https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/russia-promos.html?cid=PJT6312-WPR2373-russiapromos-FURL-0620-EU
Подписаться
Оглавление

Содержание

  1. Смутные сомнения
    1. Не опасно ли прививаться этими вакцинами — ведь их используют меньше года?
    2. Никто не хочет делать эти прививки!
    3. Чем могут быть чреваты скептицизм и отрицание
    4. Изучались ли эти вакцины на людях с хроническими заболеваниями?
    5. Еще не вечер: посмотрим что с вами будет года через два!
    6. Не будут ли вакцины бесполезны из-за новых штаммов?
  2. Можно ли прививаться...
    1. ...если недавно были сделаны другие прививки?
    2. ...если имеется онкологическое заболевание, в том числе в ремиссии?
    3. ...у меня астма / диабет / аутоиммунное заболевание?
    4. ...если я беременна или кормлю грудью?
    5. Можно ли прививаться во время беременности?
    6. ...если я очень пожилой человек?
    7. ...если я уже переболел?
    8. ...если я боюсь делать прививки?
    9. ...не понимаю, зачем прививаться против болезни со смертностью всего 2%?
  3. «Хотите вакцину? Все джентльмены прививаются!»
    1. «ЭпиВакКорона» (Научный центр «Вектор» Роспотребнадзора)
    2. «КовиВак» (Научный Центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени М.П. Чумакова)
    3. Как измерить эффективность иммунитета?
    4. «Спутник V» (ФГБУ «НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи»)
    5. Иностранные векторные вакцины
    6. мРНК-вакцины (Moderna и Pfizer/BioNTech)
Биомолекула

«Спутник V», «ЭпиВакКорону», «Модерну» делать будем? Ликбез по вакцинам против коронавируса

«Спутник V», «ЭпиВакКорону», «Модерну» делать будем? Ликбез по вакцинам против коронавируса

  • 16429
  • 0,0
  • 3
  • 2
Добавить в избранное print
Обзор

Один из популярных мемов, посвященный вакцинам против COVID-19

мем адаптирован автором статьи

Прошло чуть больше года с того момента, когда ВОЗ объявила пандемию, а мы уже прививаемся против ее «виновника» — коронавируса SARS-CoV-2. Удивительно, как всё совпало: он появился именно тогда, когда технологии позволяют расшифровать и опубликовать геном за считанные дни, когда у компаний Moderna и BioNTech уже были наработанные технологии производства мРНК-вакцин, а у НИЦ им. Н.Ф. Гамалеи — платформа для создания вакцин на основе аденовирусных векторов. Страшно подумать, как бы всё обернулось, случись это лет 15–20 назад. Интересно, было бы столько же скепсиса в отношении новых вакцин или все, не задумываясь, ринулись бы на прививку?

Однако скепсис — скепсисом, а за четыре месяца массовой вакцинации в США одну дозу получили более 82 млн человек (а полностью привились около 45 млн), в Израиле — привита половина населения страны (более 4,6 млн, но для остановки эпидемии этого мало), в России прививки сделали свыше 6 млн человек . Есть и первые результаты: в Израиле «среди полностью привитых госпитализаций почти нет», вакцина Pfizer/BioNTech демонстрирует эффективность в 97% в отношении симптоматического заболевания и 94% в отношении бессимптомной инфекции, в том числе и при заражении «британским» штаммом [1]; главная российская вакцина демонстрирует 92%-ную эффективность [2] и «показывает очень хороший результат против новых мутаций коронавируса». Если бы прошлой весной во время изоляции кто-нибудь сказал, что буквально через год будут такие новости, в лучшем случае его попросили бы снять розовые очки.

По статистике сайта gogov.ru, к 22 марта 2021 хотя бы одной дозой привито 6 054 542 человек.

Россия входит в число стран-счастливчиков, которым не надо выпрашивать вакцины у соседей. Наоборот, многие хотели бы прививаться нашими! В первую очередь речь идет, конечно, о векторной вакцине «Гам-КОВИД-Вак», более известной как «Спутник V». Она входит в тройку самых востребованных вакцин после Pfizer и AstraZeneсa: к середине февраля 2021-го ее одобрили в 26 странах мира; 4 марта начата экспертиза Европейским агентством по лекарственным препаратам (EMA), которая необходима для регистрации вакцины в ЕС. Главный инфекционист США Энтони Фаучи, отвечая на вопрос, привился бы он «Спутником» или китайской вакциной, прокомментировал: «Данные, которые я знаю о “Спутнике”, достаточно хорошие. У меня недостаточно информации о китайской вакцине (...) но российские данные выглядят неплохо». В общем, желающих защититься от COVID-19 много, но «есть небольшой нюанс». Ответим на самые распространенные вопросы.

Смутные сомнения

Не опасно ли прививаться этими вакцинами — ведь их используют меньше года?

С коронавирусом мы «знакомы» чуть больше года, но до сих пор нет эффективной схемы лечения, в том числе той, которую можно было бы применять при первых симптомах болезни. К тому же, вопреки ожиданиям, за это время вирус не выродился в менее опасный: он медленно мутирует и, судя по всему, мутации не уменьшают его патогенности — только увеличивают заразность. На сегодняшний день COVID-19 остается опасным (5% заболевших будут находиться в тяжелом или критическом состоянии; около 2% умрут [3]), плохо изученным заболеванием с неприятными долгосрочными последствиями для переболевших:

  • длительным, волнообразным течением болезни — long COVID, — когда человек вроде недавно выздоровел, но снова заболел (это состояние не зависит от возраста и наблюдается в том числе у детей и молодых взрослых [3]);
  • синдромом хронической усталости (примерно у 20%);
  • длительной одышкой и/или кашлем;
  • нарушением функции легких, фиброзом легких;
  • болями в груди, сердцебиением, воспалением сердечной мышцы;
  • болью в суставах;
  • когнитивными расстройствами, в том числе проблемами с памятью и концентрацией внимания (brain fog);
  • депрессией;
  • длительной мышечной и головной болью;
  • выпадением волос;
  • проблемами со сном;
  • возможным поражением и других органов, вызывающим хронические воспалительные процессы, например, в почках.

Это то, о чем уже известно, однако есть предпосылки и к более серьезным явлениям:

  • повышенному риску деменции у переболевших (запущено исследование, чтобы проверить это предположение [4]);
  • синдрому Гийена—Барре;
  • сахарному диабету [5];
  • повышенному риску онкологических заболеваний, по крайней мере, у пациентов с длительным течением (воспалительному процессу, который может стать триггером развития ракового заболевания [6]).

Так как один из частых симптомов COVID-19 — потеря обоняния, такой сценарий возможен: обонятельная луковица соединяется с гиппокампом, который участвует в переводе информации из кратковременной в долговременную память.

Теперь посмотрим, чем нам предлагают привиться :

  • в Северной Америке прививают мРНК-вакцинами от Moderna и Pfizer/BioNTech;
  • в Израиле — Pfizer/BioNTech;
  • в Китае — собственные разработки (инактивированная CoronaVac и векторная Convidecia);
  • в ЕС — векторные вакцины AstraZeneca и Janssen от Johnson & Johnson, а также мРНК от Pfizer/BioNTech и Moderna;
  • в России зарегистрированы три вакцины: векторная «Спутник V» (НИЦ им. Гамалеи), инактивированная «КовиВак» (НИЦ им. М.П. Чумакова) и «ЭпиВакКорона» (Научный центр «Вектор» Роспотребнадзора). Фактически же сейчас прививают в основном «Спутником».

