https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/products-and-services/promotions/russia-promos.html?cid=PJT6312-WPR2373-russiapromos-FURL-0620-EU
Подписаться
Оглавление
Биомолекула

Кривда Нобелевских лауреатов, или Ученый ученому рознь

Кривда Нобелевских лауреатов, или Ученый ученому рознь

  • 1183
  • 0,0
  • 4
  • 1
Добавить в избранное print
Обзор

Не каждому эксперту стоит доверять, ведь он может оказаться и не экспертом вовсе

иллюстрация Елены Беловой

Ситуация с SARS-CoV-2 в очередной раз обнажила болевую точку научного и медицинского сообщества: экспертное знание. Те профессионалы, которые, казалось бы, должны пропагандировать населению научный подход, в реальности плодят слухи и множат страхи. И грешат этим не только рядовые специалисты, но и лауреаты Нобелевской премии.

«Мой врач меня отговорил прививаться. Сказал — ни-ни! Он же врач, ему виднее!» Слышали ли вы такую риторику и сомневаетесь, стоит ли ставить прививку? Или не понимаете, откуда появляются такие маргиналы, идущие против современного научного знания? Может, они просто честнее других — разве могут такие люди, с дипломами и образованием, заблуждаться? Ученые тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. В том числе и ошибки .

О том, почему настоящим экспертам доверяют всё меньше, подробно написано в книге Тома Николса «Смерть экспертизы: как интернет убивает научные знания» («Биомолекула» писала по ней рецензию [1]).

Даже если мы откинем откровенных мошенников с липовыми бумагами и информационные фейки (кстати, «Яндекс» даже собрал статистику по инфодемии COVID-19), всё равно окажется, что даже самые образованные и умные из нас могут быть не правы. Некоторые могут заблуждаться совершенно искренне, дав волю предрассудкам и страхам. Например, такие люди встречаются даже среди Нобелевских лауреатов, которые, казалось бы, должны быть образцом научного мышления!

Память воды и ВИЧ в SARS-CoV-2

Люк Монтанье

Рисунок 1. Нобелевский лауреат Люк Монтанье, антипрививочник, сторонник лабораторной теории происхождения SARS-CoV-2, верящий в «память воды»

Французский Нобелевский лауреат Люк Монтанье (рис. 1) в интервью CNEWS заявил, что, по его мнению, вирус SARS-CoV-2 создали в лаборатории. Более того, он считал, что в геном коронавируса входили последовательности генома ВИЧ, что уже было опровергнуто. Может, это профдеформация, и ему везде мерещится ВИЧ? Ведь свою часть Нобелевской премии по физиологии и медицине в 2008 году он разделил с Франсуазой Барре-Синусси именно за установление того, что ВИЧ стоит за развитием СПИДа. «Биомолекула» уже писала об этом в своих сводках о Нобелевских лауреатах [2].

Однако Монтанье известен и другими антинаучными увлечениями. До этого он прославился продвижением идей другого французского ученого — Жака Бенвениста (рис. 2) о так называемой «памяти воды». «Биомолекула» уже как-то разбирала этот казус в заметке «Здесь покоится тот, чьё имя начертано было на воде» [3].

Жак Бенвенист

Рисунок 2. Жак Бенвенист — уважаемый ученый, увлекшийся псевдонаучной теорией памяти воды. Исходно Бенвенист известен как первооткрыватель фактора активации тромбоцитов PAF [4]. Однако в 1988 году он скандально прославился, «доказав» основной принцип гомеопатии о том, что вода обладает определенной «памятью» о других молекулах, в публикации Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE [5]. Статья вышла не абы где, а в одном из самых уважаемых научных журналов — Nature. Однако издательство справедливо посчитало, что подобное заявление нуждается в стороннем подтверждении, и отрядило группу исследователей проверить результаты. Они пришли к выводу, что работа не воспроизводима и содержит методологические ошибки. Бенвенист на это ответил, что исследователи не смогли понять его метод [6]. Репутация ученого осталась подпорченной навсегда.

Самую известную статью Монтанье по этой теме Electromagnetic signals are produced by aqueous nanostructures derived from bacterial DNA sequences [7] в прессе нарекли публикацией о «телепортации ДНК». Якобы геномный материал некоторых бактерий испускает электромагнитные волны и оставляет «отпечаток» в молекулах H2О. Вдобавок ко всему, Монтанье — широко известный антипрививочник.

