Первый «медицинский нобель»

  • 426
  • 1,1
  • 0
  • 0
Добавить в избранное
Эмиль Адольф фон Беринг. Родился 15 марта 1854 года, Хансдорф, Пруссия. Умер 31 марта 1917 года, Марбург, Германия.
Статья на конкурс «био/мол/текст»: Расскажем о научном пути Эмиля Адольфа фон Беринга, посвятившего жизнь борьбе со смертельными заболеваниями и ставшего первым лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине. Формулировка Нобелевского комитета: «За работу по сывороточной терапии, главным образом за ее применение при лечении дифтерии, что открыло новые пути в медицинской науке и дало в руки врачей победоносное оружие против болезни и смерти».

Поэт Витус Беринг.

Для среднестатистического россиянина фамилия Беринг вызывает, в первую очередь, образ мореплавателя Витуса Беринга и открытый им Берингов пролив (в скобках заметим, что известный еще с учебников хрестоматийный портрет путешественника — хотя и портрет Витуса Беринга, но не мореплавателя, а датского поэта и историка, дяди «нашего» Беринга).

А вот для историка науки, и, в особенности, медицины, Беринг — фигура знаковая, открывающая длинный список, на конец 2014 года насчитывающий 207 человек. Эмиль Адольф фон Беринг — первый в мире нобелевский лауреат в области физиологии или медицины. «Наш Беринг» — немец, уроженец нынешней Польши, старший из двенадцати детей скромного прусского учителя, ученик великого Коха, рассорившийся со своим учителем. И получил он премию за победу над очень опасным в те времена врагом — дифтерией. В XIX веке из ста заболевших дифтерией детей гарантированно умирало не менее пятидесяти. В Европе ежегодно умирали тысячи, и врачи ничем не могли облегчить агонию и страдания. До появления бактериальной теории возникновения болезней и плеяды блестящих бактериологов во главе с Луи Пастером и Робертом Кохом медицина была бессильна.

Луи Пастер.

Однако в 1870-х годах ситуация начала меняться. В 1876 году Кох публикует статью о возбудителе сибирской язвы, в 1881 году Пастер придумал предохранительную прививку от этого заболевания, в 1882 году случается триумф Коха — открыта бактерия туберкулеза (ссора Беринга с Кохом случилась именно на эту тему: Беринг, как позже выяснилось — справедливо, утверждал, что мясо больных туберкулезом животных опасно, бактерии одни и те же, а Кох не стерпел вторжения в область своего незыблемого авторитета).

Роберт Кох.

В 1885 году сделана первая прививка от бешенства. Настала очередь дифтерии. Однако первым в борьбу с этой болезнью вступил отнюдь не Беринг. Первый ход в партии против дифтерии сделал немецкий бактериолог Фридрих Лёффлер, первооткрыватель возбудителя сапа. В 1884 году он сумел открыть бактерии, вызывающие дифтерию — палочки Corynebacterium diphtheriae. Впрочем, дальше продвинуться он не смог, но в своих записях дал ключ к разгадке: «Эта бацилла всегда остается на месте в омертвелых тканях, заполняющих горло ребенка; она таится в одной какой-нибудь точке под кожей морской свинки, она никогда не размножается в организме мириадами, и в то же время она убивает. Как это может быть? Надо полагать, что она вырабатывает сильный яд — токсин, который, распространяясь по организму, проникает к важнейшим жизненным центрам. Несомненно, что этот токсин можно каким-то способом обнаружить в органах погибшего ребенка, в трупе морской свинки и в бульоне, где эта бацилла так хорошо размножается. Человек, которому посчастливится найти этот яд, сможет доказать то, что мне не удалось продемонстрировать».

Фридрих Лёффлер.

Следующий шаг в победе над дифтерией сделал другой Эмиль — ученик Пастера Эмиль Ру. Именно он сумел доказать, что, во-первых, действительно, дифтерийная палочка вызывает болезнь, и что все смертельные последствия дифтерии вызваны не самой бактерией, а вырабатываемым ею токсином. Во-вторых, Ру показал, что для того, чтобы выделить достаточное количество токсина, бактерии требуется время (именно поэтому все первые опыты в попытках выделить токсин из зараженных дифтерией морских свинок были неудачны). И именно Ру сумел выделить этот токсин, и впрыскиванием его морской свинке получить тот же эффект, что и от дифтерийной палочки. Статьи Contributions à l’etude de la diphtheria, опубликованные в 1888−1890 годах в журнале Annales de l’Institut Pasteur стали этапными в медицине.

Эмиль Ру.

Следующий (но не последний) шаг сделал именно Эмиль Беринг. Вместе с японским коллегой Сибабасуро Китасато (он не стал нобелевским лауреатом, но стал первооткрывателем возбудителя чумы), с которым он работал в Институте гигиены Роберта Коха, Беринг выяснил, что если сыворотку крови перенесших дифтерию и выздоровевших морских свинок ввести заболевшим животным, те выздоравливают. Значит, в крови переболевших появляется какой-то антитоксин, который нейтрализует токсин дифтеритной палочки.

Сибабасуро Китасато.