О видах вакцин против коронавируса вы можете прочитать в моей в статье «Гонка во спасение: безопасны ли вакцины против коронавируса?» [7] и посмотреть в инфографике «Гонки вакцин 2020» [8] на «Биомолекуле».

Для этих вакцин (за исключением двух последних ) уже опубликованы результаты всех фаз клинических исследований (по третьей фазе пока только предварительные, так как наблюдения за добровольцами продолжаются), а также первые пострегистрационные исследования. То есть мы уже знаем о них достаточно, чтобы судить об их безопасности и эффективности.

«ЭпиВакКорона» и «КовиВак» в данный момент проходят третью фазу клинических испытаний.

Конечно, у них есть побочные эффекты, но по сравнению с COVID-19 они скромно тушуются в уголке. Например, в III фазе клинического исследования наиболее актуального для нас «Спутника V» (аналогичные данные есть и по вакцинам AstraZeneсa [9], Pfizer [10] и Moderna [11]) были отмечены следующие нежелательные реакции:

  • легкие (7485 случаев — 94%);
  • средней тяжести (451 случай — 5,6%);
  • тяжелые (30 случаев — 0,38%).

Смертей или серьезных реакций, ассоциированных с вакциной, не было [2].

Благодаря большому количеству коммерческих лабораторий, в которых можно проверить титр антител, вокруг отечественных вакцин сложилась беспрецедентная ситуация: кроме данных производителя (мы ведь помним про конфликт интересов?), появились «народные исследования» в чатах Telegram. И хотя это не строго научные данные, учитывая текущую ситуацию, они представляют большую ценность. В соответствии с информацией «Телеграм»-канала «Народные отчеты о вакцинации от Covid-19 :: Проект V1V2», наиболее типичными реакциями у привитых являются:

  • температура;
  • боль в месте введения;
  • сонливость/слабость (рис. 1).
Отзывы привитых «Спутником V»

Рисунок 1. Отзывы привитых «Спутником V». Данные по реакциям на обе дозы вакцины в соответствии с отчетами привитых в ходе гражданской вакцинации за период 05.12.2020–09.01.2021.

И хотя провокаторы упорно пишут, что после прививок «много смертей», это обыкновенное запугивание — ну как сейчас со всеми нашими СМИ, «народными исследованиями» и соцсетями можно скрыть массовый мор после прививок? Конечно, хотелось бы вакцину вообще без побочных явлений, но она вряд ли будет работать.

В итоге получается, что выбор стоит между риском попасть в 0,38% известных сейчас серьезных проблем со здоровьем после вакцинации и 10–15% риском оказаться в больнице с COVID-19 или даже пополнить те 2%, которым не повезет умереть от этой болезни.

НИЦ им. Гамалеи классифицирует нежелательные реакции в поствакцинальном периоде в соответствии со списком MedDRA (SAE list). В нем есть такие события, как тромбоз глубоких вен (1 случай) [2], аппендицит (1 случай), мерцательная аритмия (3 случая), панкреатит (1 случай) и т.п.

Никто не хочет делать эти прививки!

Прям так и никто? Если смотреть в глобальном масштабе, то миллионы жителей Земли мечтают оказаться на нашем месте — далеко не во всех странах есть даже тысячи доз хоть какой-нибудь вакцины. А там, где вакцины доступны, прививаются миллионы: про США, Россию и Израиль я писала выше — теперь посмотрим статистику по ЕС: на середину марта 2021 года там введено 51 млн доз разных противоковидных вакцин.

Однако в нашей стране к прививкам (не только против коронавируса) относятся, мягко говоря, настороженно. Есть и те, кто ни при каких обстоятельствах их не сделает. Тем не менее я думаю, что и в России привьется довольно много: сомневающимся присуще ориентироваться на свое окружение и опыт близких, поэтому когда люди увидят, что привитые друзья и родственники не только живы-здоровы, но и неплохо себя чувствуют, они могут изменить свое отношение к этим прививкам. Смущает одно — количество времени, которое на это уйдет: если массовая вакцинация пойдет медленно, SARS-CoV-2 будет циркулировать в нашей стране довольно долго. Не хотелось бы из-за необоснованных страхов «проигрывать» вирусу.

Изучались ли эти вакцины на людях с хроническими заболеваниями?

Изначально было ясно, что в первую очередь прививать будут людей из групп риска (пожилых, с ожирением, сахарным диабетом, астмой и заболеваниями сердечно-сосудистой системы), поэтому в III фазу клинических исследований включали не только здоровых добровольцев . Например, в испытаниях «Спутника V» 24,7% участников (3687 человек) имели разные хронические заболевания: диабет, ишемическую болезнь сердца, гипертензию, ожирение [2]; у Moderna хронические болезни были у 27% (8242 участника) [11]. По данным «народного исследования» в Telegram, прививки делают люди с диабетом, астмой и онкологическими заболеваниями в ремиссии.

О фазах клинических исследований читайте в цикле «Биомолекулы» «Клинические исследования».

Впрочем, то, что эти вакцины безопасны, было ожидаемо — острее стоял вопрос об их эффективности (особенно после того, как ВОЗ и FDA были готовы признать эффективной вакцину, которая снижает заболеваемость даже на 50%). Но, судя по данным исследований III фазы, вакцины НИЦ им. Гамалеи, Pfizer/BioNTech и Moderna превзошли самые смелые ожидания и показывают эффективность в предотвращении COVID-19 выше 90% [2], [10], [11].

Еще не вечер: посмотрим что с вами будет года через два!

У скептиков не вышло спекулировать на опасности прививок (ведь после них людей не «откачивают пачками»), и они нашли новую опасность — долгосрочные последствия. А их так просто не опровергнешь! Если во времена Дженнера было принято стращать мутантами вроде человека-коровы, то нынче запугивают раковыми заболеваниями и проблемами с будущими детьми. А когда дело касается смертельных болезней и детей, критическое мышление может отказать. К тому же онкологические заболевания довольно распространены, и у части привитых (впрочем, так же как у непривитых или переболевших) что-нибудь обязательно обнаружат, поэтому сторонники этой идеи всегда могут гордо заявить: «Я же говорил!».

Наш мозг работает так, что если очень нужно найти закономерности, они найдутся: например, можно с успехом развить идею, что рак «косит» любителей овсянки или завсегдатаев кинотеатров. Раз люди, которые делают это, заболевают — значит, есть связь! Однако не всегда одно событие является следствием другого, даже если между ними прослеживается логика или временнáя взаимосвязь. Если говорить об онкологических заболеваниях, якобы возникающих из-за векторных вирусов «Спутника», то здесь, как ни странно, непривитые рискуют не меньше остальных: трудно найти человека, никогда не заражавшегося тем или иным штаммом аденовируса. И если уж принимать на веру этот пункт, то все переболевшие ими обречены. Так что в своем желании найти что-то очень опасное в этой вакцине скептики переходят грани разумного: векторные медицинские аденовирусы изучают уже ни один десяток лет не только в вакцинах, но и в терапии раковых заболеваний [12]. И, кстати, еще раз хочу вернуться к тому, о чем писала выше: вполне возможно, что у переболевших COVID-19 повышен риск развития онкологических заболеваний. Так что если вы боитесь рака, поменьше болейте! Не хотите болеть — придется прививаться.

