https://biomolecula.ru/notices/kraudfanding-na-kalendar
Подписаться
Оглавление

Возвращение домой: вирус Эбола снова атакует ДРК

  • 445
  • 1,0
  • 6
  • 0
Добавить в избранное
Новость

«Пока есть угроза заражения вирусом Эбола хоть в какой-то стране, все мы в опасности», — считает Томас Фрайденис, президент Resolve to Save Lives и бывший руководитель американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

В мае Всемирная организация здравоохранения объявила об очередном всплеске заражения вирусом Эбола в Африке — на этот раз в Демократической Республике Конго. В ней вирус и был открыт в 1976 году. «Биомолекула» поговорила с пресс-секретарем Министерства здравоохранения ДРК Джессикой Илунгой (Jessica Ilunga) о развитии ситуации в стране и о том, что поменялось в борьбе с этой болезнью по сравнению с предыдущими вспышками.

Спецпроект «биомолекула»–Forbes

Совместный спецпроект «биомолекулы» и журнала Forbes посвящен биотеху, стартапам, экономическим и финансовым аспектам научной жизни. В несколько переработанном виде статьи будут выходить также на сайте Forbes.


Куратор рубрики — Антон Гопка, основатель компании Atem Capital.


На сайте Forbes статья вышла под названием «Опередить смерть: гонка вооружений в борьбе с вирусом Эбола».

«Мне пришлось несколько раз съездить в „красную зону“, где есть лихорадка Эбола, — и это было страшно, если говорить предельно честно. Постоянно беспокоишься о том, чтобы не прикоснуться не к той вещи и не заразиться. Когда меня вакцинировали, мне стало действительно спокойнее и безопаснее находиться в центре событий», — делится Джессика Илунга с «Биомолекулой» мыслями о своей вакцинации против вируса Эбола в городе Мбандака, Демократическая Республика Конго (ДРК). Джессика — глава отдела коммуникаций Министерства здравоохранения ДРК, она контролирует все официальные сообщения страны, связанные с лихорадкой. Ее, как и несколько тысяч жителей страны, привили вакциной rVSV-ZEBOV (Merck), находящейся на стадии регистрации, и пока что для Джессики это самое сильное впечатление с начала вспышки лихорадки.

Сейчас прошел уже месяц с официального заявления правительства ДРК о новых случаях заражения вирусом Эбола.

3 мая 2018 года Отдел здравоохранения Экваториальной провинции ДРК сообщил о 21 случае недиагностированной болезни с симптомами геморрагической лихорадки в деревне около города Бироко. 17 из этих случаев были летальны. 5 мая группа из Министерства здравоохранения при поддержке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и неправительственной организации «Врачи без границ» (Médecins Sans Frontières) обнаружила в этой зоне пять пациентов в активной фазе того же заболевания. На следующий день у них взяли кровь на анализ, и 7 мая две из проб дали положительный результат на Zaire ebolavirus из рода эболавирусов. 8 мая Минздрав ДРК объявил о вспышке геморрагической лихорадки Эбола в стране. Это девятая вспышка болезни за последние 40 лет [1].

«Министр [здравоохранения] позвонил мне рано утром, как только Национальный институт биомедицинских исследований сообщил, что один из взятых ими образцов дал положительный результат на эболавирус, и попросил меня немедленно пройти в Кабинет министров, чтобы подготовиться к объявлению этой информации миру, — рассказывает Джессика. — Сейчас все дни заняты стратегическими встречами, ответами журналистам, планированием интервью с министром или другими представителями министерства [здравоохранения] и сбором информации от наших локальных групп для ежедневных брифов».

С начала вспышки лихорадки Эбола на 7 июня зафиксировано 59 случаев заболевания: 38 подтверждено лабораторными анализами, 14 — возможные случаи, 8 — предполагаемые (используется такая классификация, поскольку не у всех лабораторно подтвердили наличие вируса, но симптоматика заболевания совпадала с вирусным заражением. Например, некоторые скончались до объявления вспышки инфекции, и причина смерти на тот момент не была установлена. 27 заражений из 59 закончились смертью пациента. Среди инфицированных есть и работники здравоохранительной системы, двое из которых скончались от вируса. За обновлением отчетности можно следить на сайте ВОЗ, последний отчет пока датируется 5 июня.

Благодаря действиям Минздрава ДРК и международных организаций вспышка лихорадки Эбола не распространилась по всей стране и остается локализованной в трех зонах: Ибоко, Бикоро и Вангата (рис. 1) Уровень угрозы пока что «очень высокий» по стране и «высокий» для африканского региона [2]. Однако, согласно официальному заявлению ВОЗ 18 мая, есть все причины ожидать, что эпидемию удастся удержать под контролем.

