https://biolabmix.ru/catalog/rna-transcription-mrna/?erid=LdtCKWnpq
Подписаться
Биомолекула

Артем Благодатский, Алексей Ржешевский, Анастасия Егорова, Ольга Борисова: «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». Рецензия

Артем Благодатский, Алексей Ржешевский, Анастасия Егорова, Ольга Борисова: «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». Рецензия

  • 259
  • 0,1
  • 0
  • 1
Добавить в избранное print
Рецензии

Артем Благодатский, Алексей Ржешевский, Анастасия Егорова, Ольга Борисова. «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». М.: «ДМК-Пресс», 2022. — 368 с.

Выход в свет книги «Open longevity (как устроено старение и что с ним делать)» — событие в мире научно-популярной литературы. Книга эта необычна по своей концепции и оформлению, по сути это обзор литературы, вышедшей за последние годы в четырех областях, связанных с теориями старения: коллектив авторов-профессионалов разобрался в том, что написано в мировой научной литературе про связи старения с воспалением, с повреждениями межклеточного матрикса, с митохондриями и транспозонами. Кроме этих качественно написанных обзоров, в которых содержится много интереснейших сведений, малоизвестных даже молекулярным биологам, работающим в смежных областях, в книге есть концептуальная начинка, с которой мы и начнем.

Дисклеймер

Уже после публикации этой рецензии выяснилось, что коллеги автора, чье мнение столь обильно тут цитируется, не читали книгу подробно, а только пролистали. Мы не приветствуем стиль «не читал, но осуждаю», а потому считаем важным предупредить читателей об этом странном факте. — Редакция

Руководитель проекта Open Longevity Михаил Батин, хотя и не указан в списке авторов, по сути является автором книги, так как его перу принадлежат две статьи: введение — «Открытое долголетие» (это и название проекта, который ведет Михаил, в то же время и перевод названия книги с английского) и заключение «Что мы можем и должны сделать?». Можно согласиться с Михаилом, что проблемам старения уделяется мало внимания в обществе, катастрофически не достает финансирования — и лишь кооперация энтузиастов может поправить ситуацию. Вот он пишет: «В определенном смысле борьба за радикальное продление жизни абсолютно контркультурна: она предлагает отложить все свои дела и заняться исключительно борьбой со смертью. Это очень похоже на то, что говорил Ницше о создании сверхчеловека. Идея бессмертия противостоит всем традициям, обрядам и стереотипам поведения».

Мне представляется, что дело обстоит несколько иначе: «идея бессмертия» (с подачи Батина) противостоит не «всем традициям», а только религиозным (скажем, христианским), религия предлагает свою идею бессмертия и потому снимает проблему человеческой смертности. И в этом смысле борьба за радикальное продление вовсе не «контркультурна» — она скорее антирелигиозна, так как конкурирует с религиозной традицией. С точки зрения традиционной религии, взгляды ученых могут показаться происками сектантов, мы здесь не будем вдаваться в мировоззренческие споры, и лишь напомним позицию Ломоносова, который считал, что есть книга Природы и книга Бытия, и в этом смысле наука не противоречит религии (он так считал вслед за своими учителями — немецкими учеными). Пассажи руководителя проекта могут вызывать сомнения с философской и культурологической точки зрения — но ведь он и не философ и не культуролог...

Книга не только предваряется оригинальными (и отчасти спорными) рассуждениями, она также удивительным образом оформлена. По сути, это богато иллюстрированный альбом. Картинки здесь почти на каждой странице, вся книга напоминает иллюстрированный журнал с характерной подачей материалы во врезках. Картинки вызывают двойственное ощущение: во-первых, холодные тона и космические ландшафты внутриклеточной жизни напоминают пейзажи Рокуэлла Кента, во-вторых, всё это попахивает аниме и «Звездными войнами» — видно, что иллюстраторы славно потрудились на ниве молекулярной биологии и дали свои образы таким известным «посвященным ученым» молекулярным машинам, как теломераза и АТФ-синтаза. Эти картинки отчасти облегчают нелегкий труд прочтения сего увесистого фолианта. Да, чтобы вникнуть в проблему старения на молекулярном уровне, нужен нелегкий труд — и образование не меньше высшего в смежных с молекулярной биологией дисциплинах. Мне повезло, я слушал лекции Симона Эльевича Шноля по биохимии, и потому смог пройти через частокол терминологии. Для неподготовленного читателя в этой области читателя книга может показаться чем-то вроде лабиринта, в сердцевине которого сидят молекулярные чудища — наподобие Минотавра.

