https://biolabmix.ru/catalog/rna-transcription-mrna/?erid=LdtCKWnpq
Подписаться
Биомолекула

А. Благодатский, А. Ржешевский, А. Егорова, О. Борисова: «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». Рецензия

А. Благодатский, А. Ржешевский, А. Егорова, О. Борисова: «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». Рецензия

  • 331
  • 0,2
  • 1
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Артем Благодатский, Алексей Ржешевский, Анастасия Егорова, Ольга Борисова. «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать». М.: «ДМК-Пресс», 2022. — 368 с.

Книга «Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать» преследует благородную цель: показать, что со старением можно бороться и что ученые уже догадываются, в каких направлениях предпринимать шаги. Из нее вы узнаете о «стерильном старении», «цифровом ЗОЖ» и «молекулярном одомашнивании». Однако успешно рассказать о борьбе за долголетие широкой публике в книге не получилось — читайте в рецензии, почему.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 10/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Легкость чтения: 5/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 5/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: уже заинтересованным и подкованным в теме долголетия и старения читателям.

«Я могу назвать сотню причин, почему мы движемся так медленно. Остановлюсь на одной: люди не верят в то, что они могут дожить до технологий радикального продления жизни, и не верят в то, что от них что-то может зависеть. Да и проще вообще не думать ни о чем таком, связанном со смертью. Проще умереть, ведь как-то спокойней следовать привычному ходу вещей»

«Open Longevity. Как устроено старение и что с этим делать» — это коллективный труд авторов и иллюстраторов проекта Open Longevity, где они повествуют о самых свежих научных изысканиях в области старения на разных уровнях: от старения долгоживущих молекул в организме до самых перспективных геропротекторов.

«Большинство существующих сегодня теорий старения носят ограниченный фрагментарный характер, описывая какой-то отдельный фактор и выделяя его как главный. Такое положение вещей, конечно, сильно затрудняет борьбу со старением и нередко заводит в тупик. Хорошая теория старения должна быть непротиворечивой и по максимуму описывать все известные на сегодня процессы, связанные со старением. Мы предлагаем рассматривать старение как сложный „клубок“ взаимосвязанных биологических процессов, при нарушении любого из которых остальные также ломаются. Таким образом, каждый из причастных к старению факторов и в то же время все они разом — „главные“ причины старения».

Хотелось бы отметить, что в создании книги принимали участие и научные журналисты, писавшие для «Биомолекулы». Авторы книги Алексей Ржешевский и Ольга Борисова принимали участие в конкурсе «Био/Мол/Текст», и в том числе писали и про старение. Георгий Куракин стал научным редактором книги, а Светлана Бозрова — главным редактором.

Публикация разделена на несколько частей. Вводная и предзаключительная главы написаны Михаилом Батиным, руководителем проекта Open Longevity, запущенного в 2016 году (хоть он не указан в авторах, его присутствие незримо сопровождает читателя всю книгу), где идет речь о самом проекте и о проблематике изучения старения/долголетия. В других частях книги рассматриваются разноуровневые процессы старения: от старения межклеточного матрикса до эпигенетических изменений. Сначала речь пойдет про воспаление и старение, затем про старение клеточного матрикса, митохондрии и мобильные генетические элементы.

«Как вы думаете, кто может скрываться под этими живописными именами: Магеллан, Аттила, Пенелопа, Турист, Чарли, Спящая Красавица, Эмигрант, Аврора, Транссиб, Морячок, Бродяга, Пиггибэк? Члены какой-то преступной группировки и их боевые подруги? Возможно, где-то в параллельной вселенной так и есть. Но в нашем случае — это собственные имена мобильных генетических элементов (МГЭ, которые у эукариот представлены транспозонами), которые им дали открывшие их ученые».

После этого авторы расскажут про некоторые перспективные молекулы, с помощью которых можно было бы остановить старение, и поговорят о том, каково будущее борьбы со старением и что вообще можно сделать для обеспечения долголетия. Читатель познакомится и с другими проектами, связанными с Open Longevity, например, Boston Matrix, Open genes, Life Dynamics, Marduk. Завершают книгу глоссарий и внушительный список литературы.

Книга задумывалась как первый том из нескольких, посвященных не старению с научной точки, а именно долголетию. Это ключевой момент — публикация рассказывает не о борьбе со старением, а о борьбе за долголетие. А оно, пишут авторы, возможно с точки зрения науки. Этим вопросом следует заниматься не только ученым, но и государству, и компаниям в качестве спонсоров, и научным группам в плане объединения усилий, и вообще каждому, вне зависимости от возраста или сферы занятий.