Последствия прививок (то есть серьезные поствакцинальные осложнения) обычно наблюдаются в течение 30–60 дней после вакцинации (в случае БЦЖ — до 12 месяцев). Никто не скрывает, что они возможны, но ключевой момент в том, что эти события очень редки. Например, у привитых любой вакциной может развиваться анафилактический шок со средней частотой 1 случай на 1 млн доз , [13]. Звучит страшно, но обычно эта реакция случается в первые 30–60 минут после вакцинации, поэтому привитых просят сразу не уходить домой. Для того чтобы она не стала смертельной, в каждом прививочном кабинете должны быть медикаменты для интенсивной терапии шоковых состояний (растворы адреналина 0,1%, мезатона 1% или норадреналина 0,2%; преднизолон, дексаметазон или гидрокортизон в ампулах). Кроме того, у некоторых вакцин есть «свои» поствакцинальные осложнения.

По американским данным, опубликованным 12 февраля 2021 года [14], частота анафилактических реакций для вакцины Pfizer/BioNTech оценивалась в 4,7 случаев на 1 млн доз; для Moderna — 2,5 случаев (на тот момент было введено 9 943 247 доз и 7 581 429 доз соответственно); смертельных исходов не было. У 34% привитых препаратом Pfizer/BioNTech и 26% привитых Moderna уже наблюдались анафилактические реакции на введение других вакцин.

Я собрала самые серьезные осложнения разных вакцин (и они далеко не смертельны):

  • вакцина против туберкулеза (БЦЖ) — генерализованная БЦЖ-инфекция (1,56–4,29 случаев на миллион введенных доз, по данным ВОЗ);
  • вакцины против бешенства, гриппа, кори-краснухи-паротита, АКДС/АаКДС — сывороточная болезнь (в случае с вакцинами это крайне редкое осложнение — значительно чаще оно возникает после введения иммуноглобулинов, гетерогенных сывороток или некоторых медикаментов);
  • вакцины против гриппа, столбнячный анатоксин (в том числе в составе АКДС/АаКДС) и, возможно, новые вакцины против коронавируса — синдром Гийена—Барре (очень редкое осложнение — болезни вызывают его значительно чаще: уже известно минимум о 30 случаях этого заболевания в связи с COVID-19 [15]);
  • оральная полиовакцина — вакциноассоциированный полиомиелит (1 случай на 2,9 млн доз, в основном у людей с иммунодефицитами);
  • пандемическая вакцина против гриппа H1N1 Pandemrixнарколепсия (1 случай на 18 400 доз, привитых детям и подросткам [16]).

Каждая жизнь ценна, но анафилактический шок в одном случае на миллион, из которого выводят с помощью противошоковой терапии, меркнет перед риском смерти от той же кори — а это грозит минимум двум пациентам из 1000 заболевших. Так что если вы боитесь новых вакцин, вам нужно рассуждать не о том, что будет года через два, а интересоваться состоянием здоровья привитых в течение пары месяцев после вакцинации в соответствии с поэтической инструкцией:

Один старичок из столицы
Решил от ковида привиться.
Россия не спит
И чутко следит
За тем старичком из столицы.

Если и будут какие-то отсроченные реакции, то именно в это время.

Что касается длительных «последствий», то непонятно, как может повлиять на здоровье прививка, сделанная в прошлом году. Это то же самое, как обвинять в чем-либо продукты, которые вы съели много месяцев назад! Тем не менее вакциноскептики считают, что всё не так просто. Они опасаются аденовирусных векторов «Спутника» со «схемами» сборки шиповидного белка, которые могут случайно встроиться в половые клетки и передать эти «инструкции» потомству.

Однако каков механизм этой метаморфозы? Ведь в вакцине используются медицинские аденовирусные векторы. Они лишены генов E1A и E1B, поэтому не могут размножаться [17]. Их задача — не заразить будущих детей, а доставить гены, отвечающие за формирование S-белка, в клетки, и на этом закончить свою миссию. После прививки векторный вирус проникает в восприимчивую к нему клетку (а не в первую попавшуюся «по дороге»), раскрывает свою оболочку и сбрасывает инструкции для сборки шиповидного белка. Собраться обратно он не сможет, да и сама клетка уже не жилец: как только она выставит белки коронавируса на своей мембране, ее уничтожат силы клеточного иммунитета, или активированные векторным вирусом внутренние белки p53 и pRB запустят процесс самоуничтожения — апоптоза [18]. Короче говоря, ожидать рождения коронадетей, у которых годами будет синтезироваться S-белок, нет никаких оснований.

Не будут ли вакцины бесполезны из-за новых штаммов?

Коронавирус — не грипп. У него нет возможности комбинировать несколько поверхностных антигенов, так как на его поверхности есть только шиповидный белок, поэтому в плане эффективности вакцин к мутантным штаммам с ним меньше проблем. В ходе эволюции вирус модифицирует структуру S-белка, но если он изменит его кардинально, это закроет путь к связыванию с клеточным рецептором АСЕ2, и он не сможет заражать клетки (рис. 2).

Механизм связи коронавируса и клетки

Рисунок 2. Механизм связи коронавируса и клетки. Коронавирус связывается с клеточным рецептором АСЕ2 с помощью шиповидного (Spike) белка, путь в клетку ему «открывает» сериновая протеаза TMPRSS2. Здесь можно провести аналогию с входной дверью: S-белок — это ключ, АСЕ2 — замок, а сериновая протеаза — рука, которая поворачивает ключ в замке и открывает дверь.

Это значит, что вакцины, стимулирующие иммунный ответ к цельному S-белку, будут эффективны. Вопрос лишь в том, насколько упадет их протективная способность. Здесь возможны разные варианты. Есть информация, что у Оксфордской вакцины от AstraZeneca (векторная, на аденовирусе шимпанзе) есть определенные проблемы с южно-африканским штаммом: судя по результатам небольшого исследования в Южной Африке, она не предотвращает легкое или умеренное заболевание (тяжелых случаев среди участников зафиксировано не было) [19]. При этом представители ВОЗ, опираясь на свои данные, уверяют, что «вакцина защищает привитых от тяжелого течения COVID-19, госпитализации и смерти, в том числе и в отношении новых штаммов».

С этой вакциной изначально был нюанс во время исследования III фазы, когда часть добровольцев была привита с нарушением схемы: сначала им ввели дозу с меньшим количеством аденовирусных частиц, а потом — «догнали» повышенной дозировкой через 2–3 месяца. Остальных прививали одинаковыми дозами с интервалом в 6 недель. В итоге наибольшая эффективность (90%) была у нестандартной схемы, а у обычной она оказалась менее 80% [9].

Что касается «Спутника V», то его «КПД» в отношении актуальных для России и Москвы штаммов постоянно мониторится. Руководитель научной группы НИЦ им. Н.Ф. Гамалеи Дарья Егорова рассказала «Службе новостей ООН», что еще «...ни разу не было повода сомневаться в ее эффективности». В интервью Reuters заместитель директора центра им. Гамалеи по научной работе Денис Логунов проинформировал, что в ходе исследования эффективности ревакцинации «Спутником» вакцина «...показывает очень хороший результат в отношении новых мутаций коронавируса, в том числе против штаммов из Соединенного Королевства и ЮАР». Опубликованных данных по поводу эффективности первичного курса вакцинации пока нет, но директор НИЦ им. Гамалеи Александр Гинцбург во время онлайн-брифинга Международного пресс-центра «Sputnik-Казахстан» рассказал, что «на сегодняшний день экспериментально проверено, в том числе и в лабораториях нашего института, что (...) сыворотка, полученная от вакцинированных “Спутником V”, прекрасно нейтрализует британский вариант возбудителя COVID-19». В отношении других штаммов «работа сейчас находится в прогрессе».

