https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/russia-promos.html?cid=bid_cbu_sbu_r03_ru_cp1381_pjt6312_we43366_0db_bim_da_awa_at_s00_Biomolec
Подписаться
Биомолекула

Станислав Дробышевский: «Палеонтология антрополога. Книга 2. Мезозой». Рецензия

Станислав Дробышевский: «Палеонтология антрополога. Книга 2. Мезозой». Рецензия

  • 1036
  • 0,7
  • 0
  • 0
Добавить в избранное print
Рецензии

Дробышевский С.В. Палеонтология антрополога. Книга 2. Мезозой. Москва: Эксмо, 2020. — 461 с.

Вторая часть предполагаемой трилогии «Палеонтология антрополога» погружает нас в мир мезозойской эры. Описывая интереснейший период в истории жизни, ознаменовавшийся взлётом и падением древних ящеров, появлением цветковых растений и их опылителей, рывком в эволюции млекопитающих, автор, к сожалению, пошёл по пути, выбранному в первой книге, и не смог выдержать баланса между научностью и популярностью изложения.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 4/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Лёгкость чтения: 3/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 5/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: тем, кому понравилась первая книга трилогии.

Не то чтобы летопись жизни за авторством Станислава Дробышевского текла подобно песне. Первый том [1], посвящённый докембрию и палеозою, вышел прямо-таки комом настолько, что научные редакторы и фонд «Эволюция», поскольку их замечания остались не учтены, попросили снять из книги упоминание о себе. Без долгих преамбул скажу, что во втором томе автор решительно и целеустремлённо наступил на те же самые грабли. Как известно, коней на переправе не меняют, поэтому во втором томе ничего принципиально не поменялось — иллюстрации всё такие же скудные, беспощадной латыни всё так же с избытком, специфический язык повествования тоже на месте. В удивительном древнем мире Дробышевского произрастают и обитают многочисленные недоделанные организмы вроде недосигиллярий, недоцветов, недоамфибий, недокрыс, недоперепёлок, недоземлероек-недокрыс, некоторые хитро-извращённые или шустрые и подлючие, некоторые монстрические, некоторые читерские, а иные — экологические пофигисты непременно приличные, и нередко с суровой рожей. Иногда вольное обращение автора с русским языком заканчивается курьёзными предложениями вроде «Продвинутый коллективный разум и развитые грибовидные тела на мозгах не дают плюсов в личном лётном искусстве». Грибовидные тела не сидят на мозгах, как придаток — это полноценная часть в мозгу пчёл и вообще многих насекомых. Или вот: «комар — типичный хищник, он не убивает нас только потому, что просто не может, рот так широко не разевается». Вроде шутка юмора, но почему-то не смешно, а даже грустно немного. Впрочем, если вы осилили первый том, то к уличной терминологии и специфическим шуткам-прибауткам вы должны быть чуть менее восприимчивы. Другое дело фактическая часть.

Об авторе. Станислав Владимирович Дробышевский — российский антрополог и популяризатор науки. Кандидат биологических наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, а также научный редактор портала Антропогенез.ру. Автор книг «Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей» [2] и «Достающее звено» [3], последняя из которых вошла в шорт-лист премии «Просветитель» в 2017 году. Биомолекула уже публиковала рецензию на первую часть трилогии [1].

Справедливости ради, во втором томе указаны рецензенты. Как минимум, они не побоялись упоминания своих имён. Но либо рецензенты читали рукопись не очень внимательно, либо вновь автор покивал головой и ничего не исправил. Несмотря на весьма солидный список источников, Дробышевский предпочитает идти путём оценочных суждений, делать на их основе какие-то предположения и, двигаясь на своей волне, рассматривать биологию и эволюцию вымерших организмов с никому не ведомой «антропологической колокольни». Вот вам такой пример: «...рёбра ихтиозавров были длинными и сильно изогнутыми, стало быть, тело походило на бочку; передние и задние плавники же сплошь и рядом одинаковой длины. Всё это выдаёт не резвых пловцов, а надувные матрасы», — пишет Дробышевский и, поскольку образ «матраса» у него в голове сформирован, решает что, — «Видимо, мозазавры в значительной степени ответственны за исчезновение ихтиозавров и плезиозавров, которых они просто сожрали, и плиозавров, которым составили непреодолимую конкуренцию. Преимущество, надо думать, было в бодрости, скорости и манёвренности». Но как бы не так! По современным подсчётам, скорость ихтиозавров (порядка 1 м/с) сопоставима со скоростью тунцов, однако, в два раза меньше, чем у дельфинов [4]. Но даже при этом ихтиозавры оставались самыми быстрыми ящерами мезозойских морей [5]. Хотя в голове Дробышевского всё складно да ладно, точные причины вымирания ихтиозавров неизвестны. Стратиграфически мозазавры и ихтиозавры слабо, но пересекаются, однако ни одного места совместного обитания мозазавров и ихтиозавров до сих пор не найдено [6]. А уж к исчезновению плезиозавров мозазавры ничуть не причастны: и те, и другие вымерли одновременно в конце мелового периода.