Географическое распространение лихорадки Эбола в Демократической Республике Конго

Рисунок 1. Географическое распространение лихорадки Эбола в Демократической Республике Конго на 30 мая, по данным ВОЗ. Красным выделена доля лабораторно подверженных случаев, оранжевым — возможные, желтым — предполагаемые (см. текст).

ВОЗ призывает международное сообщество как можно скорее предоставить $26 миллионов, чтобы справиться с заражением вируса. Как говорит Питер Селама (Peter Selama), заместитель генерального директора ВОЗ, быстрые действия приведут не только к самому важному исходу — спасению человеческих жизней, — но и к экономии денег: «Эта сумма может показаться значительной, но давайте вспомним, что вспышка эпидемии Эбола в Западной Африке два года назад стоила международному сообществу от трех до четырех миллиардов долларов».

Текущая ситуация в Демократической Республике Конго

«Последняя вспышка лихорадки Эбола в ДРК 2017 года произошла в очень отдаленном районе, что уменьшило риск распространения вируса, — сравнивает Джессика Илунга нынешние и предпоследние случаи инфицирования вирусом. — Медицинские работники в Ликати сделали все возможное, чтобы не заразиться самим.

В этом году все было по-другому. С первого дня правительство знало, что эта вспышка более опасна, чем прошлогодняя, поскольку медицинские работники были в числе первых жертв, и Бикоро находится близко к крупному городскому центру Мбандака».

Об этих же опасностях говорит и Роберт Штеффен, председатель комитета ВОЗ по чрезвычайным ситуациям: Мбандака — крупный транспортный узел на реке Конго. От него можно легко добраться и до Киншасы, столицы ДРК, и до Браззавиля, столицы Республики Конго, и поэтому «риск международного распространения особенно велик».

Помимо этого, информированность местного населения о вирусе тоже не всегда на высоте — «большая часть населения знает о нем немного», по словам Джессики Илунги. «Коммуникационные и информационные кампании крайне важны. Для того чтобы распространить верный посыл и информацию о вирусе, Минздрав ДРК работает с общественными работниками, традиционными и религиозными лидерами».

«В большинстве случаев люди, которые не затронуты непосредственно, склонны недооценивать значимость и опасность вируса, — продолжает рассказывать Джессика Илунга „Биомолекуле“ о своих наблюдениях. — Несмотря на то, что наша страна борется с лихорадкой Эбола с 1976 года, подавляющая часть населения совсем не обязательно знает, как передается вирус и как лучше защитить себя от него. Работая на местах, я заметила, что многие остаются немного равнодушны и продолжают жить своей обычной жизнью.

Конечно, все совсем иначе для тех, кто сам инфицирован и кто лишился родных из-за вируса Эбола. Некоторые злятся, потому что не понимают, почему медицинские работники не дают им прикасаться к умершим и скорбеть о них так, как положено по традиционным обрядам. Другие просто напуганы и в отчаянии».

Начало использования вакцин сильно повлияло на пострадавшие общины: это дало надежду, что никто из них больше не умрет от вируса Эбола.

Джессика Илунга

Спасительная вакцина

Что же это за вакцина, которая стала лучом надежды для населения, и разумно ли давать ее людям, ведь она еще официально не одобрена?

Начнем со второго вопроса: да, разумно и безопасно. Вакцина rVSV-ZEBOV от Merck доказала свою стопроцентную эффективность во время эпидемии в Западной Африке в 2015 году. В клинических исследованиях принял участие 11 841 доброволец. Никто из 5837 человек, получивших вакцину, не заразился вирусом [10]. Результаты опубликованы в журнале The Lancet 4 февраля 2017 года [11]. Сейчас вакцина проходит стадию лицензирования, так что «экспериментальной» rVSV-ZEBOV остается только формально. Спонсировали исследование ВОЗ, британский Wellcome Trust и правительство Великобритании, организация «Врачи без границ», норвежское Министерство иностранных дел и правительство Канады.

Про механизм же действия вакцины «Биомолекула» писала (и рисовала!) в статье «Уколы от Эболы» [9]. Конечно, никто не вкалывает пациенту вирус Эбола ни в каком виде. Но, чтобы организм человека среагировал на эту инфекцию, ученые модифицировали вирус везикулярного стоматита так, что он стал производить гликопротеин заирского типа эболавируса. При внесении ослабленного вируса везикулярного стоматита с белком вируса Эбола на его поверхности организм вырабатывает против второго антитела. Название же вакцины rVSV-ZEBOV расшифровывается просто: английская аббревиатура вируса везикулярного стоматита — это VSV, а под ZEBOV прячется Zaire EBOlaVirus.

