http://galachem.ru/akcii-i-rasprodazhi/mn_nucleozol-2017/
Оглавление

Секретное оружие конкисты

  • 411
  • 1,1
  • 0
  • 0
Добавить в избранное

Эрнан Кортес и ацтекский правитель Монтесума II.

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Конкистадоры принесли в Америку не только «карающий меч» христианства и золотую лихорадку, но и множество болезней, к которым у местного населения не было иммунитета. Ацтекскую эпидемию 1545 года историки считают одной из самых сокрушительных эпидемий Новой мировой истории. Но только сейчас стало возможным раскрыть тайну возбудителя этой страшной эпидемии, унесшей миллионы индейских жизней.

Конкурс «био/мол/текст»-2017

Эта работа опубликована в номинации «Свободная тема» конкурса «био/мол/текст»-2017.


«Диа-М»

Генеральный спонсор конкурса — компания «Диаэм»: крупнейший поставщик оборудования, реагентов и расходных материалов для биологических исследований и производств.


«Инвитро»

Спонсором приза зрительских симпатий и партнером номинации «Биомедицина сегодня и завтра» выступила фирма «Инвитро».


«Альпина нон-фикшн»

«Книжный» спонсор конкурса — «Альпина нон-фикшн»

Сразу же после контакта жителей Старого Света и индейцев Америки на новооткрытый континент обрушился поток не известных аборигенам технологий, растений, животных и, конечно же, инфекционных агентов. Европейские болезни вызывали эпидемии, которые даже в 19 столетии продолжали сокращать численность местного населения. На некоторых территориях популяционные потери достигали 95%. Считается, что массовые заболевания ослабили индейские государства и облегчили завоевание Америки. Однако микроскопические соратники европейцев, ответственные за многие эпидемии тех лет, до сих пор остаются неизвестными.

Немного истории

Эрнан Кортес

Рисунок 1. Эрнан Кортес.

В 1518 году, к моменту появления в Центральной Америке испанцев под предводительством Эрнана Кортеса (рис. 1), территория, захваченная ацтеками Теночтитлана и их союзниками (городами Тескоко и Тлакопан) , занимала около трети нынешней Мексики — от Тихоокеанского побережья до Гватемалы и Чиапаса, — охватывая почти целиком штаты Веракрус, Пуэбла, Идальго, Мехико, Морелос и большую часть Герреры и Оахаки. Общее количество подконтрольных последнему правителю Теночтитлана Монтесуме II поселений приближалось к 500 [1], [2].

Историческая справка об образовании ацтекского государства приведена в последней врезке статьи.

Однако то, что в большинстве источников принято называть Ацтекской империей, по сути, империей не являлось: это было объединение побежденных в войнах городов, платящих дань Тройственному союзу и время от времени поднимавших восстания против захватчиков. Зависимость от ацтеков и обязанность постоянно поставлять людей для жертвоприношений богу Уицилопочтли стали поводом для перехода многих городов на сторону испанцев, приступивших к захвату Теночтитлана.

А захватывать было что: столица ацтеков (рис. 2) буквально купалась в золоте. Но это была не дикая роскошь — испанцам открылось развитое ацтекское государство. Богатая архитектура с высокими башнями и храмами, ухоженные тенистые сады, маисовые и хлопковые террасные поля, дающие большие урожаи, охраняемые дороги с «закусочными» и общественными туалетами на всем протяжении, бани в каждом доме и общественные парные в городах. Обработка камня и кожи, изготовление бумаги, ткачество, ковка и литье — во всём этом ацтеки достигли больших высот. Оркестры, играющие ритмичную музыку на нескольких видах ударных инструментов, колокольчиках, трещотках, флейтах и трубах из раковин; поэты и певцы, художники и скульпторы... И всюду чистота и порядок: мощеные улицы, ежедневно подметаемые тысячей уборщиков, ароматические деревья вдоль главных проспектов, патрули, охраняющие спокойствие горожан. Даже рынки делились на сектора по видам товаров, продукты разных типов хранились по отдельности, а на прилавках их сортировали по качеству. Теночтитлан просто поразил испанцев: европейские города того времени ему сильно проигрывали [1], [3], [4]. Однако настоящий культурный шок вызывало другое: при таком уровне общественного развития ацтеки продолжали приносить массовые человеческие жертвы — с поджариванием на кострах и вырыванием сердец.