Для этого авторы и собрали в Open longevity несколько ярких примеров отдельных систем организма, изменяющих свою работу со временем.

«Таким образом, здоровый образ жизни не может полностью предотвратить внутренние процессы старения эластина. Они связаны с модификацией эластиновых волокон липидами, а также их кальцификацией и ферментативной деградацией. Липиды, кальций и углеводы — часть рациона человека, и эластин накапливает всё больше и больше повреждений с возрастом. В итоге продолжительность жизни человека ограничена сроком сохранения эластических свойств кровеносной и дыхательной систем, что примерно составляет 100–120 лет».

Однако сказать, что у авторов получилось создать произведение, которое привлечет новых сторонников активного продвижения идеи долголетия, к сожалению, нельзя. С одной стороны, книга действительно подробно и профессионально рассказывает о многом. Можно даже сказать, что внутри избранных тем авторы попытались сцедить максимум доступной информации. Но, с другой стороны, при чтении не возникает понимания картины в целом, возможно, отчасти из-за чрезмерных подробностей. В книге без передышки приводятся детальные молекулярные описания процессов (во многом по самым новым публикациям), но в итоге складывается ощущение чтения учебника, рассчитанного даже не на людей с медицинским и биологическим образованием, а только на тех из них, кто окончил вуз с красным дипломом и уже мотивирован разобраться в теме. Даже глоссарий не сильно помогает разобраться в материале.

«Еще один механизм образования сшивок был открыт совсем недавно и включает в себя первоначальное спонтанное расщепление по остатку аспарагина в белке со ступенчатым расщеплением С-концевого сукцинимида, что в конечном итоге приводит к образованию ангидрида. Нуклеофильная „атака“ на этот ангидрид боковой аминогруппой лизина приводит к образованию ковалентной изопептидной связи».

«Вина» в этом не только огромного количества терминов, но очень неровного со стилистической точки зрения изложения. Главы написаны разными авторами с разным подходом к материалу и разными «голосами»: то читатель видит лирическое отступление, то сталкивается с очень частой парцелляцией текста ни к месту («Возрастные изменения эпигенома настолько явно коррелируют с количеством прожитых лет, что современные биологи оперируют таким понятием, как „эпигенетические часы“ — расположение маркерных эпигенетических модификаций в наборе ключевых генов. По которым можно весьма точно определить биологический возраст организма. Будь то лабораторная мышь или человек»), то погружается в крайне хардкорные молекулярные описания. Кроме того, книге бы не помешала еще пара редакторских прочтений, чтобы гармонизировать главы между собой и избавиться от досадных мелочей, портящих впечатление о книге. То вдруг длина ДНК в одной клетке становится 1,5 см (обычно принято считать, что эта величина более чем на два порядка больше); то имена исследователей даются только на русском, то вдруг приводят их английское написание; то одни и те же термины/аббревиатуры вводятся по нескольку раз разными авторами. На одной из страниц и вовсе чуть перефразированный текст повторен два раза:

«Все потенциальные геропротекторы Кеннеди делит на два уровня на основе достоверности результатов их доклинических и клинических испытаний. Верхний уровень включает в себя самые надежные препараты, а для препаратов нижнего необходимо провести более детальные исследования. Все потенциальные геропротекторы Кеннеди делит на два уровня: верхний (самые надежные с точки зрения достоверности результатов доклинических и клинических испытаний) и нижний (для которых необходимо провести более детальные исследования)».

Кроме того, философские рассуждения в начале и в конце книги очень выбиваются из общего массива текста, кажутся дискуссионными и требующими как минимум отдельного разговора, подкрепленного источниками. Было бы интересно и обсуждение, зачем вообще нужно долголетие и какое влияние увеличение продолжительности жизни может оказать на человечество с культурной, исторической и других точек зрения.

Отдельно хотелось бы отметить художественное оформление книги Викторией Черникович, Аркадием Эрлихом и Натальей Ри. Пожалуй, вся книга — это одна большая иллюстрация, ведь текст дан коллажным принципом и постоянно перемежается как абстрактными или философскими, так и вполне себе молекулярно точными подробными рисунками. Такой подход делает книгу поистине уникальной и значительно облегчает чтение несмотря на (а может, и благодаря) некую психоделичность изображений. Но для удобства, возможно, авторам стоило сделать сквозную нумерацию рисунков.

Подытоживая рецензию, можно сказать, что эта книга — неплохая попытка собрать некоторый справочник по долголетию и старению, но и подойдет она в основном любителям чтения энциклопедий (и любителям красивого оформления). Для менее продвинутых читателей есть и другие, более дружелюбные для восприятия публикации (например, книга Полины Лосевой, о которой тоже писала «Биомолекула»).

Комментарии