В книге много разных необоснованных утверждений: «Главным толчком к научному изучению послужила, конечно, находка сначала пера, а потом и целого скелета археоптерикса. Как часто бывает, эмоциональное впечатление бывает важнее холодного разума: отпечатки раков и рыб, известные наверняка ещё римлянам, столетиями никого особо не привлекали, а птичка с трагически запрокинутой головушкой — это да, это надо изучать! Птичку-то жалко!» или утверждений прямо вздорных «...видовое же переводится как „любитель вина“, так как, во-первых, именно этим славился Гаргантюа, а во-вторых, кости найдены на винограднике — где ещё могли искать ископаемые кости французские палеонтологи!».

По первоначальным подсчётам, скорость двухметрового ихтиозавра была на 18% больше аналогичного по размерам мозазавра [5].

Поскольку главные звёзды книги не древние ящеры (к этому мы вернёмся позже), им, в целом, досталось больше всего. Революция в палеонтологии в последние десятилетия привела к переосмыслению птиц как ныне живущих динозавров. Идея и вправду невероятно волнующая! Но не для Станислава Дробышевского. Вот он пишет:

...одним из важнейших показателей статьи, обеспечивающим публикацию в модном высокорейтинговом журнале (и стало быть, увеличивающим шанс получить ещё один грант) является нестандартность, «вау-эффект», часто перевешивающий даже смысл работы. Если громко заявить: «Птиц нет, вокруг нас порхают динозавры!» — это произведёт намного большее впечатление, нежели долгий занудный анализ тонких особенностей строения.

и далее «загадка происхождения птиц, как это представляется антропологу с его антропологической колокольни, остаётся неразгаданной», поэтому «...не надо повторять мантру про то, что птицы — это и есть динозавры, „они порхают вокруг нас“, речь о нормальных динозаврах».

«Нормальные» динозавры, в представлении Дробышевского, видимо, должны иметь приличные размеры. Но это не точно, ведь критериев динозавровой «нормальности» автор не приводит. По правде говоря, ситуация грустная. В фундаментальном труде «Avian Evolution» (который, кстати, Дробышевский приводит в списке источников) Джеральд Майр пишет уже в начале первой главы: «...в настоящее время общепризнано, что внутри целурозавров птицы относятся к манирапторам, которые также включают дромеозавров, троодонтид, овирапторозавров и несколько других целурозавровых теропод, таких как орнитомимозавры и теризинозавры» [7]. Да, в палеонтологии остаётся ещё много спорных гипотез, о которых можно долго дискутировать, но зачем для скептических нападок выбирать наименее спорную из них? (Это я ещё не касаюсь резких выпадов в сторону кладистики как таковой.) Неужели автору не терпится затесаться в палео-фрики и привлекать внимание отрицанием наименее спорных фактов и гипотез из этой дисциплины? Жизнь древних ящеров описана множеством небрежных мазков, как таковой палеобиологии тут нет — за этим читателю лучше обратиться к другим книгам. Смерть древних ящеров тоже описана весьма своеобразно. По какой-то неведомой причине, Дробышевский резко негативно относится к любому катастрофическому сценарию массового вымирания животных. Так было в предыдущей книге, так получилось и в этой.

Вот что пишет автор по этому поводу: «...как и любая идея, кладистический подход даёт сбои при слишком бездумном и фанатичном применении. <...> В итоге, частенько получаются не эффективные, а лишь эффектные, необычные, а потому эпатирующие схемы. К сожалению, это даёт нехороший эффект при потогонной грантовой системе, когда исследователь вынужден в минимальные сроки выдавать много-много статей. <...> Не беда, что исследователь может никогда не вернуться к этой теме, получив через годик грант на совсем иную. Не беда, что квалификации при такой системе не приобретёшь. Компьютер всё посчитает, только вводи цифры. Правда, исходные данные — те самые цифры — вводит всё же учёный. А ввести он может разный набор (даже не учитывая спорность многих показателей, связанную, например, с плохой сохранностью). Да к тому же разные алгоритмы кластерного анализа, столь любимого разработчиками программ для расчёта филогенетических деревьев, дают сильно неодинаковые итоги даже при одном исходном наборе. Всё это неизбежно приводит к бесконечной чехарде и неустойчивости схем. Но и это не беда — путаница очень хороша для обоснования необходимости новых исследований». Вот так, специалисты по кладистике, смотрите не зазнавайтесь, господин Дробышевский вас раскусил!