Теночтитлан

Рисунок 2. Теночтитлан — столица ацтекского государства.

Монтесума

Рисунок 3. Монтесума II.

В Теночтитлане испанцев встретили дружелюбно, но они быстро изменили мнение ацтеков о себе, начав с тайного взятия в заложники Монтесумы II (рис. 3) и разграбления государственной казны и закончив разрушением идолов в храме Уицилопочтли и попыткой прекратить человеческие жертвоприношения во время праздника. Вынужденный служить марионеткой в испанских руках, Монтесума не оправдывал ожидания своего народа и должен был умереть — случилось это стараниями то ли восставших подданных, то ли спасающихся от них захватчиков. Так или иначе, бежавшие из города конкистадоры оставили ацтекам отлично подготовленных диверсантов — возбудителей оспы и других заболеваний. В конце 1520 года начались эпидемии, а вместе с ними пришли неурожай и голод. В течение года погибло около 50% населения Теночтитлана и окрестностей, в том числе множество знатных общественных деятелей, военачальников и политиков, что, безусловно, отразилось на способности ацтеков противостоять завоевателям [5].

А Кортес тем временем объединил под своим флагом десятки индейских городов, захватил Тескоко (вторую столицу Тройственного союза) и в 1521 году осадил Теночтитлан. Спустя 80 дней столица ацтекского государства пала, и в этот раз испанцы ее разрушили и сожгли дотла. Сменившие чистоту и порядок антисанитария, хаос и разруха привели к новым эпидемиям среди индейцев в разных районах Мексики. Наиболее крупными были эпидемии 1545–1548 и 1576–1580 годов, «выкосившие» по разным оценкам от 7 до 18 миллионов местных жителей, которых в 1519 году насчитывалось 25 миллионов [3].

Возникает резонный вопрос: насколько у ацтеков была развита медицина — могли ли они что-то противопоставить новой угрозе?

Медицина ацтеков

Составляющие здоровья и здравоохранение по-ацтекски

Хотя население Мезоамерики не подвергалось таким обширным эпидемиям, что прошлись по средневековой Европе, жизнь индейцев не была столь радужной, как ее иногда представляют популярные источники. Недоедание и инфекции не были для мезоамериканцев редкостью. Если человек доживал до 15 (а это не удавалось 30–40% индейцев доколумбовой Америки), то мог протянуть еще лет 13–29. Но всё равно, по сегодняшним меркам, 44 года — не такая уж и долгая жизнь [6].

Жители владений Тройственного союза питались не более двух раз в сутки, в основном кукурузными лепешками, на приготовление которых ежедневно уходило часа по четыре. Тех, кто ел чаще, считали обжорами, а пьянство приравнивалось к серьезным преступлениям. Позднее индейцы говорили, что причина массовых болезней и смертей крылась в образе жизни, который принесли в Мезоамерику испанцы: они научили аборигенов есть много мяса и жира, пить много алкоголя и спать на мягких кроватях, отчего люди стали ленивыми, праздными и неустойчивыми к козням злых сил [6].

Ацтеки использовали для обозначения человеческого тела слово «тонакайо» (tonacayo), которым также называли сельхозпродукты, особенно кукурузу — основную пищу индейцев . По местным представлениям, в людях заключались три жизненно важные силы: йолия (yolia), иийотль (ihiyotl) и тоналли (tonalli). Любые изменения этих сил сказывались на здоровье [6].

На этом тождестве, кстати, основан религиозный ритуал сдирания кожи с человека: как при очистке кукурузы обнажается всё самое лучшее, так и при снятии кожи бог получает лучшую часть человека.

