030). Используемые методики и протоколы «исследований» крайне необычны и причудливы. Похоже, единственное, чего избегают авторы, — это простейших экспериментов по проверке существования так называемой «памяти воды»: пронаблюдать воспроизводимую активность одного, чётко определённого реагента, в простой реакции ферментативного или неорганического катализа — до и после того, как разведение достигнет того порога, за которым в растворе не останется ни одного активного компонента.

И это ещё что: теоретические рассуждения на тему «памяти воды» идут намного дальше. В этой области возник собственный deux ex machina — надуманная теория «когерентных квантовых доменов» в воде, выдвинутая в том же 1988-м году [5], достаточно пространная, чтобы вместить в себя всё что угодно. Сторонники этой теории, видимо, считают, что можно изобрести физику воды заново, «из головы», ничуть не считаясь с десятилетиями скрупулёзного труда и тщательнейших измерений.

Французский философ Гастон Башлар однажды написал: «Мы приписываем воде достоинства, противопоставляемые недугам больного. Человек пестует желание излечиться и мечтает о чудотворной субстанции.» (Перевод мой. — А. Ч.) Похоже, ныне эта мечта сильна как никогда прежде.

Литература

  1. Philip Ball. (2007). "Here lies one whose name was writ in water...". news@nature;
  2. E. Davenas, F. Beauvais, J. Amara, M. Oberbaum, B. Robinzon, et. al.. (1988). Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE. Nature. 333, 816-818;
  3. Маленков Г.Г. (2007). Споры о структуре воды. «Химия и Жизнь». 3, 50–54;
  4. Петрянов И.В. Самое необыкновенное вещество в мире. М.: «Раритет», 1998;
  5. Emilio Del Giudice, Giuliano Preparata, Giuseppe Vitiello. (1988). Water as a Free Electric Dipole Laser. Phys. Rev. Lett.. 61, 1085-1088.

Комментарии