Например, так описываются трудности кровообращения зауроподов: «Хуже того, если шею резко опустить, много литров, содержащихся в шейных сосудах, мощным потоком вдарят по крошечному мозгу и смоют его через ноздри».

В первую очередь, отличная книга Даррена Нейша и Пола Баррета «Динозавры. 150000000 лет господства на Земле» [8], а также «Хроники тираннозавра. Биология и эволюция самого известного хищника в мире» [9] Дэвида Хоуна и «Время динозавров» [10] Стива Бруссатти. Для тех, кому книг мало, рекомендую несколько интереснейших онлайн-курсов по биологии и эволюции динозавров и морских рептилий: Dino 101: Dinosaur Paleobiology, Paleontology: Theropod Dinosaurs and the Origin of Birds, Paleontology: Ancient Marine Reptiles и Dinosaur Ecosystems.

Причин вымирания динозавров было множество. Часто тему чрезвычайно упрощают, сводя всё к падению астероида и «метеоритной зиме». Наследие Ж. Л. Кювье с его теорией катастрофизма мрачно витает над умами даже профессиональных палеонтологов. Ведь любой самый крутой специалист когда-то был ребёнком, любившим мультики со взрывами, без «бада-бума» представить грандиозное событие очень сложно.

— пишет автор.

На это есть что возразить, ведь триасовое массовое вымирание (о котором Дробышевский почти ничего не упоминает) с «бада-бумом» никто не связывает, а вот мел-палеогеновое по своей стремительности само напрашивается на катастрофический сценарий. Хотя существует около сотни гипотез вымирания динозавров, большинство крупнейших специалистов-динозавроведов сходится на мнении, что столкновение с небесным телом и Декканский вулканизм являются наиболее вероятными причинами резкого вымирания нептичьих динозавров. Палеонтологическая летопись за последние 15 миллионов лет мелового периода не показывает мирового снижения биоразнообразия динозавров. Хотя сообщества крупных растительноядных динозавров и переживали некоторый упадок (по крайней мере, в Северной Америке), что делало экосистемы более уязвимыми к каскадному вымиранию, погубило их не это. В конце концов, динозавры видали времена и похуже — на границе юры и мела наблюдалось гораздо более существенное снижение биоразнообразия, однако катастрофы не случилось [12]. Как сказал Стив Бруссати в книге «Время динозавров» [10]: «Если и есть одно-единственное утверждение, на которое я готов поставить свою карьеру, оно звучит так: без астероида динозавры бы не вымерли». Вероятно, с точки зрения Станислава Дробышевского, я выступаю в роли ребёнка-любителя мультиков, защищая катастрофическую гипотезу мел-палеогенового вымирания, но я это делаю лишь потому, что она обладает большей объяснительной силой. И в этом плане куда менее научной является мешанина фактов, которая ложится в кучу под названием «лишь бы не астероид» и представлена в книге Дробышевского под соусом экологических взаимосвязей.

Да и причины знаменитого пермо-триасового вымирания сложны — многими признаётся, что это комплексный каскадный процесс, в котором извержение сибирских траппов было лишь звеном в роковой цепи событий.

Обзор The extinction of the dinosaurs [11] построен на анализе результатов более чем двадцатилетнего изучения биоразнообразия меловых динозавров в Северной и Южной Америке, Европе и Азии.

Дробышевский эти статьи, вероятно, читал, но выводы сделал, почему-то прямо противоположные: «...последнее вымирание явно происходило не одномоментно, а длилось от десятка до сотни тысяч лет, а то и сильно больше, до десяти миллионов лет. Скажем, в Мексике основное сокращение динозавровых фаун произошло ещё в кампане сразу после осушения климата. В США в кампанских отложениях динозавры были примерно вдвое разнообразнее, чем в маастрихте».

Иридий у Дробышевского находят почему-то только в формации Хэлл-Крик: «Именно на эту формацию приходится пресловутый иридиевый слой и последние динозавры». Встречаются неоднократные упоминания про сверхконкуренцию. Кто и с кем конкурировал, из текста не очень понятно, тем более, что для динозавров, было характерно разделение экологических ниш, отчего гиганты, живя на одной территории, друг другу не мешали [13]. А ещё в числе важных причин вымирания — отравление селеном, вездесущие млекопитающие и стресс у самок, из-за которого они подолгу не откладывали яйца, а у тех нарушалось развитие скорлупы.

Корни цветковых растений, особенно трав, сформировали плотный дёрн, отчего снизился размыв почв и уменьшилось поступление азота, фосфора и прочих веществ в океан. Без привычного количества ценных элементов фитопланктон загрустил и завял, а за ним по цепочке стали исчезать зоопланктон, моллюски, рыбы и морские ящеры.

— пишет автор.