  • Йолия располагалась в сердце и, подобно христианской душе, оживляла тело, отвечала за характер и была бессмертной.
  • Иийотль находился в печени и пробуждал порочные страсти, гнев и зависть. Безнравственные поступки индейцы называли грязными, и этой грязью (тлацолли) преступник загрязнял не только себя, но и окружающих. На этом представлении основаны все правила гигиены ацтеков, которые они четко соблюдали. Дома и дворы ежедневно подметали, чтобы удалить тлацолли из своего жизненного пространства. А для избавления от «грязи» на теле индейцы купались, неосознанно смывая и грязь вполне реальную. В ежедневном ритуале купания ацтеки пользовались подобием мыла из богатого танинами плода копальшокотль (Сyrtocarpa edulis). При лечении же многих физических и психических заболеваний применяли так называемые потные ванны [4], [6].
  • Когда садишься есть, ты должен вымыть руки твои, умыть лицо твое, умыть рот твой... И когда еда закончится... ты должен поднять [упавшие крошки] и подмести место, где ел. И когда ты поешь, еще раз помой руки твои, вымой рот твой, очисти зубы.

    «Флорентийский кодекс»
    (Бернардо да Саагун о жизни ацтеков, 16 в.) [4]
  • Тоналли содержалось в голове и давало телу тепло. Рост человека связывали с его тоналли, волосы на голове защищали тоналли и потому считались очень важными: их удаление, по мнению ацтеков, делало человека восприимчивым к недугам. А значит, индейцы перед выполнением особо трудозатратных работ предпочитали не стричься и даже не мыть голову [6].

Ну и конечно, на здоровье ацтеков влияло множество богов и богинь. Так что природа того или иного заболевания была для индейцев сложносоставной, зависящей и от реальных средовых факторов, и от мира потустороннего, и от состояния внутренних жизненных сил человека (рис. 4).

Предсказания ацтекского целителя

Рисунок 4. Фрагмент «Кодекса Мальябекки» — ацтекской книги, созданной в начальный период конкисты. Ацтекский целитель ставит перед больным идола Кецалькоатля, расстилает циновку и белое хлопковое одеяло. Затем ставит диагноз, бросая на одеяло кукурузные зерна. Если зерна падают друг на друга, то причина болезни — порочные сексуальные связи. Если зерна падают на разные половины одеяла поровну и так, что между ними можно провести прямую линию, больной скоро выздоровеет.

Поэтому ацтекские целители (тицитли) должны были быть одновременно врачами и шаманами — чтобы возвращать жизненные силы и «заговаривать» богов. Тицитлями могли становиться и мужчины, и женщины, что выгодно отличало медицину Нового Света от европейской. Хотя и ацтеки не избежали гендерных ограничений в некоторых видах деятельности: только женщины могли лечить глаза и принимать роды, но только мужчины имели право зашивать раны и пришивать оторванные в битвах уши и носы [6].

С приходом к власти испанцев избранные, зажиточные горожане получили возможность пользоваться услугами терапевтов и хирургов с европейскими медицинскими знаниями, ну а остальных жителей Мексики (индейцев, негров, метисов, мулатов и белых бедняков) продолжали врачевать тицитли. В 1545 году в Мехико практиковали всего четыре сертифицированных доктора. И даже 200 лет спустя мексиканские города продолжали страдать от нехватки медиков [6].

Типичные мезоамериканские недуги и снадобья

Какие же инфекции одолевали жителей Тройственного союза до контакта с европейцами? Археология и история говорят о нередких случаях туберкулеза и сифилиса: их следы обнаружены на выкопанных скелетах, а лекарства от них описаны в ацтекском травнике. Однако чаще по Мезоамерике, как и везде, гуляли желудочно-кишечные и респираторные инфекции: бациллярная и амебная дизентерии, грипп и вирусная пневмония, сальмонеллез и т.д. Ацтекская медицина знала много способов борьбы со всей этой «заразой». Но как только на побережье Мексики в 1519 году высадились европейцы, масштабы и разнообразие мезоамериканских заболеваний стали стремительно увеличиваться [6].