В ДРК направили более 7500 доз rVSV-ZEBOV, и медицинские работники уже активно приступили к их использованию (рис. 3). Merck передала препараты бесплатно, а средства в размере $1 миллиона на расходы по распространению и на сам процесс вакцинации предоставил Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации (Global Alliance for Vaccines and Immunisation, GAVI). Средства также передали британские Wellcome Trust и Министерство международного развития (DFID). «Вакцинация — основное в борьбе с этой вспышкой», — считает Тедрос Аданом Гебрейсус (Tedros Adhanom Ghebreyesus), генеральный директор ВОЗ.

Вакцинация от вируса Эбола в ДРК

Рисунок 3. Вакцинация от вируса Эбола в ДРК

WHO / S. Oka

Джессика Илунга тоже получила препарат, поскольку по долгу службы она сопровождает министра здравоохранения в его поездках в точки заражения. Она рассказывает, что правительству удалось справиться с недоверием населения, показав им на своем примере, что опасаться нечего. «Сильного сопротивления вакцинации не было. Вначале возникали вопросы об „экспериментальности“ вакцины, и люди немного нервничали по этому поводу. Но их беспокойство быстро исчезло, как только они увидели, что министр и другие должностные лица были вакцинированы».

Схема отбора людей, которые получают вакцины, называется «кольцевой». Медицинские работники отслеживают всех, с кем контактировал заразившийся пациент, и всех тех, с кем контактировали те, с кем контактировал инфицированный [12]. Конечно, это звучит не как самый идеальный метод, но лучшего в мире еще не придумали. Другая проблема с вакцинацией — это бюрократические сложности. Поскольку вакцина официально еще проходит процесс одобрения, каждый ее реципиент должен подписать информированное согласие на получение препарата. В некоторых местах это означает привлечение переводчиков для общения между медицинскими работниками и общинами.

Наконец, rVSV-ZEBOV необходимо хранить при температуре между −60 и −80 °C. Вакцинации проводят не в крупных городах, а в отдаленных от центров поселках, до которых вакцину еще надо довезти. Более того, как сообщает BBC, электроснабжение в стране не очень надежно. Оба эти фактора затрудняют хранение препарата в надлежащих условиях.

Действительно экспериментальное лечение

Помимо вакцины от Merck идет речь и об использовании действительно экспериментальных препаратов. Nature посвятила отдельную статью обсуждению применения антител ZMapp (коллаборация Mapp Biopharmaceutical, LeafBio (США), Defyrus (Канада), правительства США и Агентства общественного здравоохранения Канады PHAC) и двух антивирусных препаратов: T-705 (Toyama Chemical, Япония) и GS-5734 (Gilead Sciences, США). Ни для одного из них не удалось доказать снижения риска смерти от лихорадки Эбола — но не потому, что препараты плохие или опасные. Причина в том, что во время исследований ученые не успели набрать нужного количества добровольцев — предыдущая эпидемия закончилась раньше.

Активно обсуждался этический вопрос использования таких лекарств. Представители организаций «Врачи без границ» и ВОЗ заявили, что, по их мнению, неэтичным будет не предоставить пациентам эти препараты — в ситуации, когда терапевтические альтернативы практически отсутствуют [13]. (Про различные сложности в клинических испытаниях можно прочесть в статье «С миру по нитке: как соединились компоненты клинического исследования» на «Биомолекуле» [14].)

В итоге, как заявила ВОЗ 6 июня, Этический комитет ДРК одобрил использование пяти экспериментальных препаратов в стране, среди которых Zmapp, GS-5734, mAb114 и REGN (Regeneron Pharmaceuticals). Пациенты должны будут подписать информированное согласие на их прием, а врачи будут тщательно контролировать все последствия применения лекарств.

«В ДРК, как и в других странах, существует ряд строгих правил по применению экспериментальных препаратов, — комментирует Джессика Илунга, пресс-секретарь Министерства здравоохранения страны. — У нас есть научный и этический комитеты, которые одобряют использование любых экспериментальных препаратов. Наши собственные конголезские эксперты были первыми, кто открыл вирус Эбола, и они постоянно работают над созданием новых инновационных методов борьбы с ним.

Некоторые из экспериментальных препаратов, которые мы решили использовать в этой вспышке, — это результат исследований наших местных экспертов. Например, mAB114 называют „конголезским препаратом“. Он был разработан на основе экспериментов, проведенных доктором Жан-Жаком Муйембе (Jean-Jacques Muyembe), с использованием сыворотки одного выжившего после вспышки лихорадки Эбола в Киквите в 1995 году».

Победа?