Безусловно, мутации вируса, а также повторные случаи заболевания, внушают беспокойство, поэтому за эффективностью вакцин ведется усиленное наблюдение. И если для южно-африканского штамма есть данные о снижении протективности по крайней мере в отношении некоторых вакцин [20], [21], то с «британским» дело обстоит лучше. Недавно вышел препринт статьи из Великобритании с результатами исследования медработников, привитых мРНК-вакциной Pfizer/BioNTech с декабря 2020-го по февраль 2021 года, когда он уже доминировал в Соединенном королевстве. Через 21 день после прививки эффективность одной дозы против заражения коронавирусом составила 72% (вакцинация защищала и от бессимптомной инфекции); спустя неделю после второй — она увеличивалась до 86%. Результаты исследования в Израиле также предполагают, что вакцина от Pfizer эффективна против этого штамма: на момент проведения он обусловливал до 80% случаев COVID-19 в стране. Авторы оценили эффективность вакцины против симптоматического заболевания в 94%.

Можно ли прививаться...

...если недавно были сделаны другие прививки?

В инструкции к «Спутнику V» не указан интервал между ним и другими вакцинами, поэтому руководствуемся Российским календарем прививок, который допускает минимальный интервал между дозами разных вакцин в один месяц. Подтверждает это и анкета, которую заполняют перед вакцинацией, — первым же пунктом надо ответить на вопрос: «Проводились ли вам профилактические прививки в течение последних 30 дней?». То есть если вы прививались всего пару недель назад, вакцинацию против коронавируса придется отложить; во всех остальных случаях можете смело записываться на прививку.

...если имеется онкологическое заболевание, в том числе в ремиссии?

Раковые заболевания не указаны в качестве противопоказаний ни в инструкциях к одобренным в РФ вакцинам (вот они: «Спутник V», «КовиВак», «ЭпиВакКорона»), ни на сайте стопкоронавирус.рф. Однако вкладыш к «Спутнику» предупреждает, что «из-за недостатка информации вакцинация может представлять риск для пациентов со злокачественными новообразованиями» (хотя, по словам директора НИЦ им. Гамалеи Александра Гинцбурга, «на данный момент нет онкологических заболеваний, которые являлись бы противопоказанием для “Спутника V”, исключение — химиотерапия»). Производитель советует принимать решение о прививке в каждом конкретном случае, исходя из ситуации и соотношения пользы и риска. При этом необходимо учитывать, что люди с онкологическими заболеваниями являются уязвимой группой в отношении тяжелого течения или осложнений COVID-19, и во всем мире их прививают. Например, в США единственным абсолютным противопоказанием к одобренным FDA вакцинам (Pfizer/BioNTech, Moderna) является тяжелая шоковая аллергическая реакция на предыдущую дозу или на вспомогательные компоненты. Никаких специальных ограничений для вакцинации онкологических больных там нет.

...у меня астма / диабет / аутоиммунное заболевание?

Астма не является ни противопоказанием, ни предостережением к одобренным вакцинам против коронавируса.

С аутоиммунными заболеваниями сложнее: у «Спутника» в инструкции стоят те же предостережения, что и для онкологических больных с предупреждением, что «стимуляция иммунной системы может привести к обострению заболевания». Проблема в том, что «стимуляция иммунной системы» вследствие COVID-19 может быть еще серьезнее вплоть до гиперреакции, поэтому в других странах людей с аутоиммунными заболеваниями прививают.

Снова обращаюсь к американской практике. CDC дает добро на вакцинацию, если у вас:

  • ослабленный иммунитет (в том числе ВИЧ) ;
  • аутоиммунные заболевания;
  • астма;
  • синдромом Гийена—Барре в анамнезе;
  • паралич Белла.

У таких пациентов вакцинация может быть менее эффективна по сравнению с иммунокомпетентными людьми. Несмотря на то, что данные по безопасности вакцин у людей с этими заболеваниями пока не опубликованы (а паралич Белла вообще был зафиксирован у нескольких участников клинических исследований вакцины Moderna), CDC и FDA не перестраховываются, так как защита от COVID-19 важнее и перевешивает гипотетические риски прививок.

А уж людей с болезнями, при которых повышен риск тяжелого течения COVID-19, CDC рекомендует прививать в первую очередь. К ним относятся:

  • диабет;
  • онкологические заболевания;
  • хроническая почечная недостаточность;
  • хроническая обструктивная болезнь легких;
  • синдром Дауна;
  • болезни сердца, такие как хроническая сердечная недостаточность, коронарная болезнь артерий;
  • иммунодефицитные состояния, например, после трансплантации органов;
  • ожирение, в том числе тяжелое;
  • беременность;
  • серповидноклеточная анемия;
  • курение.

Возвращаясь к «народным» отчетам в Telegram, астматики, диабетики и люди с различными аутоиммунными заболеваниями охотно прививаются «Спутником».

...если я беременна или кормлю грудью?

Беременные и кормящие в России — священные персоны. Всё, что касается будущих малышей и грудничков, в нашей стране имеет оттенок «как бы чего не случилось». Это касается любого медицинского вмешательства: вы кормящая и заболели — лечитесь подорожником — больше ничего нельзя! (Хотя на самом деле уже давно известно, что кормящих можно лечить большим спектром медикаментов — LactMed и справочник Medications and Mothers’ Milk Томаса Хейла в помощь.) Естественно, всё то же самое относится и к вакцинации: «Прививки беременным? Что вы! Как можно?». У нас даже вакцина против дифтерии, коклюша и столбняка «Адасель», которой во всем мире прививают беременных, не одобрена для прививок будущим мамам. Но хорошо хоть не запрещена и содержит важное примечание: «Вакцинация при беременности не рекомендуется, за исключением случаев очевидного риска заражения коклюшем. В связи с тем, что вакцина является инактивированной, риск для эмбриона или плода маловероятен».

Переходим к коронавирусу. Беременность и лактация указаны в инструкциях к отечественным вакцинам в разделе «Противопоказания». Но сделано это лишь потому, что их эффективность и безопасность у беременных и кормящих пока не изучались. Не изучались они нигде в мире, но как минимум в Великобритании, Израиле и США беременные и кормящие могут привиться против коронавируса, не скрывая своего положения: «Беременные, входящие в группу, рекомендованную для вакцинации от COVID-19, могут привиться». То же самое касается кормящих: «Если кормящая женщина входит в группу, вакцинация которой в приоритете, она может сделать выбор в пользу прививки». Такое решение было принято по трем причинам:

  1. Вакцины не содержат способного к размножению вируса, в том числе и аденовирусных векторов.
  2. Беременные входят в группу риска тяжелого течения COVID-19 — у них повышен риск преждевременных родов (до 37 недели), перевод в реанимацию (ICU) и на искусственную вентиляцию легких, а также смерти по сравнению с небеременными. Согласно данным исследования Clinical Characteristics and Outcomes of Hospitalized Women Giving Birth With and Without COVID-19 [22], риск смерти в процессе или после родов у пациенток с COVID-19 оценивается в 1:709 по сравнению с 1:20 000 у здоровых.
  3. Вакцины (в том числе и российские) не показали репродуктивной токсичности в исследованиях на животных.