Работа ацтекских тицитлей основывалась главным образом на лекарственных растениях, однако они использовали и минералы, и плоть некоторых животных. В 1570 году король Испании отправил в Мексику врача Франсиско Эрнандеса, который за семь лет описал более 1200 растений из ацтекского травника (рис. 5). Например, Psoralea pentaphylla тицитли с успехом использовали в качестве жаропонижающего, Garrya laurifolia — как средство от дизентерии, валериану — как спазмолитик, Commelina pallida — в качестве кровоостанавливающего, а болотную мяту — при простуде. Воспаления дыхательных путей лечили банным паром, миозиты и растяжения — массажем, опухоли — припарками из трав или хирургически. Ацтекские врачи настоятельно рекомендовали регулярно чистить зубы солью или измельченным углем. Если больному зубу не помогала смесь сосновой коры с земляными червями, перец или соль, то тицитль прокалывал десну и прикладывал специальную траву. Зуб, который нельзя было вылечить, удаляли, а в рану закладывали соль [3], [7].

Страница травника

Рисунок 5. Страница травника, составленного Франсиско Эрнандесом.

Понятно, что ацтеки, как и европейцы, в то время не знали антибиотиков, а иммунитета к новым для Мезоамерики заболеваниям у местного населения не было. Поэтому во время конкисты смертоносные эпидемии для Новой Испании стали обычным делом.

Эпидемии

В 16 веке по Мексике прокатилось 15 серьезных эпидемий. Самые крупные и известные из них — эпидемия оспы 1520–1521 годов и великие эпидемии (на языке науа — коколицтли, «мор») 1545–1548 и 1576–1580 годов с пока не подтвержденной этиологией. Во время последних в Новой Испании происходили крупные общественные изменения: обращение в христианство, уничтожение древней культуры, архитектурные преобразования и общее ухудшение санитарных условий [6], [8].

Коколицтли 1576 года в деталях описали испанские врачи Франсиско Эрнандес и Алонсо Лопез де Инохосос. Симптомы заболевания включали лихорадку с сильной головной болью, сухостью рта, головокружением, болью в животе и кровоизлияниями. Болезнь могла привести к смерти через 4–5 дней после появления симптомов. Таким образом, эпидемию 1576–1580 годов связывают с какой-то геморрагической лихорадкой [8].

Александр фон Гумбольдт, как и многие другие ученые, в 19 веке пытался вычислить виновника эпидемии 1545 года и предположил тиф. Однако исторические источники не упоминают типичную тифозную сыпь, зато описывают кровотечения из носа — симптом, которого нет среди современных признаков заболевания. Тем не менее масштабы смертности при коколицтли 1545–1548 годов сделали тиф правдоподобным объяснением наряду с оспой, корью или чумой [6], [9].

Исследовать эпидемии, буйствовавшие сотни лет назад, — задача не из легких. Большинство инфекционных болезней не оставляет характерных следов на скелетах, а исторические описания не лишены ошибок перевода и могут описывать формы заболевания, отличные от современных. Потому и выдвигаемые гипотезы часто противоречивы и не могут быть подтверждены на 100%.

В 1998 году группа французских исследователей искала возбудителей европейской эпидемии чумы 1347–1351 годов. В качестве материала они решили использовать пульпу зубов умерших в то время французов. Пульпа чрезвычайно насыщена кровеносными сосудами, а потому должна была накопить немалое количество патогенов, циркулирующих в крови больного человека. В результате французы обнаружили в пульпе ДНК Yersinia pestis, доказав тем самым этиологию эпидемии. Позже, в 2015 году, другие биологи сравнили эту ДНК с геномом намного менее агрессивной Y. pestis, распространенной 2800–5000 лет назад, и установили, что штамм, вызвавший Черную смерть 14 века, произошел от этого древнего и менее опасного организма [8].

Великий истребитель ацтеков

В феврале 2017 года группа ученых из Германии, Швейцарии, США и Мексики опубликовала на портале препринтов bioRxiv статью, проливающую свет на причину мексиканской эпидемии 1545–1548 годов [9]. По примеру французских исследователей, они изучили ДНК из пульпы зубов останков ацтеков, найденных на кладбище древнего города Тепосколула Юкундаа в штате Оахака.

