http://galachem.ru/akcii-i-rasprodazhi/mn_nucleozol-2017/

Ваши личные счеты с гриппом

  • 1501
  • 4,1
  • 4
  • 0
Добавить в избранное
Некоторым постоянно «не везет»: грипп загоняет их в постель по два раза в год.
Некоторые люди очень тяжело переносят грипп и даже умирают от него, другие же отлеживаются пару дней и встают, как ни в чём ни бывало. В чем же причина такой вопиющей несправедливости?

Ваша жена подхватила грипп и пять дней не вылезала из постели; ее била лихорадка и болело все тело. Потом заболела ваша четырехлетняя дочь, и пришлось срочно ехать в больницу, где у нее поднялась температура. Следом вирус добрался и до вас. И хотя вы быстрее устаете, а иногда где-то что-то побаливает, через два-три дня все проходит. Почему же вирус гриппа оказывает настолько разный эффект на разных людей?

Чтобы вирус гриппа был опасен, необходимо совпадение двух условий. Во-первых, носитель вируса должен быть как чистый лист — если он ранее переболел гриппом схожего типа, заболевание вряд ли будет тяжелым. Во-вторых, сам вирус должен быть достаточно активным. Количество и серьезность проявляющихся симптомов зависит от целого ряда обстоятельств, — например, наличия генетической предрасположенности к заболеванию или слабости иммунной системы.

Чтобы понять, почему заболевание вообще может протекать с осложнениями, необходимо в первую очередь разобраться, что позволяет вирусу гриппа закрепиться в организме носителя? Ответ на этот вопрос лежит в структуре патогена. Основу антигенного строения вируса гриппа составляют два белка: гемагглютинин (H) и нейраминидаза (N)*. Существует, по крайней мере, 16 типов нейраминидазы и 9 разновидностей гемагглютинина, из которых можно «собрать» более 100 различных штаммов вируса. Впрочем, в штаммах, заражающих человека, находят лишь три типа гемагглютинина и два — нейраминидазы [1], комбинирующихся в шести возможных вариантах. Из-за мутаций каждый год с определенной вероятностью может появиться новая разновидность патогена, с которой человечество еще не сталкивалось. Этот процесс напоминает бросание костей, которое, впрочем, может привести к смертельным последствиям. В 1957 году мир стал свидетелем появления штамма H2N2, вызванного изменением структуры вируса: в предыдущие 40 лет все случаи заболевания гриппом были вызваны исключительно штаммами H1N1. Из-за новой модификации патогена только в США умерло более 70000 человек [2]**.

* — Подробнее о строении вируса гриппа и о том, как он заражает человека, читайте в статье «Универсальная вакцина от гриппа — мечты и реальность».

** — В 1918 г. пандемия гриппа была в несколько десятков раз более масштабной. См. «Объяснена различная вирулентность вирусов гриппа — возбудителей „испанки“».

Более свежий пример — пандемия свиного гриппа H1N1 2009 года. В отличие от сезонного гриппа, который поражает в основном пожилых и нездоровых людей, от этого вируса погибали в первую очередь молодые люди — около 25% смертей пришлось на людей младше 24 лет, многие из которых до заражения гриппом не были ничем больны. Около 60% летальных исходов произошло в возрастной категории 25–64 года, и опять же, многие из погибших не страдали ни от каких сопутствующих заболеваний. Причина такой изменчивости фортуны состоит в том, что вирус H1N1 был похож на другие штаммы, которые были распространены за много лет до 2009 года. У многих пожилых людей, таким образом, сформировался иммунитет к этому гриппу, а их дети и внуки никогда не сталкивались с таким вирусом и не обладали необходимой защитой [3]*.

Ближе, чем вы думаете: вирус H5N1 в культуре клеток.

* — См. также: «Уроки жизни. Готовые ли мы к следующей пандемии гриппа?» и «Уроки свиного гриппа».

Кроме того, вирус гриппа принципиально отличается от других инфекций тем, что у антител против этого заболевания короткий срок жизни. У определенных групп людей поводов для беспокойства еще больше: в организме пожилых людей уровень антител после достижения максимума спадает еще быстрее, а у людей с ослабленным иммунитетом (например, больных ВИЧ или принимающих определенные лекарства) уровень антител против вируса и поднимается заметно слабее, и живут эти антитела еще меньше. «Тяжело точно сказать, насколько человек защищен от вируса через год после контакта, поэтому мы рекомендуем делать прививку от гриппа ежегодно», — говорит Лиза Гроскопф (Lisa Grohskopf), врач-инфекционист из отдела по изучению гриппа Центра по контролю и профилактике заболеваний США. Она также добавила, что к концу сезона гриппа, который может продолжаться до семи-восьми месяцев, защита от вируса естественным путем ослабляется.

Маленькие дети, которые еще не вступали в контакт с вирусом гриппа ни при болезни, ни в виде вакцины, не имеют антител, специфичных к вирусу, распространяющемуся в конкретный год, и поэтому для них риск заболеть гриппом повышается.

В силу не до конца понятных причин люди, страдающие хроническими заболеваниями, переносят грипп тяжелее, сообщает Питер Палезе (Peter Palese), микробиолог из медицинского института им. горы Синай (Нью-Йорк, США). Большую опасность грипп представляет для сердечников, диабетиков, астматиков, а также больных хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) и ожирением средней тяжести. Согласно Палезе, некоторые из этих заболеваний, например, астма и ХОБЛ, приводят к хроническим проблемам с легкими, в результате чего любая патология, связанная с накоплением жидкости в легких (например, грипп) переносится тяжелее. У людей, страдающих ожирением, затруднено дыхание, им тяжелее отхаркивать слизь из легких, и поэтому вирус дольше в них остается. Гроскопф добавляет к сказанному, что проблемы со здоровьем могут образовать порочный круг — к примеру, диабет ослабляет иммунную систему, а значит и способность сопротивляться гриппу, который, в свою очередь, вызывает проблемы с поддержанием уровня сахара в крови.