Это значит, что не просто с большой — с огромной долей вероятности вакцинация не несет рисков для будущих мам и новорожденных , а также для грудничков. К тому же есть данные, что антитела к S-белку передаются через плаценту [23]. Поэтому даже в России есть смелые женщины, которые делают эти прививки, не боясь маловероятных «последствий». Однако скоро ситуация может измениться: НИЦ им. Гамалеи планирует проведение исследования на беременных и подростках 14–18 лет. Я думаю, что прививки в итоге разрешат, но, так же как и в случае с гриппом, прививаться будут немногие.

По данным FDA на конец февраля 2021 года, ту или иную одобренную в США вакцину привили более 30 000 беременных женщин. В начале февраля Энтони Фаучи сообщил прессе, что было привито около 20 000 беременных, и их состояние не вызывает беспокойства.

...если я очень пожилой человек?

Совершенно не стоит волноваться из-за возраста! Самому старшему привитому добровольцу III фазы клинических исследований «Спутника» было 87 лет [2]. Кроме того, в нем участвовало 2144 человека старше 60 лет: 1611 человек в группе привитых и 533 — в контрольной. В ходе массовой вакцинации в домах престарелых и пансионатах для ветеранов Москвы было привито свыше 9000 человек. Самому старшему было 104 года, девяти — более 100 лет, 338 пенсионеров были старше 90 лет. Как сообщает пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы: «все они чувствуют себя хорошо». Без эксцессов пережили прививки мРНК-вакциной королева Великобритании Елизавета II (94 года) и принц Филипп (99 лет). Королевская чета привилась в начале января этого года.

...если я уже переболел?

Не все болезни дают длительный или пожизненный иммунитет. SARS-CoV-2 не исключение и подложил всем переболевшим большую свинью: уже отмечаются повторные заболевания (правда, пока речь идет о «редких случаях»). Плохо то, что второй эпизод бывает тяжелее первого. Мало того, есть заболевшие всего через три месяца после выздоровления. Так что вне зависимости от того, болели вы или нет, прививаться необходимо. Это уже признанный факт, о котором недавно объявила и главный научный сотрудник ВОЗ Сумья Сваминатан. Вопрос лишь в том, когда именно делать прививку. Если вы переболели недавно, и у вас высокий титр антител, с вакцинацией лучше подождать. Если по сравнению с предыдущим анализом титр сильно понизился, можно прививаться. Минимальным интервалом между диагностикой COVID-19 и вакцинацией считается 90 дней.

Прививки переболевшим безопасны и не так редки, как кажется на первый взгляд: тех, кто переболел, прививают против коклюша, дифтерии, столбняка, ветрянки/кори/краснухи/паротита (при вакцинации комплексной вакциной против этих инфекций), а теперь еще и от коронавируса. Факт перенесенного заболевания не повышает риск тяжелых реакций или «отсроченных последствий». К тому же у переболевших прививки могут быть эффективнее, чем у неболевших. По крайней мере, у перенесших COVID-19 участников исследования Robust spike antibody responses and increased reactogenicity in seropositive individuals after a single dose of SARS-CoV-2 mRNA vaccine [24] титр нарастал быстрее и в некоторых случаях был выше, чем у неиммунных.

...если я боюсь делать прививки?

Если вы не боитесь болеть, вас вряд ли что-либо переубедит. Однако чем прививка может так настораживать? Ведь в отличие от коронавируса, она не несет риска госпитализации в «красную зону», не вызывает поражение легких в 50% и более, а также прочие «радости», включая длительную волнообразную болезнь и депрессию! Вакцины, пусть даже новые и непроверенные десятком лет практики, всё равно безопаснее заболевания: они не содержат способного к размножению вируса (многие не содержат его вообще), а значит, их риски для здоровья не идут ни в какое сравнение с опасностью COVID-19.

Судя по данным небольшого исследования Are vaccines safe in patients with Long COVID? A prospective observational study [25], после вакцинации больные с long COVID быстрее поправляются.

...не понимаю, зачем прививаться против болезни со смертностью всего 2%?

Два процента — это высокая смертность! Она означает, что умирает каждый пятидесятый заболевший. При массовой заболеваемости цифры будут колоссальными: если заболеет миллиард человек, умрут 20 миллионов. Причем, это не только пожилые, которым далеко за 80 лет: по сравнению с детьми и подростками 5–17 лет даже у 30-летних в 45 раз повышен риск смерти из-за коронавируса (табл. 2). Кроме того, в эти 2% не входят те, кому отложили операцию, не повезли в больницу или не успели оказать медицинскую помощь, так как «все на ковиде».

Таблица 2. Риск заболеть, попасть в больницу и умереть от COVID-19 в зависимости от возраста. Источник: CDC
Возраст, лет0–45–1718–2930–3940–4950–6465–7475–84>84
Болезнь <1× (риск понижен) группа сравнения
Госпитализация 2× (риск вдвое повышен) группа сравнения 10× 15× 25× 35× 55× 80×
Смерть группа сравнения 15× 45× 130× 400× 1100× 2800× 7900×

Но даже среди тех, кто выкарабкался, многие столкнутся с тем, что после болезни они «не такие, какими себя знали»: одни начнут испытывать проблемы с памятью, другие — постоянную боль в суставах, некоторые столкнутся с депрессией или чувством хронической усталости. Да, это не сильно угрожающие жизни ситуации, но вряд ли эти люди захотят переболеть во второй раз.

«Хотите вакцину? Все джентльмены прививаются!»

Поскольку в разных странах одобрено несколько видов противоковидных вакцин (в России, например, — целых три), хорошо бы разобраться, какие из них лучшие. Хочу оговориться, что зарегистрированные вакцины безопасны: если бы в этом были сомнения, их не одобрили бы для массовой вакцинации (очень редкие поствакцинальные осложнения и самопроходящее гриппоподобное состояние у части привитых не являются поводом считать их опаснее болезни). Однако при массовых прививках будут сообщения о смертях среди привитых, так как в глобальном масштабе люди умирают каждую минуту. Смерть в поствакцинальном периоде не является чем-то из ряда вон выходящим — главное, чтобы это печальное событие не было связано с вакциной. Несмотря на сообщения о нескольких десятках смертельных случаев среди более чем 120 миллионов привитых вакцинами Pfizer/BioNTech или Moderna , нет вердиктов об их связи с вакцинацией. Но даже если бы они были, это — мизер по сравнению с тем, сколько людей гибнет из-за COVID-19.

Например, в Швейцарии скончалось 16 человек. Все — пожилые люди старше 86 лет, имеющие серьезные фоновые заболевания. В США за это время было сообщено о 1637 (0,0018%) смертях среди привитых. Безусловно, упоминание возраста и хронических болезней выглядит попыткой отвести подозрение от вакцины, но надо учитывать, что уровень смертности среди людей старше 85 лет очень высок. Согласно американской статистике, он составляет 13 228,6 случаев на 100 000 населения (для сравнения у пожилых людей 65–74 лет — 1764,6 случая на 100 000).