Раскопки вели и на бывшем церковном кладбище, и в месте массовых захоронений во время эпидемии — на главной площади, где в общих могилах покоится более 800 человек (рис. 8). Древняя ДНК в скелетах сохранилась очень хорошо, а типизация по митохондриальной ДНК подтвердила, что все изучаемые умершие — коренные американцы. Анализ изотопов кислорода в останках и профиль геномных гаплогрупп также показали их сходство с современными миштеками [9], [11].

Миштека Альта и Тепосколула Юкундаа

Рисунок 8. Миштека Альта и Тепосколула Юкундаа. а — Местоположение Тепосколулы Юкундаа в области Миштека Альта. б — Схематичный план города, на котором отмечены главная площадь и церковное кладбище — основные места захоронений. в — Скелет № 35, ставший источником бактериальной ДНК.
Чтобы увидеть рисунок в полном размере, нажмите на него.

Для анализа огромной базы полученных из зубной пульпы фрагментов ДНК ученые применяли методы MALT (MEGAN Alignment Tool) и GWAS . В трех образцах удалось обнаружить ДНК бактерии Salmonella enterica. Наибольшее количество совпадений было с S. enterica subsp. enterica серовар Paratyphi C штамм RKS4594 (NC_012125.1), вызывающим паратиф С. В доколумбовых могилах ни одного фрагмента ДНК таких сальмонелл не нашли [9].

О методике GWAS «биомолекула» рассказывала в статье «GWAS и психогенетика: консорциумы в поисках ассоциаций» [13].

По сравнению с современным референсным штаммом RKS4594 у древней сальмонеллы обнаружили дополнительные регионы в хромосомном острове патогенности 7 (SPI-7). Один из таких регионов состоит из пяти генов: pilS, pilU, pilT, pilV и rci. Они входят в состав оперона, отвечающего за формирование пилей, и хорошо изучены у S. Typhi. Гены pil — структурные, а rci кодирует рекомбиназу, которая, взаимодействуя с 19-членными инвертированными повторами в гене pilV, способна буквально переворачивать его. Именно так клетки S. Typhi регулируют синтез нужного типа белка PilV: когда экспрессируется перевернутый ген, у бактерий пили типа IVB формируются неполноценными либо не формируются вовсе, а это помогает микробам агрегироваться в бедной кислородом кишечной среде и поражать ткани хозяина. У некоторых современных штаммов S. Paratyphi C, включая RKS4594, этих генов либо нет, либо они дегенерированы. У большинства других 19-членный повтор заменен 20-членным, что блокирует работу Rci-рекомбиназы. Иными словами, современные возбудители паратифа, как правило, не способны «вращать» ген pilV. Авторы исследования полагают, что полноценный pil-регион в составе SPI-7 древней сальмонеллы существенно увеличивал ее патогенность, а следовательно, повышал вероятность обширной эпидемии [9].

Кроме того, в пульпе ацтекских зубов обнаружили плазмиду вирулентности pSPCV — обычного компонента современной S. Paratyphi C.

Все эти находки прямо указывают на то, что великая эпидемия 1545–1548 годов была вызвана паратифозной сальмонеллой. К сожалению, исследователи фокусировались на конкретном возбудителе и не пытались найти других инфекционных агентов, которые тоже могли поучаствовать в истреблении ацтеков. А они, скорее всего, были. Ведь исторические хроники описывают один симптом — кровоизлияния в желудочно-кишечном тракте, — который не характерен для паратифа С. Это подводит к мысли, что коколицтли 1545 года — плод смешанной инфекции, где сальмонелла была лишь одним из участников, но явно способным усугублять положение больных. Нечто подобное было, например, во время знаменитой «испанки» , пандемии гриппа 1918 года, когда вирусная инфекция сделала людей более восприимчивыми к пневмококкам [8], [9].

О том, как птичий вирус гриппа смог «взломать» гликорецепторы эпителия дыхательных путей человека и превратился в смертоносную «испанку», рассказывает статья «Объяснена различная вирулентность вирусов гриппа — возбудителей “испанки”» [21].