Изменение климата, светящийся енот и опять ВИЧ

Кэри Мюллис

Рисунок 3. Нобелевский лауреат Кэри Мюллис, ВИЧ-диссидент, утверждающий, что видел инопланетян в обличии говорящего енота

Другой Нобелевский лауреат Кэри Мюллис (рис. 3) по иронии судьбы в чем-то отзеркалил своего французского коллегу. Американец удостоился премии по химии в 1993 году за изобретение полимеразной цепной реакции [8], позволяющей повысить количество ДНК в образце, — возможно, одного из самых важных методов молекулярной биологии. И одновременно он как раз отрицал открытие Монтанье: то, что ВИЧ вызывает СПИД [9]. По его заявлениям, вирус безобиден, а СПИД развивается из-за рекреационного употребления наркотиков и терапии, направленной против ВИЧ. Деятельность подобных ВИЧ-диссидентов была воспринята слишком буквально, например, президентом ЮАР Табо Мбеки. По оценкам исследования 2008 года, опубликованного в Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes, только за 2000–2005 годы в Южной Африке из-за отказа от антиретровирусной терапии умерло около 330 000 человек [10], [11].

Мюллис также подвергал критике влияние человечества на климат и связь озоновых дыр и хлорфторуглеродов. Более того, в своей автобиографии Dancing Naked in the Mind Field он писал и о своей возможной встрече с инопланетянами, являющимися в виде говорящего светящегося енота, и о своем увлечении астрологией и ЛСД. О его экстравагантной личности можно подробно прочитать в книге Елены Клещенко «ДНК и ее человек. Краткая история ДНК-идентификации» [12].

Грузите апельсины бочками

Лайнус Полинг

Рисунок 4. Дважды Нобелевский лауреат Лайнус Полинг, верящий в невероятные свойства аскорбиновой кислоты

Пожалуй, самое разошедшееся по миру заблуждение связано с Лайнусом Полингом (рис. 4), удостоенным аж двух Нобелевских премий: по химии в 1954-м за исследование природы химической связи и премии мира в 1962-м. Одно из его главных достижений — открытие вместе с коллегой Робертом Кори ɑ-спирали и β-листа, самых распространенных элементов вторичной структуры белка [15]. Неужели и такой ученый ошибся?

Именно Полингом была широко оглашена одна из самых трудно убиваемых псевдонаучных теорий сегодня — о пользе аскорбиновой кислоты при профилактике и лечении респираторных инфекций. Всплыла она с новой силой и в начале эпидемии COVID-19. С одной стороны, доказано, что для нормального функционирования организма в рационе должен присутствовать витамин С: он действительно хорошо влияет на иммунную систему, участвует в нейрофизиологических процессах и снижает восприимчивость к инфекциям. При его серьезном и длительном недостатке развивается всем известная по литературе цинга. Однако данных, что прием добавок с высокими дозами витамина С повышает иммунитет у хорошо питающихся людей, нет, и органы здравоохранения не рекомендуют бесконтрольный прием витамина С. Пока что показано, что дополнительные дозы аскорбиновой кислоты могут иметь положительный эффект лишь в некоторых узких группах людей — спортсменов, военных или у пациентов с высоким риском инфицирования по состоянию здоровья.

Рекомендуемая суточная доза аскорбиновой кислоты в США и Канаде — 90 мг/день для мужчин и 75 мг/день для женщин (Нормативы по странам немного различаются. В Италии, например, это 105 мг/день и 85 мг/день, соответственно.) Полинг же говорил о дозах в 20–30 раз больше и сам принимал витамин С граммами. С легкой руки Нобелевского лауреата, написавшего о его всесильности в своих книгах, и подхвативших его теорию производителей добавок, аскорбиновая кислота, кажется, еще надолго будет восприниматься как средство профилактики простуды [16], [17].

Награда за ошибку

Йоханнес Фибигер

Рисунок 5. Нобелевский лауреат Йоханнес Фибигер, получивший премию за ошибочный эксперимент

Полинг, Мюллис, Монтанье — отнюдь не единственные примеры того, как ученые увлекаются псевдонаучными теориями и делают громкие заявления, сбивая общество с толку и вызывая недоумение и гнев коллег. Однако история сохранила имена и тех Нобелевских лауреатов, непредумышленное заблуждение которых стало очевидно не сразу.

Так, Йоханнес Фибигер (рис. 5) получил Нобелевскую премию в 1926 году за «открытие» того, что нематода Spiroptera carcinoma, паразитирующая в тараканах, которых скармливали мышам, вызывает у последних рак. Казалось бы, открытие действительно очень значимое (хотя напрямую то, что у человека круглые черви вызывают рак желудка, ученый и не заявлял), только есть пара загвоздок. Как показали дальнейшие исследования, образования в ЖКТ у крыс были не опухолями, а метаплазиями. Развитие же этих псевдоопухолей спровоцировали не столько нематоды, сколько недостаток витамина А в рационе животных. Ученый об этом уже не узнал, поскольку умер через шесть недель после присуждения премии, хотя некоторая критика (см. врезку ниже) в адрес его эксперимента звучала и при его жизни. Spiroptera carcinoma была реабилитирована и переименована в Gongylonema neoplasticum, а Нобелевка 1926 года осталась в анналах истории как ошибочная [18].