«ЭпиВакКорона» (Научный центр «Вектор» Роспотребнадзора)

Аналогов в мире на данный момент нет.

Об этой вакцине известно крайне мало — информацию приходится собирать буквально по крупицам из патентов и сообществ привитых добровольцев. Имеющиеся данные можно разделить на две группы:

  • сведения, рассказанные производителем (именно рассказанные, так как, кроме патентов, всю информацию приходится черпать из интервью представителей разработчика);
  • факты, которые удалось найти и обнародовать научным блогерам и участникам клинического исследования этой вакцины.

Достоверно известно, что в вакцину входят три синтетических пептида (коротких белковых фрагмента) S-белка, конъюгированных с белком-носителем, который «собрали» из N-белка коронавируса и белка pMBP (precursor maltose-binding protein) E. coli (кишечной палочки), соединив их меткой His-tag. Для повышения иммуногенности в вакцину добавлен гидроксид алюминия. Крошечное количество антигена (по сравнению с цельновирионными или векторными вакцинами) делает «ЭпиВакКорону» очень безопасной в плане реактогенности, но порождает проблемы с эффективностью. Фактически, она вообще может не защищать от заболевания (в чем подвох, на пальцах объясняю в видео 1).

Видео 1. В чем проблема с эффективностью «ЭпиВакКороны»

Представители разработчика с гордостью сообщают, что «первая группа добровольцев показала 100% иммунологическую эффективность, то есть у всех вакцинированных здоровых людей до 60 лет образовывались антитела». Однако у участников III фазы клинических исследований (3000 добровольцев, 25% — в группе плацебо), антител к S-белку либо нет, либо очень мало. На это «Вектор» отвечает, что их может «увидеть» только разработанная им тест-система. Действительно, низкая чувствительность коммерческих тестов к небольшим фрагментам S-белка возможна, но тогда возникает вопрос, как же эти антитела будут работать против настоящего вируса?

Чтобы выяснить это, привитые добровольцы — участники и основатели неофициального новостного канала «“ЭпиВакКорона” новости» — проводят независимую проверку эффективности антител, образовавшихся в ответ на вакцинацию, в профессиональной лаборатории, где есть образцы SARS-CoV-2. Эксперимент закончен, итоги говорят о том, что антитела не нейтрализуют вирус: «...сейчас мы можем рекомендовать привитым жить и действовать так, как будто бы никакой прививки не было сделано», — констатируют они в чате Telegram. Об этом же говорит и сравнение пептидов, указанных в патентах «Вектора», с многочисленными экспериментальными данными видимых иммунной системе фрагментов шиповидного белка (то есть участков S-белка, к которым могут образовываться нейтрализующие антитела): большинство из них (6 из 7) расположены в «тени» [26] и не могут помочь иммунитету распознать вирус при заражении. При всем при этом у «Вектора» грандиозные планы по наращиванию производства до 4 млн доз в месяц.

Безусловно, антительный ответ не является гарантией защиты от заболевания, так как важную роль играет клеточный иммунитет. Однако я не припомню ни одной истории с исследованиями новых вакцин, чтобы антител не было, а защита была. Сомнения по поводу этой вакцины недавно озвучил в своем Facebook и вице-президент РАН Алексей Хохлов: «Не надо ждать других вакцин. В частности, я бы не рекомендовал “ЭпиВакКорону”. Считайте это моим оценочным суждением, но оно основано на разговорах с ведущими учеными в этой области». Возможно, сомнения развеет публикация результатов исследования I–II фаз в рецензируемом научном журнале первого эшелона, которую разработчик обещает в «ближайшее время». Посмотрим.

«КовиВак» (Научный Центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени М.П. Чумакова)

Аналоги — китайские вакцины CoronaVac и BBIBP-CorV.

В центре им. М.П. Чумакова разработали цельновирионную инактивированную вакцину, которая в настоящий момент проходит II фазу клинических исследований (III фаза с участием 3000 добровольцев должна начаться в марте 2021 года). О ней известно, что для инактивации коронавируса используется бета-пропиолактон [27], который бережно «обращается» с белками оболочки и позволяет всего за сутки «запереть» нуклеиновые кислоты внутри вирусного вириона .

Подробности о производстве инактивированных и других видов вакцин против коронавируса смотрите в инфографике «Гонки вакцин 2020» [8] на «Биомолекуле».

Инактивированный вирус не размножается, а значит, не в состоянии заражать клетки или подавать еще какие-либо признаки «жизни», поэтому от инактивированной вакцины невозможно заразиться коронавирусом. Однако по сравнению с пептидными или субъединичными вакцинами инактивированные более реактогенны: они могут вызывать лихорадку, головную боль, отек в месте введения.

Что касается эффективности, то предварительные результаты исследования II фазы немного разочаровывают: по словам директора центра им. М.П. Чумакова Айдара Ишмухаметова, на 28 день после вакцинации антительный ответ не выработался у «порядка 15% привитых». Он надеется, что антитела появятся позже, но это довольно необычная ситуация, так что вряд ли стоит ждать лучших результатов.

«Спутник V» (ФГБУ «НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи»)

Аналоги: оксфордская вакцина от AstraZeneсa (на основе аденовируса шимпанзе), Janssen от Jonson & Jonson (аденовирус 26 серотипа), Convidencia от CanSino Biologics (аденовирус 5 серотипа).

Векторная вакцина на основе 5 и 26 серотипов аденовируса не содержит белков коронавируса — только генетический материал, кодирующий S-белок. Механизм действия вакцины схематично изображен на рисунке 3.

Механизм действия «Спутника V»

Рисунок 3. Механизм действия «Спутника V». Аденовирусы 5 и 26 серотипов, которые используются в качестве вектора, доставляют в клетки генетический материал шиповидного белка. Клетки синтезируют S-белок и выставляют его на своей поверхности. Иммунные клетки распознают в шиповидном белке антиген и захватывают его для «изучения» и уничтожения. Также кусочки шиповидного белка на поверхности клеток привлекают фагоциты и Т-киллеры, которые «зачищают» зараженную клетку вместе с содержимым.

В исследованиях «Спутника» принимало участие около 20 000 человек (76 участвовали в I/II фазе, 19 866 — в третьей). Публикации о результатах обеих фаз исследований были напечатаны в «Ланцете» [2], [32]. По итогам эффективность вакцины в предотвращении COVID-19, начиная с 21 дня после первой дозы компонентом I с 26-м аденовирусом в качестве вектора, составила 91,6% (заболело 16 привитых (0,1%) и 62, получивших плацебо (1,3%)).

Более ранние заболевания у добровольцев — 63 в группе привитых и 34 в группе контроля — не учитывались, так как случились ранее формирования защитного иммунитета. Пусть вас не смущает то, что среди привитых было больше заболевших, — все-таки в группе вакцинированных было 2/3 всех участников.

С 15 по 21 день после первой прививки эффективность в предотвращении тяжелого заболевания составила 73,6% (рис. 4), с 21 дня — 100%. «В группе вакцины не было ни одного случая умеренного или тяжелого течения COVID-19, подтвержденного через 21 день после введения первой дозы. В группе плацебо — 20», — сообщают авторы исследования. Эффективность у пожилых — 91,8%. Иммуногенность — 98% [2].