Заключение

Интернациональная группа ученых наконец-то приоткрыла завесу тайны над этиологией великой эпидемии 1545–1548 годов в Новой Испании. Одним из виновников эпидемии оказалась сальмонелла паратифа С. До прихода испанцев этой бактерии в Мезоамерике не было, зато в Старом Свете она циркулировала еще 800 лет назад, то есть занесли ее на американский континент именно европейцы, которые были восприимчивы к этому серовару сальмонеллы на 60–90% меньше, чем местное население [9], [20]. К сожалению, этот тайный герой конкисты вместе с собратьями, вызывающими оспу, корь и геморрагическую лихорадку, привел к трагическим последствиям для ацтеков. Не будь его, кто знает, по какому пути пошла бы история Мезоамерики...

Литература

  1. Баглай В.Е. Ацтеки: история, экономика, социально-политический строй (Доколониальный период). М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1998. — 432 с.;
  2. фон Хаген В. Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки. М.: «Центрполиграф», 2010. — 950 с.;
  3. Брэй У. Ацтеки. Быт, религия, культура. М.: «Центрполиграф», 2005. — 240 с.;
  4. Harvey HR. (1981). Public health in Aztec society. Bull. NY Acad. Med. 57, 157–165;
  5. Diamond, Jared M. 1999 Guns, Germs, and Steel: the Fates of Human Societies. New York: Norton. 480 p.;
  6. Fields S. Pestilence and headcolds — encountering illness in Colonial Mexico. NY: Columbia University Press, 2008;
  7. Сустель Ж. Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы. М.: «Центрполиграф», 2010. — 288 с.;
  8. Puente J.L. and Calva E. (2017). Perspective: the one health concept — the Aztec empire and beyond. Pathog. Dis. 75, doi: 10.1093/femspd/ftx062;
  9. Vågene A.J., Campana M.G., Robles García N.M., Warinner C., Spyrou M.A., Andrades Valtueña A. et al. (2017). Salmonella enterica genomes recovered from victims of a major 16th century epidemic in Mexico. bioRxiv;
  10. Robles García N.M. and Spores R. (2008). Teposcolula, Oaxaca. Arqueología Mexicana90, 42–43;
  11. Warinner C.G. Life and death at Teposcolula Yucundaa: mortuary, archaeogenetic, and isotopic investigations of the Early Colonial Period in Mexico: a dissertation. — Harvard University Cambridge, 2010. — 346 p.;
  12. Galeana Cruz E.J. Glesia y casa dominica de principios del siglo XVI en una ciudad Mixteca: Yucundaa. Сайт Red Mexicana de Arqueología;
  13. GWAS и психогенетика: консорциумы в поисках ассоциаций;
  14. Herbig A., Maixner F., Bos K.I., Zink A., Krause J., Huson D.H. (2016). MALT: Fast alignment and analysis of metagenomic DNA sequence data applied to the Tyrolean Iceman. bioRxiv;
  15. Gal-Mor O., Boyle E.C., Grassl G.A. (2014). Same species, different diseases: how and why typhoidal and non-typhoidal Salmonella enterica serovars differ. Front. Microbiol. 5, 391;
  16. Burke M., Gabe M., Swenton R., Voth J., Mangin W., Potter T. (2016). Salmonella enterica serovar Paratyphi. MicrobeWiki, University of Oklahoma;
  17. Малая РНК большого значения;
  18. Wei-Qiao Liu, Ye Feng, Yan Wang, Qing-Hua Zou, Fang Chen, et. al.. (2009). Salmonella paratyphi C: Genetic Divergence from Salmonella choleraesuis and Pathogenic Convergence with Salmonella typhi. PLoS ONE. 4, e4510;
  19. Мобильные генетические элементы прокариот: стратификация «общества» бродяжек и домоседов;
  20. Zhou Z., Lundstrøm I., Tran-Dien A., Duchêne S., Alikhan N.-F., Sergeant M.J. et al. (2017). Millennia of genomic stability within the invasive Para C Lineage of Salmonella enterica. bioRxiv;
  21. Объяснена различная вирулентность вирусов гриппа — возбудителей «испанки».

Комментарии

Вас также может заинтересовать