Это, мягко говоря, неверно. Андрей Журавлёв в своей книге «Сотворение Земли» описывает прямо противоположный процесс в меловых морях: «Океан не сразу совладал с избыточным стоком биогенов: началось „цветение“ цианобактеиального и водорослевого планктона (кроме нуждавшегося в прозрачных водах известкового нанопланктона, который в то время почти исчез), возникли заморные явления, известные как „океанические бескислородные события“, что вело к вымиранию одних групп организмов и распространению других». Точка зрения Журавлёва на вымирание тоже не бесспорна, но она базируется на конкретных источниках, а на чём основывался Дробышевский, непонятно. Складывается такое ощущение, что в очередной раз он заменил скрупулёзный анализ литературы по палеоэкологии и геохимии собственными размышлениями на тему, видимо, сидя всё на той же «антропологической колокольне». Описание климатических и тектонических процессов, которые меняли облик планеты, и, соответственно, жизни на ней, вообще очень схематично и занимает в книге от силы пару-тройку страниц. Если автор и делает потуги окинуть взором и проанализировать какие-либо глобальные процессы получается нечто, описанное выше.

Итак, главные звёзды книги — млекопитающие, ведь именно в мезозое появляется наш Великий Предок, ведь «...именно эти древесные пупсики с мозгами меньше кротовьих превозмогли и смогли, превзошли и сдюжили». Тут уже генеральная линия повествования прорисовывается чётче и всё более второстепенными становятся остальные «соседи по планете». Они все важны ровно настолько, насколько помогли нашим пращурам возвыситься в процессе эволюции. Отсюда частое пренебрежение вопросами палеобиологии и перекос в разбор систематики и констатацию сравнительно-анатомических фактов (эта беда не обошла стороной и самих млекопитающих, многие важные обобщения и наблюдения автор не приводит). А ведь автор упустил отличную возможность интересно рассказать о становлении цветковых растений, эволюции насекомых и древних птиц. Эта ниша в отечественной научно-популярной литературе пока не занята. Но получился всё тот же каталог бесконечных и однотипных завров.

Формат рецензии не позволяет разобрать все неточности и ошибки в книге (а поводов высказаться, будьте уверены, тут предостаточно), да это и не нужно. Станислав Дробышевский в очередной (и, думается, не последний) раз предоставил пример книги, которая, строго говоря, не отвечает ни критериям популярности, ни критериям научности. Получился поверхностный и крайне субъективный взгляд на историю жизни на нашей планете. Возможно, я чего-то не понимаю, но научно-популярная литература должна доступным языком излагать людям научные факты и выполнять функцию просвещения масс, а не вводить в заблуждение. К счастью, автор оставил пафос первого тома и уже не стремится сделать лишённый недостатков обзор эволюции жизни. Теперь он скромно пишет: «между прочим, и эта книга — не научный текст, а популярное изложение, видение нашей эволюции конкретным антропологом, не забывайте про это!». Хорошо, Станислав Владимирович, мы не забудем.

Литература

  1. Станислав Дробышевский: «Палеонтология антрополога. Книга 1. Докембрий и палеозой». Рецензия;
  2. Станислав Дробышевский. «Байки из грота». Рецензия;
  3. Станислав Дробышевский: «Достающее звено». Рецензия;
  4. Ryosuke Motani. (2002). Swimming speed estimation of extinct marine reptiles: energetic approach revisited. Paleobiology. 28, 251-262;
  5. Judy A. Massare. (1988). Swimming capabilities of Mesozoic marine reptiles: implications for method of predation. Paleobiology. 14, 187-205;
  6. Ryosuke Motani. (2009). The Evolution of Marine Reptiles. Evo Edu Outreach. 2, 224-235;
  7. Mayr G. Avian evolution. The fossil record of birds and its paleobiological significance. Wiley Blackwell, 2017. P. 3.;
  8. Даррен Нэйш, Пол Барретт. «Динозавры: 150 000 000 лет господства на Земле». Рецензия;
  9. Дэвид Хоун. «Хроники тираннозавра: биология и эволюция самого известного хищника в мире». Рецензия;
  10. Стив Брусатти: «Время динозавров. Новая история древних ящеров». Рецензия;
  11. Stephen L. Brusatte, Richard J. Butler, Paul M. Barrett, Matthew T. Carrano, David C. Evans, et. al.. (2015). The extinction of the dinosaurs. Biol Rev. 90, 628-642;
  12. Brusatte S.L. Dinosaur Paleobiology. Wiley Blackwell, 2012. pp. 257.;
  13. Jordan C. Mallon, Jason S. Anderson. (2013). Skull Ecomorphology of Megaherbivorous Dinosaurs from the Dinosaur Park Formation (Upper Campanian) of Alberta, Canada. PLoS ONE. 8, e67182.

Комментарии