Но справедливости ради нужно отметить, что Фибигер на самом деле был крайне хорошим ученым, и до сих пор его ценят за вклад в формирование алгоритма контролированных клинических исследований по дифтерии [19], [20].

Кому верить?

Как же тогда защититься от ошибки, если люди, совершившие великие дела на благо науки, оказываются неспособны отличить научную теорию от псевдонауки? Универсальный ответ, пожалуй, — придерживаться принципа «одна голова хорошо, а две — лучше». Как говорят, современная наука — самый командный из всех командных видов спорта, поэтому если ученый или врач противоречит всем остальным своим коллегам, то, скорее всего, именно он и неправ. Современное научное общество — это саморецензирующийся организм, которому не нужно повторение трагедий, подобных героину в сиропе от кашля, талидомидовой трагедии или нацистских испытаний на людях. Поэтому разумно прислушиваться именно к мнению научного большинства (ведь оно основывается на массиве экспериментов и публикаций) и проверять каждого отдельно взятого эксперта на соответствие стандартам науки на сегодня.

И, пожалуй, если вы знакомы с врачом-антипрививочником, то в первую очередь он антипрививочник, а уже потом врач (и причем не очень хороший).

Литература

  1. Том Николс: «Смерть экспертизы: как интернет убивает научные знания». Рецензия;
  2. Нобелевскую премию 2008 года по физиологии и медицине вручили за вирусологические исследования;
  3. Здесь покоится тот, чьё имя начертано было на воде;
  4. J. BENVENISTE. (1974). Platelet-activating factor, a new mediator of anaphylaxis and immune complex deposition from rabbit and human basophils. Nature. 249, 581-582;
  5. E. Davenas, F. Beauvais, J. Amara, M. Oberbaum, B. Robinzon, et. al.. (1988). Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE. Nature. 333, 816-818;
  6. E. Ernst. (1995). Science, Homoeopathy, and the ‘Ugly Fact'. Complement Med Res. 2, 32-32;
  7. Luc Montagnier, Jamal Aïssa, Stéphane Ferris, Jean-Luc Montagnier, Claude Lavalléee. (2009). Electromagnetic signals are produced by aqueous nanostructures derived from bacterial DNA sequences. Interdiscip Sci Comput Life Sci. 1, 81-90;
  8. 12 методов в картинках: полимеразная цепная реакция;
  9. Patricia Goodson. (2014). Questioning the HIV-AIDS Hypothesis: 30 Years of Dissent. Front. Public Health. 2;
  10. Pride Chigwedere, George R Seage, Sofia Gruskin, Tun-Hou Lee, M Essex. (2008). Estimating the Lost Benefits of Antiretroviral Drug Use in South Africa. JAIDS Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes. 49, 410-415;
  11. McDonald C. (2019). Intolerable genius: Berkeley’s most controversial Nobel laureate. California;
  12. Елена Клещенко. «ДНК и ее человек. Краткая история ДНК-идентификации». Рецензия;
  13. Нобелевская премия по физиологии и медицине (2013): везикулярный транспорт;
  14. Jeff Tollefson. (2020). How Trump damaged science — and why it could take decades to recover. Nature. 586, 190-194;
  15. На заре молекулярной графики;
  16. Rodrigo Figueroa-Méndez, Selva Rivas-Arancibia. (2015). Vitamin C in Health and Disease: Its Role in the Metabolism of Cells and Redox State in the Brain. Front. Physiol.. 6;
  17. Giuseppe Cerullo, Massimo Negro, Mauro Parimbelli, Michela Pecoraro, Simone Perna, et. al.. (2020). The Long History of Vitamin C: From Prevention of the Common Cold to Potential Aid in the Treatment of COVID-19. Front. Immunol.. 11;
  18. Paul D. Stolley. (1992). Johannes Fibiger and His Nobel Prize for the Hypothesis That a Worm Causes Stomach Cancer. Ann Intern Med. 116, 765;
  19. A. Hrobjartsson, P. C Gotzsche, C. Gluud. (1998). The controlled clinical trial turns 100 years: Fibiger's trial of serum treatment of diphtheria. BMJ. 317, 1243-1245;
  20. Дифтерия: больная бактерия, способная убивать;
  21. Michael D. Staudt, Eric Z. Herring, Keming Gao, Jonathan P. Miller, Jennifer A. Sweet. (2019). Evolution in the Treatment of Psychiatric Disorders: From Psychosurgery to Psychopharmacology to Neuromodulation. Front. Neurosci.. 13;
  22. Robert P. Feldman, James T. Goodrich. (2001). Psychosurgery: A Historical Overview. Neurosurgery. 48, 647-659;
  23. Эгаш Мониш: премия за убийство Макмерфи.
https://www.dia-m.ru/news/programma-vebinarov-i-meropriyatiy-diaem/

Комментарии