Количество заболевших добровольцев в группах исследования «Спутника V»

Рисунок 4. Количество заболевших добровольцев в группах исследования «Спутника V». Анализ проводили на основании процедуры выживания Каплана—Мейера. Точкой оценки служило первое симптоматическое и подтвержденное ПЦР заболевание COVID-19 у участников, получивших по крайней мере одну дозу вакцины или плацебо.

Вполне возможно, что массовая вакцинация немного скорректирует эти цифры, но в целом они вряд ли сильно изменятся. По данным «народного исследования» в Telegram, на сегодня известно о 98 заболевших привитых. У всех заболевание протекало в легкой форме . Напомню, что в нашей стране хотя бы одной дозой привито более 6 млн человек.

Как и в исследовании производителя, наибольшее количество заражений фиксируется в первую неделю после вакцинации I компонентом — 5 случаев в неделю, на 8–21 день оно падает до 1,6 случаев, после II компонента уменьшается до 0,4 случаев.

В общем, «Спутник» «взлетел» и всех удивил. Но как долго это продлится — какова длительность иммунитета? Так как вакцина была создана на платформе аналогичной вакцины против лихорадки Эбола, длительность защиты оценивают, исходя из данных по ней. По информации производителя, она составляет около двух лет, и вполне возможно, что по прошествии этого времени можно будет сделать ревакцинацию: в интервью Reuters Денис Логунов уточнил, что длительность иммунитета к векторным аденовирусам составляет 56 дней , поэтому бустерные дозы можно делать тем же составом, не меняя вектора.

Скорее всего, тут имеется в виду время, в течение которого детектируется титр антител.

Кроме того, в НИЦ им. Н.Ф. Гамалеи разработали жидкую назальную форму «Спутника V» для стимуляции местного иммунитета на слизистой носа. Вряд ли она заменит инъекционную вакцину, но может стать дополнительным средством защиты. И, наконец, проходят международные клинические исследования вакцины «Спутник Лайт» (уже закончена II фаза), которая состоит только из I компонента с 26-м аденовирусом в качестве вектора. «Спутников» у нас теперь много — выбор есть. Главное, чтобы все его формы и трансформации были эффективны.

мРНК-вакцины (Moderna и Pfizer/BioNTech)

Аналоги: CVnCoV от немецкой CureVac, HGC019 от HDT Bio.

В России эти вакцины вряд ли скоро появятся, но желающие ими привиться есть, и, вполне возможно, их тоже будут закупать. мРНК-вакцины — это новейшая технология. Такие вакцины состоят из матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК), которая синтезируется на основе информации, записанной в ДНК, и содержит данные об аминокислотной последовательности определенного белка (в данном случае — S-белка) .

Подробнее об мРНК-вакцинах, их сильных и слабых сторонах читайте в статье «Гонка во спасение: безопасны ли вакцины против коронавируса?» [7].

Естественно, к мРНК применимы все те же страхи, что и в отношении аденовирусных векторов — скептики боятся, что она встроится в геном. Однако матричная РНК при всем желании не сможет этого сделать — для такой метаморфозы ей необходимо превратиться в ДНК, а такие вещи могут совершать лишь РНК-содержащие вирусы, у которых есть фермент обратная транскриптаза (ярким примером является ВИЧ) [33]. И так как мРНК-вакцины несут лишь информацию об S-белке, никаких дополнительных трансформаций они обусловить не могут. К тому же в клетке матричная РНК «живет» недолго — ее расщепляет фермент рибонуклеаза (видео 2). В этом плане мРНК-вакцины значительно безопаснее вакцин на основе ДНК.

Видео 2. Что такое мРНК-вакцины и как они действуют. Чтобы матричная РНК могла проникнуть в клетку, ее помещают в липидные наночастицы (LNP), которые легко поглощаются мышечными клетками (после введения вакцинный антиген довольно быстро распределяется по клеткам, а не «путешествует» по кровотоку). Попадая в цитоплазму клетки, мРНК освобождается от липидных «пут» и дает рибосомам «указания» по сборке шиповидного белка, затем его многочисленные копии попадают в «лапы» иммунных клеток и к ним, как к любому антигену, формируется иммунный ответ. Сама мРНК распадается под действием ферментов.

Вакцины от Moderna и Pfizer/BioNTech проверяли на очень большом количестве добровольцев. В III фазе клинических исследований Moderna принимало участие 30 420 добровольцев, у Pfizer/BioNTech — 43 548 (в обоих случаях соотношение привитые:плацебо = 1:1). Эффективность обеих вакцин от симптоматического заболевания оказалась примерно одинаковой: 95% у Pfizer/BioNTech и 94,1% — у Moderna.

Реактогенность:

  • Наиболее частой реакцией в исследовании Pfizer/BioNTech была боль в месте введения (у 71% добровольцев после первой дозы и у 66% — после второй); другими распространенными локальными реакциями были припухлость и покраснение. Из системных реакций чаще всего отмечались усталость и головная боль (среди молодых добровольцев у 59% после первой прививки и у 52% — после второй; среди пожилых у 51% и 39% соответственно). Лихорадка ≥38 °C наблюдалась у 26% привитых второй дозой (у 0,2% добровольцев температура поднималась выше 38 °C). Что интересно, и головная боль, и усталость, и температура (в том числе высокая) также отмечались у участников группы контроля. К серьезным поствакцинальным событиям относились: травма плеча, связанная с введением вакцины; правая подмышечная лимфаденопатия, пароксизмальная желудочковая аритмия и парестезия правой ноги. Смертей, ассоциированных с вакциной, не было (в группе привитых умерло два человека).
  • У вакцины Moderna реактогенность отличалась и нарастала после бустерной дозы. Реакция в месте инъекции наблюдалась у 84,2% привитых первой и у 88,6% второй дозой (чаще всего место введения болело, реже отмечалось покраснение и/или уплотнение). Головная боль, боли в мышцах/суставах и чувство усталости наблюдались примерно у 50% привитых добровольцев. Реакции гиперчувствительности отмечались у 1,5% привитых и у 1,1% добровольцев из группы контроля; паралич Белла был зафиксирован у трех привитых и одного контрольного.

Вместе с тем ни одно, даже самое масштабное исследование, не сравнится с массовой вакцинацией, когда прививаются десятки миллионов. И, судя по всему, список поствакцинальных осложнений мРНК-вакцин дополнился очень редким, но опасным, осложнением, — аутоиммунной тромбоцитопенией. На конец января (привито более 31 млн человек) в США было сообщено о более чем 30 случаях (частота — примерно 1 случай на 1 млн привитых; один смертельный исход). Однако сомнений в безопасности вакцин, даже если они и вызывают это осложнение, пока нет: это количество не является превышением обычной частоты тромбоцитопении в США (ежегодно она наблюдается у 66 из 1 млн взрослых американцев). Идет разбирательство, но представитель Pfizer сообщил New York Times, что у них были опасения возникновения тромбоцитопении у привитых. Одним словом системы мониторинга работают, и нет никаких оснований предполагать, что от нас кто-то скрывает массовую гибель привитых: когда люди прививаются миллионами, такое событие скрыть невозможно.

На этой ноте я хочу вернуться к тому, с чего начала: принимая решение о прививках, не стоит априори считать вакцину небезопасной, если она вызывает одну тяжелую реакцию на миллион доз. Ведь прививки делают для того, чтобы избежать куда большего зла — частых и серьезных осложнений болезни. В общем, как теперь шутят привитые:

После укола
Не завершилась еще
Жизнь самурая.

