https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/30-years-discovery-russia-promo.html?cid=PJT4417-WE42944-Biomolecula-Russia-30yearsinRussiaBanner-December
Подписаться
Биомолекула

Григорий Никифорович: «От оргазма до бессмертия. Записки драг-дизайнера». Рецензия

Григорий Никифорович: «От оргазма до бессмертия. Записки драг-дизайнера». Рецензия

  • 375
  • 0,3
  • 0
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии
Никифорович Г.В. «От оргазма до бессмертия. Записки драг-дизайнера». — Минск: Издательство «Дискурс», 2019. — 176 с.
Книга Григория Никифоровича посвящена интереснейшему направлению современной структурной биологии — теоретическому конструированию лекарств. Автор — не сторонний наблюдатель, а ученый, много лет работающий в данной области, — рассказывает историю появления и становления современного драг-дизайна и объясняет научные основы моделирования биологически активных молекул. Помимо этой рецензии, мы также публикуем отрывок этой книги — главу «Салат “Брадикинин”».

Броский заголовок книги Григория Никифоровича «От оргазма до бессмертия» обещает много интересного и, надо сказать, обещание это выполняет. Она посвящена современным методам разработки лекарств: тому, что на профессиональном сленге участников этого увлекательного занятия называется «драг-дизайном».

Книга начинается рассказом об изобретении «Виагры». Кстати, история эта пользуется успехом у популяризаторов науки — за последние несколько лет она встречалась мне уже в нескольких книгах сходной тематики. В данном случае автор использует броский рассказ для того, чтобы ввести нас прямиком в святая святых современной фармакологии — место, где крутятся не только гениальные идеи, но и сумасшедшие деньги. За этим эффектным вступлением следуют две первые главы, необходимые для понимания дальнейшего материала и бегло обрисовывающие историю фармакологии, знакомящие читателя с основными понятиями биохимии.

Вступительная часть, как и вся книга, написана хорошим живым языком, но все равно оставляет несколько смешанное впечатление из-за резких смысловых перепадов между увлекательными историями и легкими объяснениями «на пальцах» и кусками «серьезной науки», требующих вдумчивого прочтения и перечитывания.

Выглядит это примерно вот так:

В нормальных условиях каждая клетка и организм в целом действуют с надежностью, удивительной для систем такой колоссальной сложности. Такая надежность достигается чрезвычайно четким регулированием и управлением всеми действиями биохимической системы организма. Многотысячный биохимический оркестр (употребим и это сравнение) должен уметь играть свою мелодию с точностью до одной тридцать второй доли ноты. Иначе наступит какофония, хаос, развал. А коль скоро это не происходит, значит, у биохимического оркестра есть дирижеры, есть что-то, эффективно регулирующее взаимоотношения биологических молекул. Или Кто-то — но такая гипотеза в рамках биохимии не рассматривается.

Тут все просто и понятно, но читаем дальше:

Это регулирование осуществляется через механизм обратной связи, открытый кибернетикой, наукой об управлении системами (еще одна, наряду с генетикой, «продажная девка империализма», как говорила когда-то все та же советская пресса). Функционирует он следующим образом: предположим, что для нормальной работы системы величина М1, зависящая от величины М2 и воздействующая на величину М3, должна находиться на каком-то определенном уровне. Если по каким-то причинам уровень величины М1 изменяется, это сразу же сказывается на уровне величины М3. Но величина М2 тоже зависит от величины М3 (в этом и состоит обратная связь), и поэтому уровень М2 также изменяется, что в силу влияния М2 на М1 возвращает уровень М1 к норме.

М1... М2... А вот здесь уже разобраться становится сложнее... Немного помогает рисунок, но у человека, ранее не знакомого с понятием «обратной связи», останется много вопросов даже после этого объяснения. К сожалению, подобные перепады «от простого к сложному» сохраняются на всем протяжении книги, и это, пожалуй, единственный ее заметный недостаток. Надо сказать, это проблема не только Григория Никифоровича, но общая беда многих научно-популярных книг, написанных учеными. Вещи «по специальности» кажутся им настолько самоочевидными, что они лишь бегло проговаривают их в тексте, в то время как для большинства читателей это «очевидное» — вовсе не «очевидно».

Самые интересные главы книги, с третьей по шестую, посвящены разработке лекарств на основе белковых и пептидных молекул. Автор рассказывает об успехах и неудачах моделирования сложных структур этих молекул не как сторонний наблюдатель, но как многолетний и активный участник процесса. Такая подача материала дает возможность читателю не просто познакомиться с научными фактами, но погрузиться в «исследовательскую кухню», увидеть как рождаются и умирают научные идеи, как одни направления поиска сменяются другими, как идеи становятся молекулами, а молекулы — лекарствами.

Не удержимся и вставим нехарактерные для рецензий на «биомолекуле» ссылки на статьи по теме — разумеется, исключительно ради того, чтобы читатель при желании мог сравнительно быстро получить представление об упомянутой области: Три поколения лекарств, Драг-дизайн: как в современном мире создаются новые лекарства, Виртуальные тропы реальных лекарств, Фармакогеномика: изучение генов на службе персонализированной медицины. — Ред.

Эту часть обязательно стоит прочесть школьникам, старшеклассникам и студентам, планирующим связать свою жизнь с наукой (начать можно прямо сейчас, прочитав процитированную ниже главу на биомолекуле).

...Нужен был решающий эксперимент, призванный либо окончательно подтвердить, либо окончательно опровергнуть модель квазициклического строения брадикинина.

И здесь центр тяжести событий переместился в Ригу, в лабораторию пептидного химика Гунара Чипенса. Предложение рижан было простым и, пожалуй, даже очевидным: заменить «ионную связь» на обыкновенную валентную и проверить, будет ли получившаяся молекула — циклический аналог — обладать биологической активностью брадикинина. Соответствующий циклоаналог был синтезирован, и его биологические испытания показали, что при введении в кровь крыс он действовал, как и природный брадикинин, — снижал давление крови, но не на протяжении нескольких секунд, а в течение более чем трех часов...

...Таким образом, удалось не просто подтвердить квазициклическую модель строения брадикинина, но и синтезировать аналог, обладающий длительным и к тому же высокоизбирательным биологическим эффектом. Этот аналог стал первым в ряду совершенно нового класса соединений, которые в дальнейшем оказались весьма перспективными с практической точки зрения, — циклических аналогов линейных пептидов. Следовательно, со всеми возможными оговорками, можно было констатировать, что теоретический конформационный анализ пептидов действительно пригоден как инструмент драг-дизайна — пусть даже это утверждение пока базировалось лишь на расчетах одного единственного брадикинина.

Заканчивает книгу небольшой очерк о путях выведения новых лекарств на рынок, клинических испытаниях и прочих «деловых» аспектах фармакологии. Этот фрагмент написан добротно, но, пожалуй, слишком коротко. Видно, что фармацевтическая индустрия как бизнес-проект автору не особенно интересна.

Коротко резюмируя впечатления — книга увлекательная, но может показаться сложноватой для человека с нулевым естественно-научным бэкграундом. Зато для старшеклассников, студентов и людей, стабильно интересующихся состоянием современной науки (таких как читатели «Биомолекулы»), это может быть весьма познавательное чтение. Самое ценное — рассказ «от первого лица» о том, как делается наука, и вся белково-пептидная часть. Хотя она не покрывает всех аспектов современной разработки лекарств (да и не ставит подобной цели), книга может служить неплохим введением в теоретическую молекулярную фармакологию.

Помимо этой рецензии, мы также публикуем отрывок из книги — главу «Салат „Брадикинин“».

Комментарии