Негативные эффекты гриппа могут усугубляться не только болезнями, но и генами. Так же, как генетический состав самого вируса гриппа (определяющий H—N-формулу штамма) делает его сильнее или слабее, гены больного определяют, насколько человек может быть устойчивым к вирусу*. За последние годы стало ясно, что изменение всего одного нуклеотида в одном из генов, участвующих в регуляции иммунитета, может поменять восприимчивость к инфекциям и способность противостоять им. Эту идею развила Уте Вольмер-Конна (Ute Vollmer-Conna), генетик из австралийского Университета Нового Южного Уэльса, изучающая генетический ответ на инфекции. В своей статье 2008 года Вольмер-Конна исследовала группу из 300 человек, зараженных одним из трех патогенов: вирус Эпштейна-Барр, бактерия Coxiella burnetii (возбудитель ку-лихорадки) или вирус Росс-Ривер [4]. В итоге она пришла к выводу, что наиболее тяжело и долго болели люди, у которых генетически затронут синтез про- и противовоспалительных цитокинов. Согласно объяснению Вольмер-Конна, такая генетическая предрасположенность усиливает воспалительную реакцию на острую инфекцию, а также увеличивает период восстановления от этой инфекции. Сама по себе ее работа не включала исследование гриппа, но она предположила, что «подобные принципы применимы и к другим заболеваниям, — например, гриппу».

* — Вирус гриппа, как и любой другой вирус, использует массу собственных молекулярных механизмов клетки, в которую он попадает. Таким образом, многие гены человека невольно становятся пособниками распространения вируса в организме: см. «Молекулярное двурушничество: гены человека работают на вирус гриппа».

Другое, более новое исследование посвящено изучению изменения экспрессии генов под действием вируса гриппа. Семнадцать пациентов, участвовавших в работе, были заражены вирусом гриппа H3N2. В результате у девяти человек появились симптомы заболевания, а у восьми — нет. Когда ученые изучили образцы крови каждого пациента, они заметили, что там активированы разные группы генов — в зависимости от того, болен ли человек или остался здоров. «У заболевших пациентов были активированы гены, отвечающие за воспалительную реакцию», — объяснил один из авторов исследования доктор Джеффри Гинзбург, директор центра геномной медицины в Институте геномных исследований и геномной политики университета Дюка в Дареме (Северная Каролина, США). — «Чересчур острая воспалительная реакция, по-видимому, и лежит в основе появления у нас симптомов заболевания». У не заболевших пациентов были активированы гены, отвечающие за синтез белков и реакцию на окислительный стресс. «Возможно, у пациентов, избежавших заболевания, сработали механизмы предотвращения активной фазы инфекции, и поэтому их воспалительная реакция не была такой мощной».

Помимо углубленного изучения влияния генов на иммунный ответ при гриппе, активно исследуются и друге факторы, определяющие столь разную реакцию на вирус гриппа. Уте Вольмер-Конна считает, что необходимо выяснить, какие гены и биологические процессы отвечают за восстановление после перенесенной инфекции. Это знание позволит врачам определить риск возникновения серьезного заболевания после инфекции и разработать соответствующие программы профилактики и лечения.

Питер Палезе в своей работе 2004 года поставил ряд вопросов, — в том числе, что позволяет некоторым штаммам вируса гриппа «перескакивать» с одних видов животных на другие. В статье он выразил надежду, что через семь лет ответ на этот вопрос будет дан, однако мы все так же блуждаем в неизвестности. Один из важнейших его вопросов, ответ на который до сих пор очень важен, это исследование генетических особенностей вируса, определяющих способ его распространения в зависимости от носителя или факторов окружающей среды.

...Разумеется, прогресс в изучении гриппа весьма велик, однако, как написал в одном из своих стихотворений поэт Роберт Фрост, «и столько верст еще до сна». У Фроста говорится о ночлеге в зимнем лесу, то есть, по сути, о сезоне эпидемий гриппа.

Написано по материалам Nature Outlook Influenza [5].

Литература

  1. Palese P. (2004). Influenza: old and new threats. Nat. Med. 10, S82—S87;
  2. Dolin R. How to understand your risk and protect your health (Harvard Health Publications, 2009).;
  3. Vollmer-Conna U., Piraino B.F., Cameron B., Davenport T., Hickie I., Wakefield D., Lloyd A.R. (2008). Cytokine polymorphisms have a synergistic effect on severity of the acute sickness response to infection. Clinical Infect. Dis. 47, 1418–1425;;
  4. Huang Y., Zaas A.K., Rao A., Dobigeon N., Woolf P.J., Veldman T., Øien N.C., McClain M.T., Varkey J.B., Nicholson B., Carin L., Kingsmore S., Woods C.W., Ginsburg G.S., Hero A.O. 3rd (2011). Temporal dynamics of host molecular responses differentiate symptomatic and asymptomatic influenza A infection. PLoS Genet. 7, e1002234;
  5. Junge C. (2011). Morbidity: A personal response. Nature 480, S14—S15..

Комментарии

Вас также может заинтересовать