Автор благодарит кандидата биологических наук, профессора Сколтеха Дмитрия Кулиша за помощь в подготовке материала.

Литература

  1. Jacqui Wise. (2021). Covid-19: Pfizer BioNTech vaccine reduced cases by 94% in Israel, shows peer reviewed study. BMJ. n567;
  2. Denis Y Logunov, Inna V Dolzhikova, Dmitry V Shcheblyakov, Amir I Tukhvatulin, Olga V Zubkova, et. al.. (2021). Safety and efficacy of an rAd26 and rAd5 vector-based heterologous prime-boost COVID-19 vaccine: an interim analysis of a randomised controlled phase 3 trial in Russia. The Lancet. 397, 671-681;
  3. What we know about long-term effects of COVID-19. (2020). WHO;
  4. Gabriel A. Erausquin, Heather Snyder, María Carrillo, Akram A. Hosseini, Traolach S. Brugha, et. al.. (2021). The chronic neuropsychiatric sequelae of COVID‐19: The need for a prospective study of viral impact on brain functioning. Alzheimer's & Dementia;
  5. Thirunavukkarasu Sathish, Nitin Kapoor, Yingting Cao, Robyn J. Tapp, Paul Zimmet. (2021). Proportion of newly diagnosed diabetes in COVID ‐19 patients: A systematic review and meta‐analysis. Diabetes Obes Metab. 23, 870-874;
  6. Miguel Alpalhão, João Augusto Ferreira, Paulo Filipe. (2020). Persistent SARS-CoV-2 infection and the risk for cancer. Medical Hypotheses. 143, 109882;
  7. Гонка во спасение: безопасны ли вакцины против коронавируса?;
  8. Гонки вакцин 2020;
  9. Merryn Voysey, Sue Ann Costa Clemens, Shabir A Madhi, Lily Y Weckx, Pedro M Folegatti, et. al.. (2021). Safety and efficacy of the ChAdOx1 nCoV-19 vaccine (AZD1222) against SARS-CoV-2: an interim analysis of four randomised controlled trials in Brazil, South Africa, and the UK. The Lancet. 397, 99-111;
  10. Fernando P. Polack, Stephen J. Thomas, Nicholas Kitchin, Judith Absalon, Alejandra Gurtman, et. al.. (2020). Safety and Efficacy of the BNT162b2 mRNA Covid-19 Vaccine. N Engl J Med. 383, 2603-2615;
  11. Lindsey R. Baden, Hana M. El Sahly, Brandon Essink, Karen Kotloff, Sharon Frey, et. al.. (2021). Efficacy and Safety of the mRNA-1273 SARS-CoV-2 Vaccine. N Engl J Med. 384, 403-416;
  12. William Wold, Karoly Toth. (2014). Adenovirus Vectors for Gene Therapy, Vaccination and Cancer Gene Therapy. CGT. 13, 421-433;
  13. K. Bohlke, R. L. Davis, S. M. Marcy, M. M. Braun, F. DeStefano, et. al.. (2003). Risk of Anaphylaxis After Vaccination of Children and Adolescents. PEDIATRICS. 112, 815-820;
  14. Tom T. Shimabukuro, Matthew Cole, John R. Su. (2021). Reports of Anaphylaxis After Receipt of mRNA COVID-19 Vaccines in the US—December 14, 2020-January 18, 2021. JAMA. 325, 1101;
  15. L.M. Trujillo Gittermann, S.N. Valenzuela Feris, A. von Oetinger Giacoman. (2020). Relation between COVID-19 and Guillain-Barré syndrome in adults: a systematic review. Neurología (English Edition). 35, 646-654;
  16. Tomi O. Sarkanen, Anniina P.E. Alakuijala, Yves A. Dauvilliers, Markku M. Partinen. (2018). Incidence of narcolepsy after H1N1 influenza and vaccinations: Systematic review and meta-analysis. Sleep Medicine Reviews. 38, 177-186;
  17. Shakti Singh, Rakesh Kumar, Babita Agrawal. (2019). Adenoviral Vector-Based Vaccines and Gene Therapies: Current Status and Future Prospects. Adenoviruses;
  18. Апоптоз, или Путь самурая;
  19. Shabir A. Madhi, Vicky Baillie, Clare L. Cutland, Merryn Voysey, Anthonet L. Koen, et. al.. (2021). Efficacy of the ChAdOx1 nCoV-19 Covid-19 Vaccine against the B.1.351 Variant. N Engl J Med;
  20. Madhi S.A., Baillie V., Cutland C.L., Voysey M., Koen A.L., Fairlie L. et al. (2021). Safety and efficacy of the ChAdOx1 nCoV-19 (AZD1222) Covid-19 vaccine against the B.1.351 variant in South Africa. medRxiv;
  21. Shinde V., Bhikha S., Hoosain Z., Archary M., Bhorat Q., Fairlie L. et al. (2021). Preliminary Efficacy of the NVX-CoV2373 Covid-19 Vaccine Against the B.1.351 Variant. medRxiv;
  22. Karola S. Jering, Brian L. Claggett, Jonathan W. Cunningham, Ning Rosenthal, Orly Vardeny, et. al.. (2021). Clinical Characteristics and Outcomes of Hospitalized Women Giving Birth With and Without COVID-19. JAMA Intern Med;
  23. Lisa Gill, Cresta W. Jones. (2021). Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 (SARS-CoV-2) Antibodies in Neonatal Cord Blood After Vaccination in Pregnancy. Obstetrics & Gynecology. Publish Ahead of Print;
  24. Florian Krammer, Komal Srivastava, Viviana Simon, the PARIS team Robust spike antibody responses and increased reactogenicity in seropositive individuals after a single dose of SARS-CoV-2 mRNA vaccine — Cold Spring Harbor Laboratory;
  25. Arnold D.T., Milne A., Samms E., Stadon L., Maskell N.A., Hamilton F.W. (2021). Are vaccines safe in patients with Long COVID? A prospective observational study. medRxiv;
  26. Матвеева О. (2021). «ЭпиВакКорона»: что мы знаем и чего не знаем. «Троицкий вариант»;
  27. Мухина В. (2020). Мертвая вода. N+1;
  28. Rogan A. Grant, The NU SCRIPT Study Investigators, Luisa Morales-Nebreda, Nikolay S. Markov, Suchitra Swaminathan, et. al.. (2021). Circuits between infected macrophages and T cells in SARS-CoV-2 pneumonia. Nature. 590, 635-641;
  29. Martyn A. French, Yuben Moodley. (2020). The role of SARS‐CoV ‐2 antibodies in COVID ‐19: Healing in most, harm at times. Respirology. 25, 680-682;
  30. Диагностика Т-клеточного иммунитета: пандемия как драйвер инновации;
  31. Мухина В. и Кузнецов С. (2020). Разложение по векторам. N+1;
  32. Denis Y Logunov, Inna V Dolzhikova, Olga V Zubkova, Amir I Tukhvatullin, Dmitry V Shcheblyakov, et. al.. (2020). Safety and immunogenicity of an rAd26 and rAd5 vector-based heterologous prime-boost COVID-19 vaccine in two formulations: two open, non-randomised phase 1/2 studies from Russia. The Lancet;
  33. «Швейцарский нож» вирусной армии: разгадан секрет обратной транскриптазы.
https://www.dia-m.ru/news/programma-vebinarov-i-meropriyatiy-diaem/

Комментарии