Казалось бы, поможет разобраться в терминах словарь. Открываем его наугад:

PAMP (pathogen associated molecular patterns) — определенные сочетания характе́рных для патогенов биомолекул. Распознаются рецепторами молекулярных паттернов, ассоциированных с патогенами, в изобилии присутствующими в мембране иммунных клеток.

Чтобы понять слова: «определенные сочетания характе́рных для патогенов биомолекул», надо напрячься, может, лучше было бы сказать «сочетания патогенов, характерные для определенных биомолекул»? В общем, задача перевода на русский язык англоязычных терминов не так проста, и к книге можно придраться — порой язык ее излишне тяжеловат. Все ссылки в книге — англоязычные (кроме статей на «Биомолекуле», у которых почему-то отсутствует авторство в ссылках, — может быть, потому, что сама книга во в многом составлена из статей в «Биомолекуле»...).

Я обратился к своим коллегам и показал им книгу, и получил разноречивые отзывы. Вот что пишет биофизик, автор «Биомолекулы»: «Я думал, что книжка с картинками должна быть тонкой, а картинки должны иметь смысловую нагрузку. Смысла в картинках я не увидел. Смысла в нарезке текста на мелкие куски я тоже не увидел. Текст местами не популяризаторский, то есть авторы не пробуют что-то объяснить, а скорее пробуют надавить „авторитетом науки“... Подозреваю, что книжек этого направления сейчас много, и это не из-за близкого прорыва в данной области, а из-за ухода денег из других биологических тем и одновременном накоплении денег в карманах и на пенсионных счетах старшего поколения. Вот и охотятся молодые ученые за деньгами богатых пенсионеров. „Альпийское нищенство, святое дело!“ — сказал Остап. Из научно-популярных книг, где поднимаются вопросы, связанные со старением, мне нравятся две: книга про митохондрии Ника Лейна „Энергия, секс, самоубийство“ и книга про болезнь Альцгеймера „Нестареющий мозг“ Дейла Бредесена. Но в обеих книгах старение это не основная тема, а вопрос, прочно вплетенный в контекст интересных научных вопросов. Взгляд там пошире, а язык попроще. Хотя оба автора вполне себе видные ученые.»

Ему вторит клеточный биолог: «Это поверхностный обзор очень современных данных и в очень большом числе. Авторы попытались ничего не забыть и всё упомянуть. Именно эта „всеядность“ книги создает главную проблему. Ей бы цены не было до интернета. Но теперь?! Хочется глубины проникновения в образ (вспоминается полотер из фильма „А я иду, шагаю по Москве“). Мне кажется, что эта всеобъемность убивает интерес читателя. Хотя, может я не прав. Но ведь эпоха словарей и справочников прошла?!».

Я думаю, что эпоха словарей и справочников не прошла, нам как раз (для обучения студентов, в частности), позарез нужны авторитетные источники энциклопедического ранга (к сожалению, «Википедия» далеко не всегда справляется...). С другой стороны, в книге есть явные упущения. Авторы пишут: «Российские ученые из Института биоорганической химии (ИБХ) РАН разработали синтетический аналог sRAGE (короткий пептид) для борьбы с болезнью Альцгеймера...», но ссылки на эти работы не дают. Вообще, такое ощущение, что ссылки взяты из какого-то обзора, который писался для иностранного журнала — потому что мы не имеем ни одной ссылки на русском языке, даже публикации в отечественных журналах даются в их переводном варианте.

Было бы уместным, как мне кажется, упомянуть работы отечественных ученых и в такой области, как прыгающие гены. В общем, к книге может быть много придирок по мелочам, но это не умаляет ее главных достоинств — первое систематическое изложение молекулярно-биологических концепций, связанных со старением, даже и в таком русско-английском варианте, дорогого стоит!

Комментарии