Несомненно, с сегодняшней вспышкой лихорадки Эбола удается справляться гораздо успешнее, чем в предыдущие разы. Это отмечают все, включая Тедроса Аданома Гебрейсуса из ВОЗ. Даже диагностировать вирус новейшими методами сейчас можно за несколько часов, а не дней, как раньше [15].

«За последние дни число новых предполагаемых случаев резко сократилось, а это положительный знак, — делится с „Биомолекулой“ Джессика Илунга. — Международное сообщество быстро мобилизовало силы вокруг ДРК, чтобы помочь как можно быстрее сдержать вспышку. Всего за два дня правительству удалось собрать все средства, необходимые для финансирования плана реагирования на заражение вирусом Эбола.

ВОЗ решила не объявлять вспышку лихорадки Эбола глобальной чрезвычайной ситуацией и не рекомендовала введение запретов на поездки и торговлю. Это решение в значительной степени было основано на уверенности международного сообщества в том, что ДРК обладает всеми ресурсами для быстрого сдерживания вспышки».

Джессика также отметила, что экономика страны не пострадала от всплеска заболевания.

Хотелось бы верить, что, как в классических преданиях о борьбе, история закольцуется, и первая важная победа над вирусом Эбола случится в той же стране, в которой он и был обнаружен. Тем не менее нельзя считать, что теперь с подобными масштабными эпидемиями покончено.

Как пишет ВОЗ, нужно повышать эффективность мер борьбы с вирусом, вовлекать в борьбу все общество, улучшать отслеживание потенциальных контактов заразившихся и активно выявлять новые случаи геморрагической лихорадки. Также, чтобы не допустить дальнейшего распространения инфекции, необходима координация усилий стран в центральной Африке [16].

Если смотреть на проблему еще более глобально, то нужно прибегнуть к гораздо более широкому кругу мер, считает Томас Фрайденис (Thomas R. Friedenis), президент и главный исполнительный директор Resolve to Save Lives и бывший руководитель Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) [17]. Он отмечает, что с новой вспышкой удается справиться гораздо лучше из-за действий правительства ДРК и помощи международного сообщества. Однако, уверен Фрайденис, этого недостаточно, ведь всего один носитель вируса может заразить десятки других. По его мнению, даже действия ВОЗ не так эффективны, насколько должны быть. «Вакцина против Эболы — очень важный инструмент, но она не изменит ситуацию кардинально. Для прекращения этой и других вспышек по-прежнему необходимо всестороннее обнаружение и реагирование», — заявил Томас Фрайденис в статье в Science. По его словам, вирус из сельской области может попасть в любой крупный город мира максимум за 36 часов, и, пока хоть какие-то страны остаются под угрозой эпидемии Эбола, мы все в опасности.

Литература

  1. Ebola virus disease. External situation report 3. (2018). WHO Health Emergency Program;
  2. Aglionby J. (2018). WHO calls for extra funds to contain Ebola outbreak. The Financial Times;
  3. Surender Jadav, Anoop Kumar, Mohamed Ahsan, Venkatesan Jayaprakash. (2015). Ebola Virus: Current and Future Perspectives. IDDT. 15, 20-31;
  4. Anita K McElroy, Elke Mühlberger, César Muñoz-Fontela. (2018). Immune barriers of Ebola virus infection. Current Opinion in Virology. 28, 152-160;
  5. Cost of the Ebola epidemic. (2016). Centers for Disease Control and Prevention;
  6. Ebola virus disease. (2018). WHO;
  7. Cost of the Ebola Epidemic – Multipage. (2016). Centers for Disease Control and Prevention;
  8. Вирус Эбола и макак-резус: получено новое эффективное лекарство;
  9. Уколы от Эболы;
  10. Hayden E.C. (2018). Experimental drugs poised for use in Ebola outbreak. Nature News;
  11. Ana Maria Henao-Restrepo, Anton Camacho, Ira M Longini, Conall H Watson, W John Edmunds, et. al.. (2017). Efficacy and effectiveness of an rVSV-vectored vaccine in preventing Ebola virus disease: final results from the Guinea ring vaccination, open-label, cluster-randomised trial (Ebola Ça Suffit!). The Lancet. 389, 505-518;
  12. WHO supports Ebola vaccination of high risk populations in the Democratic Republic of the Congo. (2018). WHO;
  13. Erika Check Hayden. (2018). Experimental drugs poised for use in Ebola outbreak. Nature. 557, 475-476;
  14. С миру по нитке: как соединились компоненты клинического исследования;
  15. Butler D. (2018). Speedy Ebola tests help contain Africa’s latest outbreak. Nature News;
  16. Ebola virus disease. External situation report 7. (2018). WHO Health Emergency Program;
  17. Thomas R. Frieden. (2018). Still not ready for Ebola. Science. 360, 1049-1049.

Комментарии