Рождественской ночью 1891 года первую сыворотку получили безнадежно больные дети. Многие были спасены, это был оглушительный успех. Но все же смертность снизилась всего в два раза. И тут Берингу помог еще один будущий нобелевский лауреат, коллега и друг — Пауль Эрлих. Будущий изобретатель «препарата 606» (сальварсана) и победитель сифилиса. А тогда он сумел наладить масштабное производство сыворотки, рассчитать правильные дозировки антитоксина и повысить эффективность вакцины. В 1908 году Эрлих разделил Нобелевскую премию с нашим соотечественником, Ильей Мечниковым.

А премия «за дифтерию» — и первая в истории Нобелевских премий — досталась Берингу. Если бы нобелевку за победу над дифтерией давали сейчас, то, вероятнее всего, премию дали бы всем троим — Ру, Берингу и Эрлиху. Устав премии это позволяет. Но впервые «разделение» Нобелевской премии по медицине случилось позже, в 1906 году. А при выборах первого в истории лауреата борьба была нешуточной.

Пауль Эрлих.

В базе данных номинаций на сайте нобелевского комитета можно посмотреть, что номинантов в 1901 году было аж 83. Cреди номинантов на первого медицинского «нобеля» можно встретить и учителя Беринга, Коха, ставшего лауреатом четырьмя годами позже, и Мечникова с Павловым (у последнего целых восемь номинаций). Беринг был номинирован шесть раз, Ру — один, Лёффлер — ни разу. Выбор Нобелевского комитета пал на Беринга.

Как говорилось в вердикте комитета, премия была присуждена «за работы по серотерапии, и, прежде всего, за ее использование в борьбе против дифтерии, которыми он открыл новое направление в области медицинских знаний и тем самым дал в руки врача победоносное оружие против болезни и смерти». Как видите, первые мотивировки комитета весьма цветасты, и ныне сохранились только в премии по литературе (я вообще считаю, что за сами мотивировки пора дать премию по литературе).

Впрочем, в своей нобелевской лекции фон Беринг отдал должное своим предшественникам. Во вступлении к ней он признал, что сывороточная терапия (серотерапия) была основана на теории, предложенной «Лёффлером в Германии и Ру во Франции, согласно которой бактерии Лёффлера не сами по себе вызывают дифтерию, а вырабатывают токсины, которые способствуют развитию болезни. [...] Без этой предварительной работы Лёффлера и Ру не было бы сывороточной терапии дифтерии». Интересно, что на нобелевском банкете краткая речь в честь Беринга профессора шведского Каролинского института Мёрнера и ответная речь Беринга звучали... на немецком. Да, тогда это был международный язык науки.

Мёрнер, чествуя Беринга, заявил, что благодаря Берингу (а также Пастеру и Коху) «орды бактерий» становятся все более «дисциплинированными толпами», а также выразил благодарность от имени тысяч спасенных пациентов. В ответном слове Беринг (а нужно помнить, что это была первая «нобелевская» речь на банкете в истории) сказал, что здесь Швеция, несмотря на свою небольшое население, вносит огромный вклад в ход человеческой истории. А также обещал, что потратит денежную премию на борьбу с туберкулезом. И пригласил шведских исследователей поработать в его лаборатории в Марбурге — «чтобы проконтролировать, как я буду выполнять свое обещание».

Во втором десятилетии XX века Эмиль Беринг сумел победить еще одну опаснейшую болезнь. В те годы не давали Нобелевских премий — шла Первая мировая война, — но разработанная Берингом противостолбнячная вакцина спасла множество жизней немецких солдат. И Беринг снова стал первым — будучи гражданским (хотя и военным врачом по образованию) и не участвуя в боевых действиях, он был награжден Железным крестом — наградой, вручаемой вне зависимости от звания или сословия, но только за боевые подвиги.

Впрочем, самого Беринга Первая мировая в итоге и убила, хотя умер он не от пули или бомбы. У ученого было очень мало близких друзей и учеников — и большинство их (например, Ру и Мечников) оказались в странах, с которыми воевала Германия. Это привело к депрессии и нежеланию бороться за свою жизнь. Истощенный организм не смог справиться с переломом бедра, Беринг быстро старел и 31 марта 1917 года скончался от воспаления легких.

Можно сказать, что Эмиль Адольф фон Беринг полностью соответствовал завещанию Нобеля: уж его-то работы действительно принесли огромную пользу человечеству. И громадные благородство и отвага в борьбе с болезнями обессмертили его имя, занеся Беринга в анналы истории человечества как первого лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине*.

* — Ну и совсем уж в заключение подчеркнем, что борьбе с болезнями посвятили свои жизни множество исследователей, получивших Нобелевские премии, и весьма многие из них официально работали в крупнейших фармацевтических компаниях, ставших, таким образом, настоящими «кузницами нобелевских кадров» [6]. — Ред.

Первоначально статья была опубликована в блоге на сайте Политехнического музея [5].

Литература

  1. Поль де Крюи. Охотники за микробами. М. 1957;
  2. Информация Нобелевского комитета о премии по физиологии и медицине за 1901 год;
  3. Нобелевская лекция Беринга;
  4. Речь Беринга на награждении Нобелевской премией;
  5. Паевский А. «Победитель дифтерии». Сайт Политехнического музея;
  6. Кузница нобелевских кадров.

Комментарии

Вас также может заинтересовать